• Лукаш Дивиш – о клоуне Спиридонове, гордом венгре Грозере и том, как попал в сборную России

    Эксклюзив «Спорта День за Днем»

    18.03.20 21:36

    Лукаш Дивиш – о клоуне Спиридонове, гордом венгре Грозере и том, как попал в сборную России - фото

    Фото: «Спорт День за Днем»

    Когда футбол уже сдался, волейбол продолжает выдерживать натиск коронавируса. По крайней мере, пока. Завтра питерский «Зенит» сыграет первый полуфинальный матч Кубка ЕКВ против новосибирского «Локомотива», а 22 марта в рамках чемпионата России примет «Белогорье».

    Гостем нового выпуска шоу «Оле, Гуакамоле» (или «Спорт есть!») стал лучший волейболист Словакии, поигравший и за сборную России – доигровщик «Зенита» Лукаш Дивиш.

    – Лукаш, объясните людям, кто такой доигровщик. Для тех, кто познает волейбол только сейчас.
    – Доигровщик – это человек, который постоянно находится на площадке. Он отвечает практически за все элементы в волейболе. Самая главная и важная задача – прием для всей команды. Он должен хорошо уметь и нападать, и подавать, и в защите играть, и логически думать, чтобы иметь ресурс менять игру, задавать темп. Он может решать концовки, придумывать ходы.

    – Что вас привело в волейбол? Почему вы начали играть именно в него?
    – Я из волейбольной семьи. Мой старший брат играл в волейбол, а я всегда смотрел на него. Папа с дедушкой тоже занимались волейболом. Можно сказать, этот спорт у меня в генах. Я даже не рассматривал другие виды спорта, в том числе баскетбол или, может быть, теннис.

    – В одном из интервью у вас спросили, любите ли вы футбол. Вы сказали: «Нет, я за ним не слежу». Это какая-то ревность спортивная?
    – Нет, знаете, мне это просто неинтересно.

    – В Словакии же он популярный.
    – Да, он везде популярный.

    – Это, наверное, и противно, что он везде популярный?
    – Он слишком простой.

    – Для человека, который на площадке отвечает за массу процессов, наверное, действительно простой.
    – Я понимаю, что это на массу. Это даже не спорт, это другой мир.



    – Когда получали российский паспорт, вы сказали, что в какой-то момент вам стало тесно в рамках сборной Словакии. Что в стране нет ни денег на волейбол, ни внимания. Так и осталось?
    – Стало хуже. Я недавно разговаривал с ребятами и тренерами, с которыми мы вместе выступали за сборную, достигали успехов, они говорят, что даже нет ресурсов среди молодежи. Они и хотели бы поднять спорт, но не на ком. Молодежь не интересует волейбол.

    – В России вы начинали в новосибирском «Локомотиве», с которым в ближайшее время сыграете полуфинал Кубка ЕКВ. С какими ощущениями вы вернетесь в Новосибирск? Как вас встретят в чужой форме?
    – Думаю, хорошо. Мы уже там играли меньше месяца назад.

    – Но статус матча другой.
    – Да, но в прошлый раз болельщики хорошо меня встретили, все приветствовали. Мне наоборот интересно опять поиграть в Новосибирске, потому что я играл там семь лет – большую часть своей карьеры. Я очень хорошо знаю зал, соперника. Они добавили темп и еще некоторые качества, благодаря которым лидируют, заняли первое место. Это достаточно опасный соперник, но мы сможем с ним справиться.

    – Несколько лет назад Лукаш Дивиш говорил, что это лучший клуб, в котором он когда-либо выступал. После переезда в Петербург мнение изменилось?
    – По достижению результатов он так и остается.

    – Нет ощущения, что вы теперь выступаете за лучший клуб в другом месте?
    – Конечно, здесь, в Питере, ощущения получше. Город европейский, менталитет тоже. Понятно, что сюда приезжает очень много иностранцев, все должны подстроиться под сервис и менталитет немного европейский, расслабленный, адекватный, культурный.



    – Вы рассказывали, что так и не привыкли к Германии, хотя за «Фридрихсхафен» выиграли три немецких чемпионата и одну Лигу чемпионов, выучили немецкий и были там успешны. Оказывается, это все из-за того, что вы часто получали штрафы.
    – Да нет. Ну получил я сразу штраф за превышение скорости, да (улыбается).

    – Перестали сейчас?
    – Я просто был слишком молодой. Приехал в самый богатый регион Германии, где все очень пунктуальные, нарушать законы и идти против правил нельзя.

    – В одном из ваших первых интервью после переезда вы сказали, что некоторые вещи в России заставляют только крутить головой, к ним нужно просто привыкнуть и пережить. Что к этому относится?
    – Путешествия, как мы добираемся на игру.

    – Часовые пояса?
    – Да.

    – То есть это до сих пор тяжело переживается?
    – Конечно! Слетайте с нами. Давайте!


    – Я с удовольствием. Но мне не надо будет играть?
    – Ну… Мы придумаем вам какую-нибудь нагрузку, чтобы вы действительно почувствовали. На самом деле это очень сложно, это не шутка.

    – Расскажите поподробнее.
    – Страна очень большая. Для европейца сказать, что мы полетим – это два часа максимум, а тут скажешь про два часа, и все смеются: «Только два часа? О, это праздник» Климат холодный. Температура скачет от +5 до –20, –25.

    – Таким образом на первый план выходит реабилитация и восстановление.
    – Если тренер это понимает, то, думаю, получится хороший результат. Если он не хочет этого понимать, то тогда будет тяжело.

    – Я правильно понимаю, что не все тренеры в вашей карьере это понимали?
    – Да, не все тренеры хотели это понимать.

    – Это касается бывшего тренера «Локомотива»?
    – Нет, ни о ком конкретно я не говорю.

    – Сколько языков вы знаете?
    – Четыре-пять.

    – И на всех можете свободно изъясняться?

    – Ну как свободно? Сейчас был в Германии. Я очень быстро вспоминаю все слова, могу начать диалог, но все равно. 10-11 лете не разговаривал на немецком. Встретил тренера, с которым мы выиграли Лигу чемпионов, но был вынужден разговаривать с ним на английском. Мы начали на немецком, но я стал теряться, было очень мало времени перед игрой, поэтому перешли на английский.

    – Немцы помогали вам учить немецкий?
    – А он румын, не немец.

    – Я не про тренера, а вообще.
    – А, да. У нас была команда 12 человек и из них только четыре немца.

    – «Зенит» играл четвертьфинал Кубка ЕКВ с «Хакингом». Это немецкая команда, но во всем составе «Хакинга» не было ни одного немца. Ни по паспорту, ни этнического. Единственный немец по паспорту был в составе «Зенита», и тот по происхождению венгр. Георг Грозер – ваш друг?
    – Конечно.

    – У меня есть друзья из Чехии и Словакии, даже супружеские пары, и они часто подкалывают друг друга на тему национальных особенностей. Как часто у вас с Грозером происходят этнические конфликты?
    – Они не происходят.

    – Даже в шутку? Не троллите друг друга?
    – Нет. Он очень гордый венгр, а я гордый словак. Хотя сейчас я русский. Могу сказать, что я на 50 процентов словак, на 50 процентов русский.



    – Гордый словак на 50 процентов русский и гордый венгр на 50 процентов немец. Это является отличным свидетельством того, как спорт объединяет, несмотря на то, что сейчас происходит. Коронавируса боитесь?
    – Нет. Зачем?

    – Страшно, люди все боятся.
    – Они читают новости, их заставили бояться.

    – Кто их заставляет?
    – СМИ их заставляют. Один процент людей понимает, что это такое, а 99 процентов не хотят понимать.

    – То есть вы сейчас не рассматриваете как некоторое везение, что вам играть полуфинал еврокубка в Новосибирске? А потом это будет, скорее всего, Турция или Италия. Вам все равно, куда лететь?
    – Если это будет финал, все равно.

    – Вы переехали в Россию и пережили не один экономический кризис. Кризисов тоже не боитесь?
    – Слушайтесь, боюсь. Особенно этого кризиса боюсь.

    – Почему именно этого?
    – История так показывает. Я же не могу рассказывать в волейбольном интервью про геополитику и кризис, но я его боюсь.

    – Вы читаете много исторической литературы, чтобы лучше понимать процессы, которые происходят в мире сейчас.
    – Стараюсь, да.

    – И эти знания, полученные из литературы, вас пугают?
    – Да. Я же говорю, один процент знает, а 99 процентов не знают (улыбается). Вот им хорошо. Меньше знаешь – крепче спишь. Но я думаю, что в России все будет хорошо.

    – Для кого?
    – Для всех. В других местах будет хуже.


    – В российском волейболе есть такой персонаж – Алексей Спиридонов. Какого исторического персонажа он вам напоминает?
    – Клоуна.

    – Это исторический персонаж на все времена. Они существуют повсюду. А вы читаете, что он пишет в твиттере?
    – Нет, мне вообще не интересно. Не хочу тратить такой ценный ресурс, как время, на клоуна.

    – А когда он стоит на площадке по другую сторону сетки, какие у вас ощущения? Есть желание как можно лучше сыграть, что-то доказать?
    –  Ему доказать? Нет. Я в первую очередь доказываю самому себе. Зачем ему доказывать? Он кто?

    – Кто для вас авторитеты в волейбольном мире прямо здесь и сейчас?
    – Например, Вильфредо Леон, Георг Грозер, Ореоль Камехо, Макс Михайлов, Александр Бутько в первую очередь. Есть люди, как Майкл Джордан, Кобе Брайант или Сергей Тетюхин, который просто придет, и вы любой вопрос ему можете задать. Он готов с вами это обсудить. Причем он был лучшим игроком мира на своей позиции. Они похожи с Кобе Брайантом и другими очень большими игроками.

    – Где была самая крутая атмосфера на волейболе?

    – В Турции дикие люди ходят на волейбол. Не могу сказать, что мне там понравилось, но было интересно, потому что они пытались как-то остановить игру, бросали все, что угодно. Мы как-то играли дерби «Фенербахче» – «Измир», и сын менеджера команды комментировал матч. Какой-то фанат ему что-то сказал, не знаю что, я играл тогда, и он начал бить этого фаната в прямом эфире. Его потом уволили, естественно. Он больше не работал на телевидении.



    – В честь главного тренера «Зенита» Туомаса Саммелвуо нам готовят уху по-фински. Вы супы любите?

    – Обожаю.

    – Как каждый словак, которого я знаю. Они все любят суп, не знаю почему. Жена моего лучшего друга из Чехии словачка, и она сказала, что за борщ продаст всех, включая родину. Какие супы вы любите?
    – Скорее всего, все. Люблю суп с квашеной капустой, с колбасой, с фасолью. Много чего нравится. Чесночный тоже хороший.

    – Давайте вспомни супы во всех странах. В Польше, где вы играли, журек. Он хорош после празднований чемпионских титулов, насколько я знаю. Нравился?

    – Да.

    – Потому что часто выигрывал. В Германии есть такой суп в полулитровых кружках.
    – Немцы жадные, там нехороший суп. Чтобы был хороший суп, нужно очень много ингредиентов. Хороших, качественных, дорогих. В немецких ресторанах, как правило, я такого не встречал.

    – Лукаш обязательно должен вспомнить, что в Чехии всегда едят гуляшевый суп.

    – И в Чехии, и в Словакии.

    – Из чего он должен быть?
    – Из хорошего мяса дикого кабана или оленя.

    – Есть в Словакии такое блюдо – галушки. Мой друг чех говорит, что галушки – это «бе», а его жена словачка, что это супер. Так галушки – это супер или нет?
    – Слушайте, я не большой фанат галушек, честно. Я могу съесть один раз в год, но чтобы я прилетел в Словакию и такой: «Пойдем галушки кушать», нет.



    – Как сейчас выглядит волейбол в России?

    – В Питере очень много народу собирается.

    – Это правда, я был поражен атмосферой.
    – Это факт. Здесь очень хорошие болельщики. Все адекватные, культурные, прилично себя ведут.

    – То есть идея создания нового волейбольного клуба была абсолютно правильной?
    – Я считаю, что да.

    – Вы знали что-нибудь про Платонова, когда занимались в детстве волейболом?
    – В детстве нет.

    – А потом?
    – Потом услышал, конечно.

    – Вы сейчас играете на суперсовременной арене, которая удобна и на самой площадке, и в файе. В каких условиях вы начинали в Словакии?
    – Я считаю, что в очень хороших условиях. В первую очередь у нас была построена советская школа. У нас в каждом городе, даже очень маленьком на 30 тысяч жителей, был клуб. Там были свои волейбольные, футбольные и хоккейные команды. Сейчас пошел развал. Я же 86 года рождения, родился в Чехословакии, в социалистическом лагере. Тем не менее, спорт тогда был очень хорошо построен. У нас было огромное количество талантов и возможностей. В моем родном городе Жилине был большой зал советской постройки, там можно было шесть волейбольных площадок рядом поставить. Там, конечно, всегда было очень холодно, как в Белгороде примерно, но зал красивый. Это была вторая лучшая команда в Чехословакии.



    Читайте также

    «Зенит» на подаче!

    Решающие игры женских и мужских команд будут сыграны при ограниченном количестве зрителей

    России грозит финал еврокубка, несмотря ни на что!

    Фото: ВК «Зенит», ВК «Локомотив», fivb.com

    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров