• Массажист «Зенита» Сергей Колесников: «Привыкли к рукам»

    11.11.11

    Угнаться за Сергеем Колесниковым невозможно — он все время кого-то массажирует. Но не поговорить на исходе сезона с человеком, который успешно работает и в «Зените», и в сборной России, было бы несправедливо.

    И там болит, и там

    — Сергей Анатольевич, как вас пригласили в сборную?
    — Сергей Фурсенко меня прекрасно знает. Он тщательно подбирал медицинский штаб, когда был президентом «Зенита». Потом ушел в РФС. Как-то спросил: «Мог бы помочь сборной?» Я согласился. Адвокат меня знает. Его помощник Одерленд тоже. Ребят из «Зенита» в сборной много. Андрей Аршавин, слышал, с такой просьбой к руководству обратился. Почему не помочь?

    — Игроки, ушедшие из «Зенита», к вам обращаются?
    — И Аршавин, и Толя Тимощук, и Паша Погребняк. Как в сборной встречаемся, сразу: «Анатолич, давай скорее, сил нет — и там болит, и там...».

    — Привыкли к вашим рукам?
    — Привыкли. Ну и класс массажиста. Я работаю 33 года. 25 из них отдал легкоатлетам. В моих руках кто только не побывал: Майкл Джонсон, Колин Джексон, Линфорд Кристи, Донован Бейли, Мария Мутола… Это только зарубежные звезды. Про наших не говорю.

    — Переводчик для общения вам не требовался?
    — Английскому меня научил Родион Гатауллин, известный шестовик. Он и приглашал на разные соревнования.

    — Почему же футболисты не могут объяснить зарубежным массажистам, что им нужно?
    — Там другие порядки. Ребята ложатся и делают, что им велят. Иностранцы работают по принципу «не навреди». А у нас нужно сделать так, чтобы человек после массажного стола встал и выполнил задачу.

    — Это не отступление от врачебной заповеди?
    — Ее можно понимать по-разному. Массажиста, который просто гладит, можно найти в любом салоне. Подготовить человека, восстановить, привести в порядок мышцы — другое дело.

    Полная бутса крови

    — У Тимощука — свой повар, свой пресс-атташе. Вам предложения не делал?
    — Делал. Но я домашний человек. Не могу долго за границей. Когда в легкой атлетике работал, куда только не приглашали — в США, Марокко, Францию. Отказывался.

    — Когда Тимощук приехал в Питер в составе «Баварии», я, честно говоря, поразился его форме.
    — Профессионал. Для Толи нет мелочей. Помню, были с «Зенитом» на сборе в Австрии — так он из Мюнхена приехал, чтобы я размял ему «икроножку». От Мюнхена до нас было 180 километров, представляете?

     

    — Кого можно сравнить с Тимощуком? Семака?
    — Игоря Денисова. Очень внимателен к себе. Все разузнает, выполнит все предписания, чтобы только быть в форме.

    — Боец.
    — В «Зените» все бойцы! Когда только пришел работать в футбол, поражался, глядя на ноги игроков: кровоподтеки, синяки, ссадины… Думаю: «Как их массировать?» Ничего, ребята терпят.

    — И когда футболистов называют зажравшимися миллионерами, вы…
    — Возмущаюсь! Приезжайте на сборы и попробуйте сделать хотя бы часть того, что они делают на тренировке. В любую погоду — снег, дождь, грязь… Они как гладиаторы.

    — За то и платят.
    — Деньги, которые многие считают легкими, даются футболистам потом и кровью. Помню, в игре с «Русенборгом» (Кубок УЕФА, 2006 год. — «Спорт») соперник наступил Владу Радимову на ногу. Не просто наступил — проткнул стопу! Шипы у норвежцев острые, металлические. Влад разулся в перерыве матча — полная бутса крови. Еле остановили. Смотрю, выходит Радимов на второй тайм. Думаю: «Чего он, боли не чувствует?» И таких примеров много.

    Предательство

    — Вернемся к сборной. Какой момент отборочного цикла был самым трудным?
    — Наверное, когда проиграли дома Словакии. Играли ведь лучше. Другой момент, когда травили Жиркова. Юра — простой, открытый парень. Когда его начали освистывать дома, он просто растерялся. Ни в одной стране не оскорбляют своих игроков. Зачем?

    — Как команда реагировала?
    — Злилась. Когда против тебя свои — это же предательство. Я сразу вспомнил историю с Быстровым. Мне, честно скажу, хотелось тогда побить тех, кто его освистывал. Они же не знают причин ухода Быстрова в «Спартак». Он что, сам туда ушел? Нет. Его туда продали. Петржела сказал: не хочу, мол, видеть его в команде, уберите. Ну а дальше все решал агент. Футболисты в этом плане люди подневольные: куда скажут, туда и пойдут. Наоборот, надо было порадоваться за человека, вернувшегося в «Зенит». Он же «вытащил» нас в 2009-м на третье место.

    — До сих пор в адрес Быстрова свистят.
    — Это пиар. Болельщики хотят показать свою принципиальность. Но принципиальность — это когда ты болеешь за команду в любой ситуации. Если свистишь против, значит, плюешь и предаешь.

    — Когда Адвокат возглавил сборную, удивились?
    — Нет. В «Зените» Фурсенко сформировал команду, с которой добился успеха. Почему ее не собрать снова? Помните, когда Сергей Александрович пришел в «Зенит», он пообещал выиграть три еврокубка за десять лет. Все смеялись. А мы выиграли за три года все, за исключением Лиги чемпионов.

    — Может, и чемпионат мира 2018 года выиграем?
    — Никто не верит. Но как будет на самом деле, одному Богу известно. И Сергею Александровичу (смеется).

    — Говорят, перед матчем со Словакией Адвокат произнес зажигательную речь.
    — Он был чуть эмоциональнее, чем обычно. Дик ведь тоже переживает, хочет добиться результата, нервничает. Его страсть передалась игрокам.

    — Помню сцену в Пулково: болельщики «Зенита» провожают Адвоката, а он утирает слезы.
    — Те проводы по-настоящему растрогали Дика! Он же из Голландии, там люди холодные, деловые. Не ожидал такого.

    — С игроками «Зенита» Адвокат прощался не так?
    — Все было спокойнее. Видно было, что Дик расстроен. Но держался. Просто пожал руки.

    Середина маятника

    — Когда в «Зенит» пришел Спаллетти, в вашей работе что-то поменялось?
    — Нет. Мы, массажисты, — среднее звено. Находимся как бы в середине маятника, где колебания малоощутимы. Если работаешь — значит, тебя воспринимают как профессионала.

    — После того как Лучано пробежался «без верха» по «Петровскому», не пришлось ему делать согревающий массаж?
    — Нет. Я, кстати, с ним тоже бежал.

    — Кто вообще принимает решение, нужен ли футболисту массаж?
    — Обычно я. Сами ребята приходят. Есть такие, кто считает массаж не очень нужной процедурой — например, Алвеш. Приходится убеждать. Я лучше знаю, что нужно игроку. В прошлом году сказал Лазовичу: «Приходи на массаж». Он вместо этого где-то с друзьями кофе пил. Вышел на поле — «порвался». До сих пор расхлебываем.

    — С закрытыми глазами узнаете, кто перед вами на столе?
    — По мышцам.

    — Чемпион по татуировкам в «Зените» Данни?
    — Да. У него все тату связаны с детьми, любит их безумно.

    — Шкртел теперь тоже разрисованный.
    — Помню, какой неуклюжий он приехал в Питер. А каким футболистом стал! В Англию уехал.

    — Чего он так бил наших в Жилине? Старые обиды?
    — От отчаяния. Мартин — парень хороший, добрый. В Англии его научили действовать жестко. После игры он уже улыбался, нормально общались.

    — Вы ведь тоже не сдержались в матче «Рубин» — «Зенит».
    — Возмутил эпизод, в котором Дядюн нанес травму Малафееву. Да еще и гол в ворота «Зенита» засчитали. Говорю судье: «Как тебе не стыдно? Ты же видел, что он его ударил!» У Малафеева на боку сразу кровоподтек образовался — арбитр мог бы посмотреть. Вместо этого он говорит: «Иди, доктор, лечи, занимайся своим делом». Я ему говорю: «Если я буду так лечить, как ты судишь, у меня поумирают все». В общем, он все понял.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров