• «Мы спали с блинами от штанги, а сейчас на тренировках на фитнес-шарах лежат»

    45 лет бронзовым медалям СКА в чемпионате СССР — 1970/71

    23.04.16 00:12

    «Мы спали с блинами от штанги, а сейчас на тренировках на фитнес-шарах лежат» - фото

    Фото: «Спорт День за Днем»

    Вчерашний день был знаковым для петербургского и ленинградского хоккея. 22 апреля 1971 года СКА обыграл московский «Спартак» 4:3 и обеспечил себе бронзовые медали чемпионата — первые призы в первенстве СССР для команды с берегов Невы. По этому случаю «Спорт День за Днем» пригласил к себе в редакцию игроков той команды — Бориса Чистякова, Петра Андреева и Константина Меньшикова.

    Играли с ЦСКА от обороны и победили 7:2

    — Мало кто жив остался, — проводя пальцем по фотографии, произнес Борис Чистяков.

    Борис Алексеевич приехал чуть раньше своих товарищей и начал непринужденный разговор. Правда, почти любая тема в беседе с посвятившими жизнь хоккею сводится именно к игре с шайбой. Пара слов об утренней пробежке и лыжах, и Чистяков уже вспоминает тренировки в Кавголово, где приходилось бегать вокруг озера в одном строю с лыжниками-марафонцами.

    — Отсиделись в кустах, отдышались, а на второй круг вылезли и побежали дальше, — улыбнулся Чистяков.

    Уйти от вопросов про «бронзовый» сезон было невозможно. Начали с самого простого, что запомнилось больше всего.

    — Матч со «Спартаком» и запомнился, — признался Борис Алексеевич. — Я помоложе других, 20 лет не было. Не на все игры попадал в состав, а на «Спартак» Николай Георгиевич Пучков меня выпустил. «Юбилейный» был битком, напряжение невероятное. Оправдали мы надежды болельщиков.

    Был в том сезоне и другой знаменательный матч. Победа над грозным ЦСКА. Не просто победа, а разгром 7:2 против фактически сборной СССР!

    — Хотя почти всем клубам Высшей лиги, в том числе и СКА, не нравилось играть с «Химиком», — начал Чистяков. — В Воскресенске мастеров высокого уровня почти не было, они и играли от обороны. Так их тренер Николай Эпштейн требовал… А вбрасывать шайбу в зону нам запрещали, тогда было нельзя, через пас надо входить! А «Химик», действуя схемой «1–4», то в одну шайбу у ЦСКА выиграет, то проиграет. Мы так же сыграли тогда, как и воскресенцы, решили с ЦСКА от обороны, только победили 7:2!

    К концу истории в кабинет зашел Константин Меньшиков. Присев в кресло, Константин Владимирович признался, что сейчас «больше по фигурному катанию, чем по хоккею».

    — У меня жена работает в Федерации фигурного катания Санкт-Петербурга.

    За обсуждением обратной стороны фигурного катания — той, где еще далеко до прыжков и спиралей, — выяснилось, что современные фигуристы тренируются больше, чем хоккеисты.

     

    — У них в день тренировка на льду примерно час и пятнадцать минут, потом минут 40 хореографии, затем опять лед, — рассказывал Меньшиков. — А что у хоккеистов? Я своими глазами видел, как у Барри Смита игроки ложились на фитнес-шары — вот и вся тренировка! Мы в свое время даже спали с блинами от штанги. Боксеры поражались, что мы с ними все упражнения делали. В пазик и то с ними садились. Представьте, 25 мужиков, все по сто килограммов, да еще и с блинами по 20 и сумки с амуницией. Автобус и коситься начинал, и в гору не всегда заезжал.

    За бронзу — 170 рублей премия минус налог за бездетность

    Разговор продолжал размеренно развиваться, а воспоминания о хоккее советском разбивались спорами о нынешнем состоянии игры. Мифы о тех годах развеивались или превращались в правду. Было ли противостояние Пучкова и Тарасова? Всю жизнь! Премии за победы над москвичами? Играть за Ленинград было достаточно! А костры перед «Юбилейным»? Да, болельщики действительно жгли!

    К разговору присоединился Петр Андреев. Извинившись за опоздание, Петр Владимирович сел рядом с партнерами по команде. Чем вызвал улыбку собравшихся.

    — Вполне себе тройка: два защитника и нападающий! Причем довольно-таки результативный.

    Петр Владимирович сразу начал рассказывать про сборную, вспоминать последние месяцы перед Суперсерией-1972 и предложил рассказать о своем знакомстве с канадцами.

    В 1969-м тройку Андреев — Солодухин — Григорьев взяли в сборную на Приз «Известий». После победного турнира объявляют, что нужно лететь на 22 дня в Канаду. Сыграть предстоит 11 матчей.

    — Сыграли одну игру, другую, — вспоминает Андреев. — Победили. Состав-то был какой! Рагулин, Якушев, Харламов...

    Перед третьей игрой Анатолий Тарасов сказал, что предстоит провести «закрытый матч». В соперниках — канадские студенты, прикрепленные к командам НХЛ.

    — Об этой игре никто не знает, — чуть понизив голос, произнес Андреев. — Как думаете мы сыграли? 1:10! Они нас всех перебили. Я даже помню, как мне дают пас, выхожу из зоны, передаю шайбу партнеру, на меня летит канадский рыжебородый защитник-громадина. Кричу ему: я шайбу-то отдал, чего ты ко мне пристал! А он меня припечатал к борту. Вот так мы познакомились с канадцами.

    К концу разговора дошли и до вопросов, «которые тогда задавать было не принято, а сейчас уже можно». Отразилась ли та бронза на материальном состоянии игроков СКА? Чистяков рассказал про финские костюмы, Меньшиков про премию в 170 рублей минус «налог за бездетность». Андреев начал вспоминать, как за деньгами поехали в Москву.

    — Выстроились у кассы Спорткомитета, все на нас смотрят, прям как вы сейчас! Вернулись в Ленинград, город решил отметить бронзу. Полный стадион собрался. Выходили люди в галстуках и в зависимости от того, к какой школе ты прикреплен, вручали подарок, — рассказывал Петр Владимирович.

    — Я был с Мясокомбината, — улыбнулся Чистяков. — Мне дали кусочек говядины.

    Несколько часов пролетели, и пришло время ветеранов отпускать.

    — Спасибо, что пригласили, — пожимали они каждому руку.

    Это вам спасибо! В том числе и за то, что благодаря вам СКА добрался до бронзовых медалей.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 2
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров