• Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров: Футбол просек к десятому классу

    03.06.08

    Признаюсь, перед встречей с Сергеем Шнуровым тревожилась: уж больно хулиган­ский имидж у музыканта. Но все опасения оказались напрасными: более интеллигентного собеседника, чем Шнур, и пожелать нельзя. Мы уютно расположились в студии, где репетируют музыканты. Сергей потягивал пиво и готов был рассуждать на любые темы, в том числе и о спорте.

    Меня смущает отчаянное боление

    — «Кубок УЕФА наш «Зенит» возьмет и победную песню споет», — гласит гимн болельщиков питерской команды. Но концовка уже устарела. Может, поможете переписать?
    — Не первый раз предлагают это сделать. Но мне кажется, песню сочинил народ и изменить слова может только общественное сознание. Если хотите знать мое мнение, то не стал бы ничего переписывать, а просто сократил. Потому что уж очень долго гимн звучит: одного-двух куплетов было бы вполне достаточно.

    — Что-то нечасто можно увидеть вас в последнее время на «Петровском»...
    — На футбол не хожу. Узнают, тискают, дергают… Раньше выпить можно было без проблем, а теперь даже пиво не продают. Да и сама обстановка на стадионе другая. Происходящее больше смахивает на какое-то срежиссированное действо. Меня смущает такое отчаянное боление. В свое время мы тоже фанатели, но только те два часа, которые пили. Потом становились нормальными людьми. Сейчас боление приобретает какие-то шизофренические формы. Так болеть нельзя: жизнь проходит мимо.

    — Что вас больше раздражает — пафос VIP-лож, куда вам дают билет, или безумие фан-секторов?
    — Они как инь и ян дополняют друг-друга: чем пафоснее одни, тем безумнее другие.

    — Вот вы говорите, что на «Петров­ском» нельзя пить, а на трибунах Ледового дворца не то что пить — есть нельзя…
    — Почему?

    — Сиденья мягкие, можно запачкать.
    — Чудовищно. У меня складывается впечатление, что спорт в нашей стране стал национальной идеей, а ведь это всего лишь соревнование. Нельзя эту грань переходить: стадион — не церковь. Там можно есть, пить, плеваться, кричать: «Судья — п…» Впрочем, чему удивляться. Пустоту в идеологии нужно же чем-то затыкать. Когда в стране нет национальной идеи как таковой, ее заменяет спорт: вспомните берлин­скую Олимпиаду 1936 года. При этом не хочу ни в коем случае умалять наших достижений. Вот недавно смотрел повтор финала чемпионата мира Россия — Канада и чуть не плакал.

     

    — Стало быть, вживую финал не видели?
    — Только полуфинал Швеция — Канада. Все ребята хотели в соперники шведов, а мне хотелось канадцев. Знал, что тогда будет настоящая рубка. К счастью, самого матча не увидел, потому что начал пить еще за день до этого и воспринимал происходящее как в тумане. Если бы смотрел в прямом эфире, наверняка добавилось бы седых волос.

    «Горящие» хоккеисты

    — Кстати, вы знаете, что в Ледовом после каждой заброшенной армейцами шайбы звучит ваша песня про СКА?
    — Впервые слышу, это круто!

    — Расскажите, как родилась эта песня…
    — Как вы знаете, есть такое направление в музыке — ска. И команда так называется. Заметил это совпадение и написал песню. Что касается питерских армейцев, то болею за них давным-давно. Вот только на матчи сейчас не хожу. Знаете почему? Шайбы не вижу!.. Так получилось, что все мои песни о спорте родились в конце 90-х, когда спорт никого не интересовал.

    — Знаете, что студия, где вы репетируете, находится в двух шагах от базы СКА на Звенигородской?
    — В школе занимался легкой атлетикой. Наш клуб был недалеко от базы. Так что порой игроков видел, как вас сейчас. Что такое футбол, просек только к десятому классу, а в хоккей рубился, сколько себя помню.

    — И долго вели здоровый образ жизни?
    — Бросил спорт, когда начал пить.

    — Не бережете вы себя...
    — Заботиться о здоровье можно сколько угодно, но срок у каждого свой. Если посмотреть статистику, спортсмены умирают молодыми.

    — Великий игрок Валерий Харламов и великий музыкант Виктор Цой ушли из жизни очень рано. Действительно, лучших забирают первыми?
    — Каждому свой срок отмерен — например, Гете прожил до глубокой старости. Что касается Цоя и Харламова, то они были совершенно разными. Харламов, которого могу назвать любимым игроком, в отличие от Виктора был великим импровизатором. Это Чарли Паркер хоккея.

    — Сравните радость зенитовцев от завоевания Кубка УЕФА и хоккеистов сборной, победивших в финале чемпионата мира?
    — Мне показалось, что хоккеисты выглядели настоящей командой. Они горят, и это было видно.

    Абрамовичу и так есть чему порадоваться

    Вам с кем приятнее общаться — с мастерами мяча или шайбы?
    — Чисто с обывательской точки зрения — с хоккеистами: они пьют больше. Бухнуть для них — не какое-то запредельное событие, поэтому пьют они мощно. Потом еще и играть умудряются, за что их можно уважать вдвойне.

    — И поговорить с ними есть о чем…
    — Все, кто считает спортсменов глупыми, — сами недалекие люди. Отношусь к спортсменам очень хорошо. Многие из них в гибкости ума дадут фору большинству.

    — Где смотрели финал Кубка УЕФА?
    — В одном из баров Варшавы — было очень круто. К тому же мне удалось угадать результат — 2:0.

    — С такими способностями вам надо играть в букмекерских конторах…
    — Вообще-то редко угадываю. Уверен, если бы тогда поставил, мы бы непременно продули. Деньги и фарт — вещи несовместимые.

    — Знаю, что вы дружны со многими футболистами, например с Александром Кержаковым. Сейчас поддерживаете связь?
    — Давно не видел и не слышал его: что у него, что у меня много дел. Если бы друг с другом постоянно общались, то не было бы ни музыки, ни футбола. Хотел бы увидеть его и поддержать. Жаль, что у Саши не получилось в Европе. Почему-то, когда он уезжал в «Севилью», казалось, что по законам справедливости у него должно все сложиться удачно. В тот момент казалось, что расти в питерской команде ему больше некуда. Что ж, может, все еще получится, парень-то молодой.

    — Что поделать, игроки приходят и уходят — «Зенит» остается…
    — Скажу честно, команда Петржелы мне нравилась больше своим авантюризмом. В ней присутствовал дух Питера. Ощущалось, что футболисты той команды — простые питерские парни из соседнего двора. Сейчас у нас клуб европейского уровня, и это не может не льстить самолюбию. И все же питерский дух где-то затерялся. Если еще и Аршавина продадут, то вообще болеть будет не за кого.

    — Май был богат на события. В Москве прошел финал Лиги чемпионов. За кого болели в этом матче?
    — Несмотря на то что «Челси» играет, как и «Зенит», в синих майках, мне эта команда никогда не нравилась. Так что болел за «Манчестер». И потом, не хотелось видеть довольное лицо Абрамовича. У него и так есть чему порадоваться, так что одним поводом будет меньше.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров