• «Липницкую не надо дальше раскручивать»

    Вице-президент IMG Андраш Шаллаи — о российской фигуристке
    «Липницкую не надо дальше раскручивать» - фото

    Фото: Getty Images

    Финал Гран-при — это не только проба сил перед главными стартами сезона, но и большая тусовка с участием всех причастных к фигурному катанию. Неизменный ее атрибут — офис спортивно-маркетингового агентства IMG, клиентами которого являются многие звезды. О работающих в нем менеджерах ходят легенды. Довелось даже слышать, что они собирались сделать Марию Шарапову олимпийской чемпионкой Пекина, и лишь травма российской теннисистки помешала этому амбициозному плану.

    Также IMG опекало фигуриста Алексея Ягудина, ставшего олимпийским чемпионом Солт-Лейк-Сити.

    Вице-президент агентства Андраш Шаллаи, серебряный призер Олимпиады-1980 в танцах на льду, раскрыл некоторые тайны корреспонденту «Спорта День за Днем». Первоначально он курировал только страны Восточной Европы, делая акцент на СССР, а затем Россию. Сейчас Андраш отвечает уже за все фигурное катание. Кроме родного венгерского и еще четырех европейских языков он отлично говорит и на нашем «великом и могучем».

    Учили тому, что сказал Ленин

    — Русский язык вы выучили из-за необходимости общаться с российскими фигуристами, тренерами и чиновниками?
    — Я начинал учить русский еще в школе. В социалистической Венгрии это был обязательный предмет. Только нас учили тому, что сказал Ленин, а не тому, что может помочь в жизни. Даже попросить стакан воды по-русски было проблематично. По-настоящему я начал учить язык в 1989 году, когда стал организовывать первые профессиональные шоу в СССР. Помогала мне в этом очень красивая женщина-переводчик, а рядом с красивой женщиной всегда находишь нужные слова. Однажды она не пришла на деловую встречу, и я пребывал в легкой панике: как удастся провести переговоры? Помог писатель Яков Голяков. Я понимал процентов девяносто из того, что он говорил, особенно за столом. Благодаря Яше я перестал испытывать проблемы при общении на русском.

    — Многие специалисты до сих пор говорят, что на Олимпиаде-1980 ваша пара с Кристиной Регеци каталась лучше, чем ставшие чемпионами Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов. Часто вспоминаете это обидное поражение?
    — На соревнования по фигурному катанию нужно приезжать с мыслью: можешь стать первым, а можешь третьим. У нас ведь нет четких критериев, и судьи оценивают все на свой вкус. Как можно сравнить вкус яблока и груши? Советские пары, с которыми мы соперничали, отлично катались. Не только Линичук и Карпоносов, но и Ирина Моисеева с Андреем Миненковым, занявшие третье место. Серебро на Олимпиаде — это великолепное достижение.

     

    — Почему после завершения карьеры вы стали не тренером или функционером, а менеджером?
    — У меня был небольшой бизнес, связанный с антиквариатом. Полтора года после завершения карьеры сидел в Будапеште, занимался делами своего магазина, а потом подумал: «Андраш, какой же ты дурак! Ты же знаешь в мире фигурного катания все и всех. Почему не пользуешься этим?» В середине восьмидесятых, когда в СССР началась эпоха перестройки и гласности, я предложил главе IMG Марку Маккормику обратить внимание на рынок Восточной Европы. Как работать с американцами, в IMG знали, а вот найти подход к руководителям советского телевидения мог только выросший в этой системе человек. Я тогда очень часто ездил в Советский Союз, наладил тесные связи с заместителем председателя Гостелерадио Генрихом Юшкявичюсом и решил все вопросы, связанные с продажей и покупкой телеправ. Причем занимался не только фигурным катанием, но и теннисом, гольфом, даже музыкальными проектами.

    Ягудин и Слуцкая приносили большие дивиденды

    — Когда сосредоточились только на фигурном катании?
    — Лет двадцать назад, когда фигуристы стали очень популярны. Такие звезды, как Леша Ягудин, Ира Слуцкая, Маша Бутырская, были узнаваемы и приносили большие дивиденды спонсорам, вложившим средства в их раскрутку. Для меня это было отличное время.

    — Правда, что IMG могло сделать чемпионом своего фигуриста?
    — Нет, все-таки главная заслуга в восхождении на пьедестал всегда принадлежит спортсмену. На него работает очень большая команда: тренер, хореограф, костюмеры. Мы можем только помочь. При этом в работе с российскими фигуристами нужно еще получить разрешение федерации.

    Прекрасно помню историю с Бутырской. Ее тренировал отличный специалист Виктор Кудрявцев, но он лишь ставил технику и программы. Девочка ничего не могла выиграть, а федерация уже делала ставку на молодых фигуристок. На чемпионате Европы 1997 года в Париже Маша плакала у меня на плече: «Андраш, хочу работать с Чайковской, но не знаю, как к ней подойти!» Время было уже за полночь, но она настояла, чтобы я позвонил Елене Анатольевне. Та согласилась работать с «бесперспективной» спортсменкой, а Бутырская пообещала через два года стать чемпионкой мира. И ведь стала!

    — В чем еще может заключаться помощь менеджеров IMG?
    — Еще совсем недавно у российских фигуристов были проблемы со всем: с финансированием, со льдом, с местом проведения сборов. Для группы Чайковской мы организовали сбор на высокогорном итальянском курорте Кортина-д’Ампеццо, где проходила Олимпиада-1956. После него фигуристы заметно прибавили в «физике». Для Ягудина перед Олимпиадой-2002 создавали условия для тренировок в Америке. Хотя Татьяна Тарасова — сама отличный менеджер и может справиться с такой проблемой. Мы же просто помогали.

    — Нуждаются ли в раскрутке или помощи чемпионы Игр-2014?
    — Они уже достаточно раскручены. На совсем юную Юлю Липницкую после победы в Сочи обрушился такой шквал внимания, что ей трудно с ним справляться. Сейчас интерес к фигурному катанию в России очень велик, и нет проблем, подобных тем, которые приходилось решать в девяностые. Хотя помощь толкового менеджера даже звездам необходима, не говоря уж о тех, кто только идет к большим победам.

    Барселона — Санкт-Петербург


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров