• Министр спорта России Виталий Мутко: «Отмена лимита погубит все наши усилия»

    15.06.12

    К сборной России по футболу у Виталия Мутко особое отношение не только по причине его прошлого на посту главы РФС. В стартовом составе команды — семь игроков «Зенита», который по праву называют детищем Мутко. Именно в его бытность президентом клуба первые шаги в профессиональном футболе делали Кержаков, Малафеев, Аршавин, нынешние лидеры сборной. Наша беседа состоялась накануне чемпионата Европы, и говорили мы не только о предстоящем турнире, а о глобальных проблемах нашего футбола. В том числе на популярную нынче тему лимита на легионеров. Позиция министра спорта в этом вопросе оказалась как категоричной, так и крайне аргументированной.

    Хотя начали мы все же с приятных для Мутко воспоминаний.

    Идея об отмене лимита нелепа

    — Изменился ли капитан сборной России с тех пор, как вы его знали, будучи президентом «Зенита»?
    — По большому счету нет. Я ведь Андрея знал еще совсем мальчишкой, с 13–14 лет, когда клуб платил ему стипендию как одному из перспективных воспитанников. Он и тогда был рассудительный, в нем ярко выражалось чувство коллективизма и забота о других. Когда подписывали с ним первый профессиональный контракт, он сначала поставил вопрос о компенсации своему первому тренеру, потом расспрашивал про обстановку в команде, и лишь после этого разговор зашел о его личных условиях. Такой же он и сейчас. А что касается футбольных качеств, то неординарность Аршавина всегда была и остается с ним. Обыграть несколько человек, решить судьбу эпизода или даже матча в одиночку он умел всегда. И в «Зените», и в сборной России его всегда ценили в первую очередь за умение обострять и за нестандарт­ные ходы.

    — Ваша позиция по поводу актуальной нынче дискуссии о лимите на легионеров?
    — Знаю суть высказываний некоторых руководителей клубов. Они ратуют за полную отмену лимита, называя это свободной конкуренцией, и считают, что именно таким образом мы сможем повысить уровень российских футболистов. Глупости! Это вообще нелепые разговоры. Кто бы их ни вел.

    — Но почему? Ведь клубам из ведущих футбольных стран Европы это не мешает добиваться результатов.
    — А вы посмотрите не на один из ведущих, а на сильнейший клуб мира последних лет — «Барселону»! За нее всегда выходят на поле не меньше семи собственных воспитанников, причем все на ведущих ролях. Вот это настоящий пример для подражания. И уверен, что стать эталоном по игре на долгие годы они во многом смогли за счет того, что ориентируются на собственных воспитанников. Или «Реал». Больших успехов он ведь тоже добивался, когда первую скрипку там играли свои — Рауль, Морьентес. А когда начали покупать дорогих футболистов со всего мира, клуб пошел вниз. И не потому, что игроки оказались плохие, наоборот, Зидан, Луиш Фигу, Бекхэм — выдающиеся мастера. Дело в другом. Понятно, что, имея серьезные финансовые возможности, ты всегда найдешь футболиста сильнее, чем те, кто у тебя есть. Но главное ведь — философия клуба. Чтобы люди играли за него не только за деньги или на определенном этапе для удовлетворения спортивных амбиций, а с детских лет отождествляли себя с его цветами. Это определяющий момент для стабильных успехов. И если мы отменим лимит, то детско-юношеский футбол просто погубим.

     

    Где воспитанники «Зенита»?

    — Значит, вас не убеждает аргумент, что в таком случае не придется ставить в состав российских футболистов только по национальному признаку и они должны будут заслужить это право в борьбе, с высококлассными легионерами в том числе?
    — Это вообще не аргумент. Потому что направленность комплектования команд тут же станет другой. Разве Спаллетти сюда приехал дет­ско-юношеским футболом заниматься? Перед ним разве стоит задача обязательно заиграть местных воспитанников? Нет, конечно! Он приехал давать результат с главной командой и опирается на игроков, которые способны этот результат обеспечить здесь и сейчас. И какая будет мотивация у людей, занятых подготовкой молодежи, если они будут видеть, что та шансов практически не получает, а ставка делается в основном на иностранцев? Да тогда все наши инвестиции, которые мы сделали в детский футбол за последние годы, пойдут коту под хвост. Можно привести пример того же «Зенита» — кто из местных воспитанников заиграл в «Зените» после моего ухода?

    — На заметные роли пока никто не вышел. Но ведь уровень команды и соответственно ее притязания с тех пор намного возросли.
    — Так тогда тем более надо больше внимания подготовке своих воспитанников уделять! Иначе мы через какое-то время вообще никем не сможем комплектоваться, кроме иностранцев. Когда мы работали в «Зените» с Юрием Андреевичем Морозовым, не на словах, а на деле работали с молодежью. В СДЮШОР ни один праздник не обходился без посещения Морозова, царствие ему небесное. Я практически все матчи второй команды посещал. Игроки, еще будучи мальчишками, видели, что клуб в них заинтересован. Аршавин ведь получал стипендию от «Зенита» еще до попадания в дубль. Так, помню, его мама как-то приходит и говорит: «Я столько не зарабатываю, сколько вы ему платите» (смеется). Не на пустом же месте у нас заиграли Малафеев, Аршавин, Кержаков, Быстров, Власов, Денисов. За этим последовательная и целенаправленная работа стояла. Скоро исполнится десять лет с тех пор, как я ушел из «Зенита». Кого он воспитал за этот срок? Был Ионов, но с ним так и не смогли справиться. Канунников пока безрезультатно пытается закрепиться в составе. Да и его питерским с большой натяжкой можно назвать. Кто еще? Чеминава? Его перспективы тоже туманны. И это за столько времени! Хотя сколько нас критиковали за якобы невнимательное отношение к своей молодежи.

    — В каком смысле?
    — Постоянно публиковали списки питерских воспитанников, выступающих в других городах. Ваши же коллеги — и в газетах, и на телевидении — на эту тему высказывались. Почему же теперь эти списки не публикуют? Сегодня они гораздо актуальнее бы смотрелись. Когда ежегодно футбольные школы в городе выпускают по 20–25 человек, но ни один в «Зенит» не попадает и даже шансов на это не имеет, возникает вопрос: а к чему стремиться? И совсем другое дело, когда тот, кто еще вчера тренировался в «молодежке», выходит на поле в главной команде. Это ведь не просто положительный пример, а главная мотивация для молодых футболистов, возможность проникнуться духом именно своей команды, отождествить себя с ней. Не хотелось эту тему поднимать, но вспоминаю, как провожали в последний путь ярославский «Локомотив». Явно чувствовалось, что для ребят из местной школы патриотизм и клубные цвета — вполне реальные вещи, ведь погибли в том числе и свои, ярославские воспитанники. Для мальчишек это не просто пример, а по-настоящему родной клуб. Еще раз вернусь к истории мадридского «Реала», очень уж она показательна. Раньше ведь именно там подчеркивали, что капитаном должен быть обязательно собственный воспитанник, самая большая зарплата должна быть тоже у своего, — они это считали важнейшим моментом клубной философии. Потом они эти традиции разрушили. И прежних достижений у мадридцев уже нет.

    Система заработает — уйду со спокойной совестью

    — Можно подробнее об инвестициях в детский футбол?
    — У нас ведь целевая программа развития всего спорта. Что касается футбола, то мы начали с серьезных изменений инфраструктуры еще в мою бытность президентом РФС. Когда приняли программу «Подарим детям стадион». За год мы строим по 50–60 полей в регионах, только за последние годы их появилось 300! Позже принялись за строительство манежей — он уже есть в Новосибирске, скоро появится в Екатеринбурге. Все это стоит больше миллиарда рублей в год. Создадим полностью базу для занятий, будем серьезно заниматься системой проведения соревнований. Надо уделить внимание и обучению на всех уровнях. У нас ведь до сих пор еще нет четкой современной программы по подготовке юных футболистов. Этим просто никто раньше не занимался, а нам надо пошагово написать — как работать с детьми, например, 7–8 лет, какая должна быть специфика тренировочного процесса у 10-летних и так далее. И потом уже переходить к профессиональному футболу.
    И все то же самое касается других видов спорта. Если мы за три-четыре года создадим всю систему — от наличия спортивных сооружений до четкой системы соревнований и подготовки квалифицированных тренерских кадров, то я смогу со спокойной совестью считать свою задачу выполненной и уходить. Потому что именно эта система начнет «молотить», спортсмены высокого класса будут появляться регулярно. И мы уже не будем задаваться вопросом, как же нам из полумиллиона детей подготовить триста футболистов, чтобы тренеры сборной имели выбор. Но здесь опять возникает вопрос — к чему все эти усилия и вложения, если кто-то хочет опираться не на них, а на иностранных игроков? Где будут находить применение воспитанники школ и академий? Снова растворяться на просторах низших и любительских лиг? Понятно, что все хотят выигрывать. И для того чтобы делать это сегодня, проще купить готового мастера. Это тоже понятно и объяснимо. Но мы при этом все время говорим о 2018 годе. И если сделаем процесс приглашения легионеров безграничным, то у нас через шесть лет ни одного игрока, достойного уровня сборной, не будет.

    — Министерство спорта может как-то законодательно ограничить возможность привлечения легионеров?
    — В дела федераций по видам спорта министерство вмешиваться не может. В наших силах создать систему подготовки резерва и ориентировать на политику поддержки своих спортсменов. Ведь даже во многих странах Евросоюза, который по большому счету считается единым пространством, озадачены тем, чтобы национальные первенст­ва сохраняли самобытность, и потому даже там есть определенные ограничения.

    Натурализация возможна, но только когда это необходимо

    — В нескольких видах спорта, в частности фигурном катании и шорт-треке, иностранным спортсменам предоставляют российское гражданство. Насколько это приемлемо в футболе? Тем более не так давно шли дискуссии о возможном привлечении в сборную России Веллитона.
    — После того как за нас стали выступать иностранные спортсмены, начались традиционные разговоры. Что мы якобы налево и направо раздаем российские паспорта. Это совершенно не так. Вопрос получения гражданства нашей страны очень серьезный. И для того, чтобы мне написать ходатайство об этом президенту России, надо иметь веские основания. Мы должны быть уверены, что привлечение иностранца в какой-то вид спорта действительно на данном этапе необходимо. И выступление этого человека за нашу страну обязательно даст динамику для развития своих и всего вида спорта. Что касается футбола, то здесь тоже надо подходить индивидуально. Наверное, нам не стоит идти по американскому пути, где готовы натурализовывать всех подряд. Есть немецкий вариант. О таком, возможно, стоит подумать. Но в любом случае мы должны ясно представлять, какими мотивами руководствуется человек, изъявляя желание выступать за сборную России. Если он приехал сюда заработать, засветился, поиграв за национальную команду, уехал и сдал наш паспорт, такого нам не надо.

    — Кто, по вашему мнению, должен принять команду после Дика Адвоката?
    — У меня есть позиция по этому вопросу, но воздержусь от ее озвучивания. В данный момент у сборной есть главный тренер, и мы должны его вместе с командой поддерживать, желать успеха.

    — Что можете сказать с точки зрения руководителя — стоило ли об уходе Адвоката объявлять заранее? Были опасения, что на команде это известие может сказаться отрицательно?
    — Это вообще непринципиальный момент. Позже сообщали или раньше — какая вообще разница?! Дик — профессионал высочайшего класса, столь же профессиональна у нас вся сборная. И тренеры с игроками на чемпионате делают все возможное для достижения результата. Без всякой оглядки на то, что было раньше и будет после. Данную тему я вообще считаю надуманной.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров