YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Костя Цзю. Never give up Интервью из еженедельника «Спорт день за днем»

Знаменитый российский и австралийский боксер, бывший абсолютный чемпион мира Костя Цзю возвращается на ринг. Правда, теперь его основная работа не в центре площадки, а в углу, главная задача – не победить соперника, а научить этому своего молодого соотечественника. 21 мая в Москве состоится бой за титул чемпиона мира в тяжелом весе (до 90,9 кг) между Денисом Лебедевым и Роем Джонсом. Российского спортсмена к этому бою готовит Константин Цзю. В беседе с корреспондентом «Спорта день за днем» Цзю рассказал о том, как он чувствует себя в роли тренера, какие сюрпризы готовит вместе с Лебедевым для своего приятеля Джонса и чем занимается после завершения карьеры боксера.

Костя Цзю не любит, чтобы его называли по отчеству, считая, что обращение на «вы» – это не показатель уважения или неуважения к собеседнику. Костя уже много лет проживает в Австралии, но дома с детьми разговаривает только по-русски, ведет бизнес, но утверждает, что иногда слишком доверяет людям, знает более 50 болевых точек на теле человека, но никогда не применял свои знания в бою.

А еще Костя Цзю живет по жесткому графику и никогда никуда не опаздывает.

По расписанию

Я люблю просыпаться утром и понимать, что у меня запланировано, что мне нужно сделать и как все это организовать. У меня есть одна черта – я не люблю, когда опаздывают на мои встречи. Ты не опоздала, это не намек. – Заметив мой опасливый взгляд на часы, Цзю улыбнулся. – И ненавижу опаздывать сам. Поэтому я строю свой график в зависимости от движения. Я всегда сверяюсь с водителем, который говорит, как лучше доехать, чтобы не опоздать, куда в этот день и в это время вообще не соваться.

График боксера перед серьезным боем как-то меняется?

Отменяется все, что не связано с боксом. Когда я выступал, то перед ответственными боями я убирал все, что не было предназначено для того, чтобы хорошо выступить.

За сколько времени начинается подготовка к бою?

Где-то за восемь недель.

И какой же распорядок дня у спортсмена?

Тренировки каждый день. Я себе позволял только один день отдыха – воскресенье. В шесть часов подъем. Потом тренировка, завтрак, сон, тренировка, обед, сон, вечерняя тренировка, ужин, спать. И так шесть дней в неделю. Нам, кстати, повезло, что первое мая в этом году выпало на воскресенье – в воскресенье мы не тренируемся, так что, можно сказать, праздник получился полноценным. Я, когда занимался боксом, лет пятнадцать не отмечал Новый год, хотя очень его люблю. Казалось бы, единственный праздник, когда можно гулять всю ночь напролет. Но если первое января выпадает на будний день, то тебе, независимо от того, во сколько ты лег спать, приходится просыпаться в восемь часов и идти на тренировку. Вот и приходилось встречать Новый год со стаканом чая и укладываться спать сразу после боя курантов.

До сих пор стараетесь поддерживать форму, тренироваться, придерживаться определенной диеты?

Я продолжаю тренировки. А если тренироваться интенсивно, то за одно занятие теряется около трех килограммов веса. Поэтому нужны силы, необходимо правильно питаться. Стараюсь следить за собой, не ем жирного и фастфуд. Не хочется «расплываться».

От Дениса сейчас требуете такой же самоотдачи, как требовали раньше от себя?

Я его тренер только в «боксерском» направлении и не являюсь ответственным за его физическую подготовку. Поэтому и его режимом занимаюсь тоже не я. За этим следит другой тренер. А так у нас две тренировки в день: утренняя и вечерняя.

А в чем заключается ваша задача?

Мы с Денисом занимаемся тактикой, стратегией, отработкой ударов, обсуждаем определенные технические моменты.

Какие-то тактические секреты?

Я не знаю, можно ли это назвать секретами. Это такие тайны, которые всем известны. Моя задача – за короткий срок объяснить Денису то, как я вижу бокс и как нужно выступать против Роя.

Вы лично знакомы с Джонсом?

Знаю его с 1987 года. Мы с Роем одногодки, вместе выступали еще в любительском боксе. Первая встреча была на юниорском чемпионате мира на Кубе, где я занял второе место. Потом – Олимпийские игры. После Олимпиады наше общение прервалось, потому что Джонс раньше меня начал свою профессиональную карьеру. В 1991 году я выиграл чемпионат мира, перешел в профессионалы и там наши пути снова пересеклись. Он был комментатором на HBO, ну и встречались на разных мероприятиях. Когда он снимался в «Матрице», часть съемок проходила в Австралии, там мы виделись. Он приходил ко мне в зал. Сейчас мы с Роем продолжаем общаться. Я не скажу, что созваниваемся, этого нет, но у нас хорошие приятельские отношения.

Вы знаете, как боксировать против Джонса?

Многие знали, как боксировать против меня, но эти знания не помогали. Выходить на ринг не мне, а Денису. Если он воплотит все то, что мы сейчас обдумываем и тренируем, то, я думаю, он сможет удивить Роя. Наша задача – добиться определенной непредсказуемости в действиях Дениса. Я видел бои Лебедева, и Джонс, не сомневаюсь, их тоже видел. Сейчас нужно сделать так, чтобы Денис иначе действовал в комбинационном направлении, по-другому мыслил на ринге.

Как вы себя чувствуете в роли тренера?

С одной стороны, это большая ответственность. Но основной груз все-таки лежит на спортсмене: ему выходить на ринг. И моя задача – сделать так, чтобы он был готов на сто процентов.

Когда боксировали, насколько важен для вас был тренер?

К большому сожалению, я очень много всего делал сам. У моего тренера, который вел меня в профессионалах (Джонни Льюис. – C), не было того, что называется боксерским мышлением. Он замечательный человек, очень хорошо разбирается, что нужно делать во время боя, «в углу». Он неплохо готовил меня по определенным направлениям. Но разрабатывать стратегию боя, решать какие-то тактические вопросы практически всегда приходилось самому.

Автограф Цзю

Психологическая подготовка – это важная составляющая подготовки к бою?

Безусловно. Это одна из важнейших сторон.

Как настроиться на важный бой? Существуют ли какие-то специальные методики?

Самое главное – это уверенность в своих силах. Если ты знаешь, что ты делаешь, если ты уверен в себе, то это дает дополнительную веру в то, что ты все сможешь.

А что делать, если этой уверенности нет?

Вешать перчатки на гвоздь. Хотя все зависит от того, какие у тебя цели. Кому-то достаточно просто выйти на ринг, у кого-то задача – стать чемпионом мира. Я всегда хотел быть лучшим. Есть люди, которые после первого же поражения покидают ринг. А есть те, кто видит, что у них ничего не выходит, они проигрывают один бой за другим, но все равно остаются в боксе. Этого я понять не могу. Я не вижу мотивации, того, ради чего эти спортсмены выходят на ринг. Поэтому сам придерживаюсь принципа: если нет уверенности, что ты все делаешь правильно, – вешай перчатки на гвоздь.

Но ведь и у вас в разгар профессиональной карьеры был проигранный бой против Винса Филлипса. Как удалось не бросить, найти в себе силу, найти мотивацию и продолжать бороться?

Проигранный бой всегда дает тебе понять, что что-то ты делаешь неправильно. Сотни оправданий пытаешься найти для того, чтобы придумать, почему ты плохо подготовился. Плохо спал, мало покушал, соперник не так себя повел, придумываешь еще какие-то внешние раздражители. В отношении того боя я очень горд тем, что не стал искать себе оправданий, а попытался понять реальную причину своего поражения и извлечь из этого определенный урок. Я поменял половину команды, потому что многие говорили мне не то, что есть на самом деле, а то, что я хотел от них слышать. У меня изменилось мировоззрение в отношении бокса. Я переосмыслил то, что я делаю, как делаю и зачем. Я благодарен тому бою за то, что я стал профессиональным атлетом. Настоящим атлетом по отношению ко всему, что я делаю в жизни.

В жизни тоже руководствуетесь этим принципом: если что-то не получается, нужно понять причину и идти дальше?

Да. Разница лишь в том, что в жизни, в отличие от спорта, очень много вещей зависит не от тебя, поэтому тебе сложно их изменить. Но спорт меня очень хорошо воспитал для жизни. Я придерживаюсь принципа, что даже трудности в жизни для чего-то нужны. Про­играл я бой – стал лучшим профессионалом после этого, случилось что-то в жизни тяжелое, значит, это тоже для чего-то нужно. В свое время очень популярна была книга Пауло Коэльо «Алхимик». Так вот, там говорится о том, что мы не знаем конца пути, пока не достигнем его. Эта философия очень помогает мне в жизни. Всем бывает тяжело, хочется опустить руки, но уж если взялся за что-то – доводи дело до конца. Как говорится, назвался груздем – полезай в кузов.

Кроме Коэльо, какие еще книги читаете?

Моя настольная – Дэйл Карнеги. Я ее постоянно перечитываю. Недавно прочитал Роберта Кийосаки.

Увлекаетесь философией?

Да, это началось с 1988 года, когда мне в руки попала книга по интегральной йоге. Интегральная йога отличается от обычных практик тем, что ее последователи сначала занимаются совершенствованием разума и только потом – тела. Одно время я серьезно занимался мануальной терапией и даже хотел бросить бокс ради этого направления. Моего деда во время депортации корейцев сослали на Урал. Связь с ним потерялась. Двоюродная сестра смогла меня найти, благо фамилия уникальная, пришла в гостиницу в Ташкенте, где я жил во время чемпионата мира 1988 года, и показала мне фотографию, на которой я узнал своего деда. Потом, когда я пришел к сестре в гости, увидел на стене большую картину, на которой были указаны все болевые точки тела человека. Я заинтересовался, нашел книги по этой теме, а позже научился сам чувствовать расположение этих точек. До сих пор этим занимаюсь, могу делать массажи. Кстати, после массажа на этих болезненных точках могут оставаться синяки. У нас в команде такие синяки вроде отметин. Своего рода автограф Цзю (смеется).

На ринге свои знания болевых точек не используете?

Не использовал. В перчатках не­удобно (смеется).

Языковой барьер

Вы сказали, что готовы были бросить бокс. Что остановило?

Я думаю, что это судьба. Я верю в судьбу, по-английски destiny – более глубокий и емкий термин, нежели слово «судьба». Бокс – это большая судьба. Я очень благодарен своим родителям за то, что они отвели меня на занятия, когда я был еще ребенком. До сих пор дома в шутку их ругаю, мол, если бы не вы, ничего бы этого не было.

Ну вы же могли не послушать родителей.

Ага, попробуй поспорь с отцом-то (смеется).

Ваши дети с отцом тоже не спорят?

С удовольствием хочу слышать от своих детей, что они с чем-то не согласны, чтобы у них было свое мнение. Пусть иногда ошибочное, но свое, которое они могли бы грамотно отстаивать. Потому что только так они станут индивидуальностями, личностями. Я вообще нормально воспринимаю, когда кто-то говорит мне, что я неправ, и объясняет, в чем. Но многие люди почему-то боятся это делать. Не понимаю почему. Ведь я не кусаюсь и не дерусь.

Не деретесь?

Не дерусь. Я не использую свою силу за пределами ринга.

То, что вы поехали в Австралию, – тоже судьба?

Конечно. У меня до Олимпиады было много предложений из Кореи, из Японии, Германии, Америки, Италии. Я отказывался. И тут приехал в Австралию и, получив приглашение, бросился, что называется, в омут с головой. Поехал один, без тренера, причем очень далеко от дома – 28 часов полета. То есть это был не тот вариант, когда я мог легко вернуться, если бы мне там не понравилось. Я перешел мост и взорвал его. А впереди все новое, и пути к отступлению отрезаны. Опять же, незнакомый язык...

Как учили английский?

Первые полгода брал уроки, а потом времени стало не хватать. В зале все говорили на английском. Общался, читал. Постепенно привык. Хотя это довольно странно. Я изучал французский в школе, но если кто-то рядом говорит на французском, я ничего не пойму. А вот английский быстро научился воспринимать и сейчас даже представить не могу, как можно не понимать человека, если он говорит с тобой по-английски.

Сначала было немало казусов, связанных с незнанием языка. Первое мое публичное выступление на английском состоялось уже через два месяца после приезда в Австралию. Было большое мероприятие, где мне перед зрителями, которых там собралось человек пятьсот, нужно было сказать хотя бы несколько слов. Я спросил у переводчика, что мне сказать. Он говорит: «Ну выйдешь и скажи “Ladies and gentlemen, thank you very much” (“Дамы и господа, спасибо большое”)». Я представил себе тех людей, которые приезжают в Россию, им говорят какую-то фразу, и они повторяют ее с сумасшедшим акцентом. В этом нет ничего смешного, но хочется смеяться. И вот я сейчас выступал в роли такого человека. Но я вышел и сказал эту фразу. Ни словом больше. А потом повернулся и ушел.

Еще был случай. В каком-то интервью мне нужно было сказать фразу «I like rugby-league» («Мне нравится регби-лиг»). В то время я еще путал слова like («нравиться») и lick («лизать»). И вот я повторяю то, что должен был сказать, а про себя думаю, зачем я должен лизать регби-лиг? Такие маленькие курьезы случались очень часто. Но постепенно привык. Теперь даже меню в телефоне на английском. Я не люблю писать по-английски, а общаться и читать – легко.

Я слышала, что дома с детьми вы разговариваете только на русском.

Стараюсь. Хочу, чтобы они знали русский язык. Хотя между собой они все равно больше разговаривают на английском.

По-русски разговаривают без акцента?

Чисто. Неплохо читают, пишут.

Общая медаль

А в Россию семья с вами часто приезжает?

Раньше приезжали. Сейчас – практически нет. Школа. Старший сын Тимофей учится в одиннадцатом, нет, в десятом классе. Никита в седьмом, а дочка Настя пошла в четвертый класс. Настя дополнительно занимается музыкой. Играет на пианино. Я всегда с гордостью говорю об этом. Дети не должны быть незанятыми. И я очень рад, что мои дети заняты каждый день. Подъем у них в пять утра...

Я не завидую вашим детям.

Я и сам им не завидую. Я не хочу, чтобы у них была легкая жизнь. Мне кажется, они всего смогут достичь сами. Конечно, если будет нужна моя помощь, я всегда помогу.

Ваш старший сын Тимофей пошел по стопам отца и тоже занимается боксом.

И Тимофей, и Никита. Никита в этом году стал чемпионом Австралии, а Тимофей проиграл в финале. Так вот, когда Никита сошел с ринга, ему дали медаль, он сказал: «Тима, это наша с тобой медаль, на двоих».

Кто у вас главный в семье?

Ну, меня дети слушаются больше, чем жену просто потому, что нашли уже у мамы слабые места. А еще у меня есть свое место за столом. И когда я уезжаю, младший сын туда садится и говорит: «Все, теперь я в доме хозяин». Остальные не возражают.

Сами часто бываете в России?

В этом году уже второй раз. Раньше летал чаще, но на менее короткие сроки. Но часто летать тяжело: больше суток приходится проводить в самолете. Бывало, что за год я мог налетать 540 часов. Это настолько достало, что я решил сократить частоту перелетов.

Когда теперь домой?

После того, как закончу подготовку Дениса, нужно будет решить еще несколько вопросов по поводу открытия новых школ. После этого я улетаю в Америку, потом снова возвращаюсь сюда. В июне в Тюмени будет проходить мой боксерский турнир (Кубок Кости Цзю. – C). Так что домой я теперь попаду только в июле. У детей как раз буду каникулы, попытаемся выбраться с семьей в Новую Зеландию, покататься на лыжах, отдохнуть.

Лучший отдых – это...

Закрыться дома, убрать подальше все телефоны и просто походить по дому, посмотреть на рыбок, змею взять в руки – у меня питон – и все, больше ничего не нужно. Только чтобы меня никто не трогал и не приставал ко мне даже с вопросами типа «Костя, подай вилку». Побыть никем и ничем.

Долго вы можете находиться в таком состоянии?

Около суток, наверное. Больше вряд ли получится. А потом возникает желание что-то делать, руки сами рвутся к телефону. Наверное, я разучился отдыхать.

Наивный бизнесмен

Костя, чем вы занимались после того, как покинули ринг? (Последний бой Константина Цзю состоялся в 2005 году и завершился техническим нокаутом российского спорт­смена. – C)

Я всю жизнь занимаюсь спортом, и мне это всегда приносило удовольствие. А если то, что тебе нравится, приносит доход – это вообще здорово. Поэтому свой бизнес я связываю со спортом, с пропагандой здорового образа жизни. Недавно мы, например, открыли несколько спортивных залов. В ближайшее время будем начинать их раскрутку. Хотя сейчас не лучший сезон – майские праздники, потом летние каникулы. Но ведь зимой снова будут праздники – новогодние, такими темпами мы никогда не начнем (смеется). Параллельно выпускаю линию своей спортивной одежды. У нас уже открыт магазин в Екатеринбурге. В ближайшее время одежда будет продаваться еще в семи или восьми городах России. Сейчас мы проводим маркетинговые исследования – хотим понять, с чем мое имя ассоциируется у людей, в каких отраслях и с какими фирмами я могу сотрудничать.

Насколько я знаю, у вас было много планов, касающихся России: бизнес, организация школ. Что из задуманного удалось выполнить, а что не получилось?

Из того, что получилось, в первую очередь стоит сказать, что мы смогли привлечь людей в залы, привить многим любовь к здоровому образу жизни. Это перекрывает все неудачи, которые, безусловно, есть. Я не живу в России, я, может быть, многого не понимаю в российских реалиях и поэтому, возможно, немного наивный. Где-то не хватило денег – мало кто в России хочет вкладываться в спорт, где-то – хорошей команды, которую я со временем себе все-таки подберу.

Но школы все-таки были созданы. Только в Москве или где-то еще по России?

К сожалению, только в Москве. У меня есть партнерские отношения с одной из компаний, которая открывает спортивные центры, а уже на базе этих центров создают мои школы.

Это школы только для детей?

Нет, их могут посещать люди любого возраста.

А чем занимаетесь в Австралии?

В Австралии сейчас я занимаюсь сертификацией тренеров. И многие из этих сертифицированных специалистов потом работают в моих школах. Каждые пять-шесть месяцев я должен создавать и записывать новые программы для тренеров.

Жизнь в России отличается от жизни в Австралии?

Безусловно. Там жизнь более размеренная и понятная. Там есть правила, законы, есть схема, по которой я живу. Здесь все по-другому. Хотя, может быть, мне так кажется, потому что здесь нет моей семьи, здесь я один. Когда заканчиваются дела и я прихожу домой – хотя это даже домом нельзя назвать, съемная квартира, – я иногда не знаю, чем заняться. Сегодня, наверное, буду просто отдыхать. День с утра выдался тяжелым, а завтра снова тренировки.

Есть какой-то наиболее важный принцип, согласно которому вы живете? Можете сформулировать свое жизненное кредо?

По-русски это звучит «Никогда не сдавайся». Но я предпочитаю англоязычную формулировку «Never give up». Это сильнее и мощнее звучит и подразумевает более глубокий и более широкий смысл.

|Трофей от Цзю

В 2005 году на свет появился новый боксерский турнир, который стал носить имя знаменитого российского спортсмена Константина Цзю. Принимать участие в розыгрыше Кубка Кости Цзю могут спортсмены, не достигшие тридцати лет. Первым городом, «приютившим» соревнования, стала Тюмень. После этого ребят принимали Тула, Калуга, Сургут, Ханты-Мансийск, Казань, Набережные Челны. На вопрос о том, когда спортсмены из разных стран приедут побороться за трофей в столицу, знаменитый боксер пожимает плечами: пока хрустальный Кубок с фигуркой Цзю внутри до Москвы не доехал. Однако, возможно, в скором времени 25-килограммовый трофей посетит и первопрестольную.

|Последний бой

Костя Цзю не выходит на ринг уже с 2005 года. Последний удар российский боксер принял от англичанина Рикки Хаттона по прозвищу Бульдог. Несмотря на то что бой проходил в родных стенах Хаттона, в Манчестере, мало кто перед поединком сомневался в победе российского австралийца. Однако судьбе, в которую, как признался сам Цзю, он верит, было угодно, чтобы исход того поединка сложился иначе. Этому способствовало все: и судья, с завидным упорством не замечавший опасных приемов Хаттона, и ослабленный обезвоживанием организм самого Цзю, и высокая степень готовности англичанина к бою. После первых двух раундов, которые Костя проиграл, у его поклонников еще оставалась надежда на то, что российский спортсмен сумеет изменить ход встречи, потому что в памяти остался еще бой пятилетней давности, в котором Цзю встречался с американцем Забом Джудой. Тогда начало тоже было для Кости не самым удачным, однако встреча завершилась победой Цзю. Но на этот раз российско-австралийского чуда не произошло. Хаттон выигрывал, и у Цзю оставался один шанс одержать победу в этой встрече – отправить противника в нокаут. В перерыве перед заключительным раундом тренер Кости Цзю Джонни Льюис попросил судью остановить бой.

В одном из своих интервью Костя вспомнил, как он возвратился домой после этого боя и как жена в первую очередь поблагодарила Льюиса за то, что тот спас ее мужа, и только после этого подошла к Косте. Цзю также вспоминает, что не раз предупреждал своего тренера о том, что уволит его, если он когда-нибудь примет решение прекратить бой. Льюис всегда отвечал, что ему все равно, и на этот раз подтвердил свои слова на деле. А вот Костя, вопреки угрозам, тренера не уволил, хотя почти сразу после боя в газетах появилась информация об отставке Льюиса. «Любая трудность в этой жизни – не просто так, она для чего-то», – не устает повторять Цзю. Это тяжелое поражение и потеря титула помогли спортсмену понять, что в жизни существуют вещи важнее боксерской карьеры.

«Если раньше я был готов умереть на ринге, – рассказывает Костя, – то после этого боя я понял, что я этого не хочу, что есть более важные вещи, например, семья». Кстати, члены семьи не обманули доверия главы: через несколько дней после боя Цзю вызвали в школу потому, что его сын подрался, – одноклассник Тимофея нелестно отозвался о Цзю-старшем, на что и получил хороший ответ. Сейчас Костя Цзю возвращаться на ринг не собирается, да и родственники, в том числе жена и мать, которые давно перестали ходить на бои мужа и сына, против.


Интервью из еженедельника «Спорт день за днем» №16 (4 – 10 мая 2011 года)

Оцените материал:
-
0
1
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад