• Мгновения

    06.03.10

    По окончании Олимпиады «Спорт» отметил самые запоминающиеся события главных стартов 4-летия.

    Трагедия

    Лаконичное сообщение о гибели грузинского саночника Нодара Кумариташвили накануне Игр, за несколько часов до их открытия, потрясло участников Олимпиады и сотни миллионов телезрителей, сопереживавших вместе с олимпийцами случившееся. «На выходе из виража…», «при скорости около 140 километров в час…», «потерял управление…». Почему потерял? Почему ограждение трассы, о которое ударился Нодар и получил множественные травмы, от которых скончался, не было оборудовано подушками безопасности?

    Конечно, официальные спортивные власти принялись защищать организаторов. Но ведь кто-то дал указание натягивать во время незавершившихся тренировочных заездов тент, причем над одним из самых сложных участков трассы — солнце, видите ли, стало угрожать качеству льда. Кумариташвили на огромной скорости слетел в этот искусственный туннель и управление потерял, надо полагать, лишь потому, что перестал видеть возникшую перед ним среду. Гибель человека вынудила организаторов сделать трассу более безопасной. Раньше не догадались.

    Преодоление

    На следующий день после классной, выстроенной по лучшим биатлонным образцам победы в масс-старте падкая на штампы пресса нарекла Евгения Устюгова «великим»: аллегория «Великий Устюгов» прошагала по десяткам и сотням заголовков. Но не все поняли, что истинное величие Устюгова не только и даже не столько в том, что он сумел пробить глухую стену и завоевать для России первое «золото» Ванкувера. Золотая медаль — материальное воплощение характера Устюгова: его веры в себя, надежды на успех и любви к родине. Вот так, не больше и не меньше.

    Женя Устюгов, стоит напомнить, был в полушаге от «золота» в индивидуалке: промах в последнем из 20 выстрелов отбросил его сразу на четвертое место. Такие издевательские гримасы судьбы ломают слабых и закаляют сильных. Как говорят англичане, «The winner takes it all, the loser standing small».

    Устюгов не стал плакать и страдать. Он не стал маленьким. Устюгов сжал зубы, взял ноги в руки, сделал караван, напичканный чемпионами разных мастей, на раз-два — и получил все.

    Вне конкуренции

    Если и были в Ванкувере люди, которые просто не могли проиграть свои старты, то насчитывалось их ровно двое: швейцарский прыгун с трамплина Симон Амман и американский сноубордист Шон Уайт.

    Амман дебютировал на Олимпиадах еще в 1998 году (Нагано), а четыре года спустя (Солт-Лейк-Сити) завоевал две золотые медали. Выступление в Турине (2006) оказалось не столь успешным, и в Ванкувер Симон приехал за реваншем. Реванш удался ему в полном объеме: в кармане два «золота» (90-метровый и 140-метровый трамплины). Даже великий поляк Адам Малыш вынужден был признать, что стоять ступенькой ниже Аммана — большая честь.

     

    Огненная шевелюра Уайта — сама по себе символ золота. «Летающий помидор», как кличут его в мире сноубординга, с 2006 года не знает конкурентов в хаф-пайпе — самой зрелищной, как принято считать, разновидности вида спорта. Ближайшего конкурента Пеету Пииройнена из Финляндии Шон опередил на 3,5 балла, а это дистанция огромного размера. Впрочем, в том, что именно так и будет, не сомневался на сей раз никто.

    Оплошность

    Ли Сюн-Хун и Иван Скобрев радовались голландской оплошности так, словно оба победили Свена Крамера. За внезапно свалившиеся с неба золото и серебро кореец и российский конькобежец обязаны благодарить (в хороший ресторан, что ли, на призовые сводить?) тренера сборной Голландии Герарда Кемкерса, отправившего зачем-то Крамера круга за четыре до финиша — всего-то ничего оставалось бежать из десяти километров! — на внутреннюю дорожку, за что прекрасно прошедший дистанцию суперголландец подвергся дисквалификации. Кемкерс совершил просчет, стоивший Крамеру второй на играх золотой медали, по причине тренерской халатности: он одновременно пытался делать сразу два дела — писал на доске цифры, сообщавшие спортсмену о том, как тот бежит, и пытался контролировать правильное прохождение дорожек. Секундная потеря концентрации, и Кемкерсу померещилось, будто его подопечный вот-вот побежит по дорожке Ивана Скобрева. Вот он и крикнул Крамеру вдогонку: не туда, дескать, бежишь, Свен.

    Взлет

    Про Настю Кузьмину до Олимпиады мир знали только то, что она родная сестра Антона Шипулина, что она замужем за израильским спортсменом по имени Даниэль, живет в Словакии и выступает под ее флагом. Настя Кузьмина, признаться, была до поры до времени совершенно неинтересна миру — одна из многих симпатичных девчонок, без особых амбиций бегающая по биатлонным трассам вслед за Магдаленой Нойнер, Хеленой Йонссон и Ольгой Зайцевой.

    Но наступило 13 февраля, и Настя Кузьмина родилась заново. В спринте, открывающем биатлонную программу Олимпиады, она сделал всех как стоячих — никто до сих пор понять не может, откуда у Кузьминой взялась эта невероятная скорость. А пока народ удивлялся и выискивал причины имевшего место чуда, словачка русского происхождения еще и «серебро» прихватила — парой дней позже, в пасьюте.

    Разумеется, НОК России не смог удержаться и устами одного из чиновников озвучил желание «обязательно разобраться, кто виноват в том, что Кузьмина уехала из России».

    Кто-кто... Кузьмин!

    Разгром

    «Начали неважно, но к концу подсели», — так обычно старые футболисты и хоккеисты характеризуют матчи, подобные тому, в котором Канада превратила российских хоккейных звезд в сборную детсада. Из-под пресса заряженных запредельными волевыми усилиями хозяев турнира их соперники выбраться так и не сумели.

    Понятно огорчение российских хоккеистов. Считающийся среди них «номером 1» Александр Овечкин, почти полностью, стоит заметить, выключенный продуманными действиями канадцев из игры и воротам соперника не угрожавший ни разу, объяснил крупное поражение просто: «Я не знаю, с чем это связано», но тут же предположил, что «сейчас польется грязь со стороны прессы и людей, которые ничего не понимают в хоккее». При таком подходе любая попытка экспертов и специалистов (а попыток таких, несомненно, будет немало) разобраться в причинах исключительно громкого поражения команды, на глазах вдруг развалившейся и превратившейся из боеспособного отряда в разрозненный набор индивидуальностей, подойдет под определение «злопыхательство».

    Мужество

    Петру Майдич, словенскую лыжницу, завоевавшую бронзовую медаль в индивидуальном спринте, возвели в ранг героини. Действительно, спортсменка, вылетевшая на разминке за пределы трассы, сломавшая несколько ребер, получившая ушибы, продолжила соревноваться, во время оставшихся гонок страшно кричала от боли, а после бронзового финала рухнула за финишной чертой, потеряла сознание, и врачи стали оказывать ей срочную помощь. Самостоятельно на пьедестал почета Майдич подняться не могла, ее поддерживали под руки.

    Майдич сама настояла на том, чтобы со сломанными ребрами выходить на старты спринтерских забегов. Геройство сродни безумству, в большом спорте встречающемуся, однако история с участием в состязаниях травмированной спортсменки грозила завершиться трагедией. Сломанные ребра при очередном падении могли серьезно, вплоть до летального исхода, повредить жизненно важные органы. Врачи словенской команды и представители медицинской службы МОКа обязаны были настоять на немедленной госпитализации лыжницы. Можно только представить, КАК, случись непоправимое, заговорили бы о падении Майдич.

    Шоколад

    Магдалена Нойнер — одно из любимых творений Создателя. Молода до неприличия, талантлива безмерно, хороша собой невероятно. Да еще и, как выяснилось, умна и благородна. Наверное, Магдалену когда-нибудь канонизируют, потому что сумма ее добродетелей зашкаливает за все мыслимые пределы.

    Выиграв две золотые медали Олимпиады (пасьют и масс-старт), Лена взяла паузу на раздумья, уединилась со своими имиджмейкерами, пошепталась с тренерами, а потом вышла к микрофонам и камерам с речью. «Мне горько осознавать, — сказала Лена, — что мои подруги по команде остались без золотых медалей. Я так больше не могу. Я не побегу эстафету. Я хочу, чтобы эстафету побежала Марта Бек. Германия и без меня выиграет эстафету, а у Марты Бек будет золотая медаль. Я дарю эту гонку Марте Бек».

    Каждый, слышавший эти прекрасные слова, прослезился.

    Понятно, что без Нойнер Германия эстафету провалила. В смысле не выиграла. И вышло так, что Лена Нойнер — в шоколаде с пяток до макушки, а остальная сборная подбирает крошки с барского стола.

    Упрямство

    Евгений Плющенко сразу после серебра заговорил о необходимости пересмотреть итоги состязаний в мужской одиночном катании, но потом остыл, передав право требовать невозможное другим. Супруга Плющенко — Яна Рудковская — с присущей ей энергией принялась призывать руководителей российского спорта немедленно оспорить результаты турнира и добиться для ее мужа золотой медали. Актер Михаил Пореченков, входивший в традиционную для российского спорта группу поддержки, удивившись — как это страна, за которую Плющенко выступал, не потребовала для фигуриста второй золотой награды, — сказал, что надо было всей сборной уехать с Олимпиады, объявив локаут.

    Фигурное катание — часть шоу-бизнеса. Пиар на любой ситуации — насущная необходимость. Тем более, что, успокоившись, подавляющее большинство экспертов признало: судьи в оценках были правы. Подавать же протест — вообще глупость несусветная. После Лэйк-Плэсида действует правило 123, в четвертом параграфе которого указано: протесты на действия судей и технических контролеров не принимаются к рассмотрению.

    Доминаторы

    Можно смеяться, а можно и плакать, но конькобежцы (шорт-трек сюда тоже относится) Южной Кореи вчистую переиграли сборную России, составленную из представителей 15 олимпийских видов спорта. Причем особого напряжения в этой заочной схватке как-то не наблюдалось (за одним приятным исключением — Иван Скобрев бежал свою «десятку» так лихо, отчаянно, что Ли Сюн-Хун до самой Ваниной «ленточки» не мог чувствовать себя спокойно). А в остальном — ну какая, в самом деле, конкуренция? Пять золотых, шесть серебряных и две бронзовые медали — вот вклад корейских ледорезов в общую копилку. Им и поддержки не нужно — фигуристка Ким Ю На получила свое «золото» как бы сверх плана.

    Одно утешение: конькобежцы Кореи играючи справились не только со всей олимпийской сборной России, но также и с китайской, французской, голландской, шведской, японской, казахской, эстонской — в общем, перечислять устанешь. Легче сказать, что впереди корейских бегунков устроились только Америка, Канада и Норвегия. В полных, разумеется, составах.

    Грызня

    То, что женская сборная по керлингу выступила в Ванкувере не пойми как — полбеды; женский спорт, какую дисциплину ни возьми, — вообще штука туманная, загадочная. Беда в том, что команда оказалась не готовой к серьезной борьбе, а стартовые неудачи напрочь выбили наших керлингисток из колеи. Дело дошло до того, что однажды сборная России нарушила все писаные и неписаные законы, затеяв длительную перебранку, пережившую по ходу игры несколько стадий, — от колких шепотков до откровенных наездов.

    Дело было в матче против Великобритании (3:10), и главным действующим лицом междоусобицы выступила белокурая русская красавица Людмила Прививкова. Наш скип. Объектом же ее нападок стала претендующая (и не без оснований) на лидерство 19-летняя брюнетка Анна Сидорова (она же вице-скип), а жертвой — напрочь разрушенная командная игра.

    У керлинга, между тем, один из самых высоких телевизионных рейтингов на Олимпиаде. Так что у интимной российской разборки — десятки миллионов свидетелей. Неудобно как-то.

    Голод

    Объясняя слабое, мягко говоря, выступление российской команды в Ванкувере, Виталий Мутко попросил не забывать о то том, что «мы получили в сборную ребят, рожденных на изломе в начале 90-х годов». «Вспомните, — сказал министр, — что было в 89-91-м годах? У них детство было голодное. Они болеют чаще, они подвержены травмам».

    Можно подумать, будто у поколения, родившегося перед Отечественной войной, в годы войны и — особенно — после нее, детство было настолько сытым и здоровым, что позволило ему более чем убедительно выступать на летних и зимних Олимпийских играх в 60-е и 70-е годы XX века. «Голодное» детство нынешних российских олимпийцев, часто, как выясняется из объяснения министра спорта, болеющих и подверженных травмам, вполне может возглавить список причин провала. Наряду с погодой, плохой лыжной смазкой, отсутствием условий для тренировок в России, слипшимися макаронами, критиканствующей прессой и огромным количеством четвертых мест, которые, как известно, совсем рядом с медалями.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №8 (3-9 марта 2010 года).

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров