• Нам рассказали, что в системе «Зенита» есть тренер сильнее Зырянова и Радимова. Мы его нашли и сделали интервью о футболе

    Большое интервью Константина Коноплева, работающего с командой 2005 года рождения в Академии «Зенит»

    19.01.22 18:05

    Нам рассказали, что в системе «Зенита» есть тренер сильнее Зырянова и Радимова. Мы его нашли и сделали интервью о футболе - фото

    Фото: ФК «Зенит»

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    В конце года бывший скаут «Зенита» Армен Маргарян заявил, что в системе клуба есть тренеры более сильные, чем Константин Зырянов и Владислав Радимов, возглавляющие молодежку и «Зенит»-2 соответственно. Позже один из тренеров, с которым выходило интервью в «Спорте День за Днем», в приватной беседе назвал конкретное имя этого сильного специалиста – Константин Коноплев. Не удивительно, что ранее даже сообщалось о возможной замене Радимова на Коноплева, но она все-таки не состоялась.

    После этого мы не могли не пообщаться с тренером, который работает в Академии «Зенит» с командой U16 (2005-го года рождения), играющей в ЮФЛ-2. После первой половины сезона его команда занимает всего лишь шестое место, однако до этого она три года подряд выигрывала первенство России.

    41-летний Коноплев особенно выделяется выбором тактики. Вот уже полтора года его команда играет в схеме 3-4-3, что нетипично для детско-юношеского футбола. Чисто визуально бросается в глаза, что футболисты легко по ходу игры меняют позиции и проявляют свои лучшие качества. Это очевидная заслуга творчески развитого специалиста, который сам-то выдающимся футболистом стать не смог.

    В Петербурге наверняка помнят, что Коноплев провел 59 матчей за «Зенит» у Юрия Морозова и Властимила Петржелы. Однако надолго задержаться в команде не смог по неизвестным причинам. Причем, покинув «Зенит», карьера Коноплева быстро пошла к закату, чему только способствовали разного рода травмы.

    Однако, как показывает практика, яркая карьера футболиста не рождает сама собой яркого тренера. Тем интереснее следить за развитием молодого специалиста Константина Коноплева, который после интервью «Спорту День за Днем» должен привлечь еще больше внимания, за счет нетипичного подхода к работе.

    В эксклюзивном интервью Константина Коноплева «Спорту День за Днем» вы узнаете:

    — почему команда 2005 года рождения в Академии «Зенит» не похожа на остальные;

    — какие особенности работы молодого специалиста помогают в развитии игроков;

    — можно ли вырастить своего Кевина де Брюйне;

    — хочет ли тренер рано или поздно возглавить «Зенит».

     

    Особая тактика – от особенных ребят

    — Какой футбол вы смотрите дома в свободное время?
    — Практически не смотрю его, потому что хватает на работе. Имею общие представления о мировом футболе. Знаю, что многие тренеры погружаются в это дело, смотрят модели и новинки, но у меня такого нет.

    — Интересно. В декабре я смотрел матч «Зенита» с «Мастер-Сатурном» в ЮФЛ-2. У вашей команды необычный футбол. Откуда берете пример?
    — У меня в голове есть своя модель игры, к которой мы стремимся. Вы сказали, что были на последней игре с «Мастер-Сатурном». Там мы играли в тот футбол, в который хотели, но [игра] была не лучшего качества. У нас не было многих ребят, определяющих рисунок игры из-за травм и болезней.

    — Когда пошли замены, то ваша игра словно становилась слабее.
    — Мы заявили мальчишек 2006 года, которые с нами не тренировались, а играли с листа. Осталось только 11 своих. Другим ребятам было сложно, потому что футбол нашей команды имеет свои отличия. Главное из них — это свобода в голове. Большую часть матча ребята проводят в своих позициях, но, когда того требует ситуация, они могут спокойно уйти, потому что главное — это активность и свобода. Если игрок видит свободное пространство и может туда пройти, получить мяч, и это даст преимущество команде, то он должен делать это незамедлительно. Задача партнеров — занять его позицию или страховать.

    «Зенит» – «Мастер-Сатурн» – 3:3 (ЮФЛ-2)

    Такая игра предполагает много взаимосвязанных нюансов. Нет прямых указаний с моей стороны. Во время тренировки и матча ребята всегда пробуют вещи, которые считают правильными. С моей стороны, могут быть вопросы к ним для расширения понимания: получили ли мы преимущество, о котором мы думали? Если да, то молодец. Если нет, то спрашиваю, какие еще были варианты? Для понимания используем видео или останавливаем игровой эпизод во время тренировки, хотя можем и на пальцах объяснить. Подталкиваем ребят к поиску правильного варианта в игровых ситуациях.

    — Откуда взялась концепция такого подхода к работе?
    — В первую очередь, обучение. Мы играем в 3-4-3. В обороне в этой схеме чаще всего будет игра один в один. То, чего не хватает российским футболистам, которые с детства привыкают к подстраховке. Игра один на один стимулирует ребят. Они учатся правильно играть позиционно и вести борьбу так, чтобы никто даже не думал, что можно проиграть единоборство. Мы оцениваем единоборство как одну из главных фундаментальных вещей в футболе. Много над этим работаем.

    — Получается, защитники не уходят от ответственности.
    — У них даже не должно быть вариантов в голове: «Пусть меня обыграют, у меня есть подстраховка». Каждая борьба должна быть жесткой, в каждом игровом эпизоде ребята должны быть сконцентрированы, должны чувствовать ответственность.

    — И все же, откуда у вас возникли такие тренерские идеи?
    — В первую очередь — это из-за подбора ребят. С 2005-м годом я работаю уже пятый год. У нас качественная команда, есть большая группа действительно талантливых ребят. При правильном их отношении к футболу и нашей тренерской помощи они могут стать классными футболистами.

    Константин Коноплев

    Порядка двух лет мы играли в 4-3-3, но потом я понял, что нужно двигаться дальше, нужно развитие. Мы попробовали центрального защитника передвинуть в зону опорного полузащитника и создали для нас преимущество в середине, что очень сложно для обороны соперника. Дальше стали искать варианты — создали три в три в обороне, организовали преимущество в центральной части поля с акцентом на игру в одно-два касания, чтобы быстро проходить середину и разворачивать атаки с фланга на фланг за счет лишнего игрока в середине, в атаке тоже получается игра один в один при подключении одного из центральных полузащитников, что облегчает задачу при создании голевых моментов.

    Моим ребятам интересен именно футбол

    — Раньше в академии было четкое правило с игрой в одной схеме 4-3-3. Отходить от этой схемы было нельзя. И это правило с недавних пор отменил Андрей Аршавин. Именно тогда решились на эксперименты?
    — Моя позиция на этот счет такова: ребята в Академии должны попробовать как можно больше. Далеко не обязательно они попадут в ту команду, которая будет играть 4-3-3. На это вообще мало шансов. Сейчас куча разных схем, в которых игроки одной и той же позиции имеют разные роли. Поэтому моя задача как тренера подготовить их ко взрослому футболу. Если центральный защитник скажет, что знает только как встречать и страховать, и будет готов играть только в одной схеме, то ему будет очень тяжело показать себя, например, на просмотре в другой команде. Никто не будет ждать пока он проявит себя — дадут две недели и все. Учить и подсказывать уже никто не будет. Таковы реалии взрослого футбола. Соответственно, чем больше в Академии мы создадим для ребят разных ситуаций — игровые схемы и упражнения — тем выше у них будет готовность проявить себя в короткий срок и подписать контракт.

    — Это любопытно. Голландская система, которая много лет существовала в Академии «Зенит», подразумевает именно схему 4-3-3, в которой молодые игроки развиваются всесторонне. На практике это не совсем так?
    — Я согласен, что это универсальная схема. Но так же, как и в профессиональных клубах, в командах разных возрастов в Академии оказывается разный подбор футболистов. К примеру, команда не может набрать четырех высококачественных защитников, но у нас есть три. И есть действительно талантливые ребята, играющие в центральной части поля. Почему я должен ставить защитника, у которого меньше качеств для того, чтобы стать профессиональным футболистом, чем у центрального полузащитника? Так что нужно отталкиваться от подбора игроков. Если в составе есть перспективный футболист, то он должен играть, а не сидеть.

    СШОР «Зенит» – «Зенит» – 0:2 (ЮФЛ-2)

    У нас получилось так, что был левый центральный защитник с сильной правой ногой. Нам пришла в голову идея попробовать его в центре поля. И он стал лучше развиваться. Получается, что мы дали развитие ребенку. И вот мы попробовали расставить ребят в схеме, которая им ближе по качествам, и получилось достаточно хорошо.

    — «Зенит» всегда ставит самые высокие цели даже на уровне Академии. Как вы сочетаете свои эксперименты с задачей достижения результата?
    — Мне повезло, потому что ребята действительно талантливы. Даже сейчас, проводя параллели с другими командами, этим ребятам интересен именно футбол. Я вижу, что в каждой тренировке и игре они получают удовольствие от того, что происходит. Их можно поставить в любую схему. Они будут играть на сто процентов.

    — Мне кажется, что мысль про то, чтобы в Академии игрок попробовал как можно больше, очень логичная.
    — Нам еще голландский руководитель академии Луи Куллен говорил «backpack», то есть мы здесь собираем для ребят рюкзак, который они возьмут с собой во взрослый футбол. Если руководство позволит и дальше работать с этой командой, то мне хотелось бы продолжать заниматься их развитием. Не секрет, что у нас время от времени происходят перестановки. Если у меня будет время, то мы обязательно попробуем что-то еще, чтобы пополнить их копилку знаний.

    «Краснодар» – «Зенит» – 2:1 (ЮФЛ-2)

    Что касается результата, то в последнее время он складывается из того, что наши соперники не готовы к нашей игре, им нечего противопоставить нашей игре в атаке. В тренировочном процессе мы уделяем много времени нашей модели игры. Много ситуаций создаем и по обороне. Мы часто используем единоборства один в один и два в два — это основа обороны. Что касается модели, то под нее очень сложно подстроиться по ходу матча. Для любого тренера понятно, как обороняться против 4-3-3.

    — Тем более, что практически вся ЮФЛ играет по этой схеме.
    — Мы действуем более креативно, не говоря уже о действиях ребят, которые обладают нестандартным мышлением. Это большая сложность для соперника. И года полтора-два мы этим очень удачно пользуемся.

    От руководства нет претензий за шестое место

    — Какие принципы преследуете в атаке?
    — Контроль мяча. Важно каждому получившему мяч определить, какие возможности мы имеем в данный момент. Если ситуация располагает к быстрой атаке, то нужно сделать передачу вперед. Если мы видим, что быстрой атаки не получается, тогда мы за счет контроля на чужой половине поля и доставки с фланга на фланг ищем свободное пространство в обороне соперника и моменты для проникающей передачи.

    — По опыту команд РПЛ позиционная атака — это всегда самое сложное. Как с этим справляетесь?
    — Бывают сложности. Есть хорошо организованные команды, которые не уступают в единоборствах и тактически грамотно обучены в перемещении без мяча по ширине и глубине. На первый план тогда выходит индивидуальное мастерство. Тогда за счет перемещений с фланга на фланг и контроля в глубину создаем ситуации один в один. И многие ребята атакующей линии в нашей команде в такой ситуации хорошо решают.

    — Я обратил внимание, что Костя Воинков (лучший бомбардир и ассистент «Зенита» в ЮФЛ-2. – «Спорт День за Днем») на голову сильнее остальных ребят в этом ключе. Понятно, что это большой плюс, но мне показалось, что это чуть мешает ему отрабатывать в обороне наравне со всеми.
    — Косте нужно в этом моменте добавлять. Сейчас он может себе позволить в обороне действовать недостаточно внимательно и правильно. Но у нас еще есть время поработать с ним, чтобы научить его.

    Константин Воинков

    — Не боитесь, что его заберут у вас в команду постарше?
    — Там тоже опытные тренеры. У нас есть контакт с ними. Они наверняка это увидят сами, но мы тоже можем подсказать. В любом случае мы будем продолжать работать над этим.

    — Какие впечатления от дебюта в ЮФЛ?
    — Лига точно идет всем на пользу. Турнир во взрослом формате. Большой плюс, что мы имеем возможность готовиться к каждой игре. Соперники действуют по-разному. Даже одна и та же команда играет иначе дома и на выезде. Это создает нам определенные трудности, которые способствуют в росте.

    — В последней игре первой половины сезона «Мастер-Сатурн» сыграл с вами 3:3, хотя до этого дома уступил 0:6.
    — Да, хотя это немного другой пример. Мы еле-еле набрали команду, пришлось играть в схему 4-3-3, потому что под привычную нам схему 3-4-3 набрать ребят не удалось.

    — И все равно, мне казалось, что вставали в 3-4-3 на мяче. Справа играл Горяинов, который реже поднимался в атаку.
    — Это потому, что он левша. Но играл хорошо.

    Иван Горяинов

    — Он в первый раз вышел в такой позиции?
    — Да. Мы неделю готовились к этому, так как Ваня Шиленок получил дисквалификацию, а второй правый защитник давно травмирован. Поэтому пришлось пойти на такие меры. Со слабой ногой Ваня чуть меньше подключался, хотя в этой схеме мы хотим подключений в атаку от одного из крайних защитников. За счет участия игрока оборонительной линии в атаке мы создаем преимущество как в средней части поля, так и в атаке. Но в данной игре у нас не все получилось.

    — В «Зените» требуют побед даже на детско-юношеском уровне. Руководство не говорит вам, что стоит оставить свои эксперименты?
    — На зимний перерыв ушли на шестом месте, но пока таких разговоров нет. Никто не предъявляет претензий. Мы в каждой игре демонстрируем свой уровень, в каждой игре забиваем. Нужно некоторые моменты поправлять в обороне, потому что многовато пропускаем, но качеством игры абсолютно доволен.

    На первом месте – качество игры и индивидуальное развитие каждого из ребят

    — Что важнее на данном этапе: результат или развитие?
    — На протяжении трех-четырех лет мы показываем, что у нас самая сильная команда в России по этому возрасту. На всех чемпионатах России и на Кубке РФС мне невероятно хотелось выигрывать. Но сейчас меня больше интересует качество игры и индивидуальное развитие каждого из ребят, потому что не за горами тот день, когда нужно будет медали оставить у мамы с папой и выходить на поле с мужиками, доказывать свой уровень в совсем других условиях и с другим сопротивлением.

    — На результатах больше сказываются такие случайные события, как травмы...
    — Еще у нас много ребят уезжают в сборные. На предпоследний сбор уехало семь футболистов. Не всегда в последнее время мы имеем возможность рассчитывать на всю команду. Часто ребята возвращаются не в лучшей форме, восстанавливаются после травм. Эти моменты чуть-чуть, но решают исходы матчей. Пристальное внимание на этом не акцентирую, но за четыре месяца многие ребята добавили в понимании игры, что очень для меня важно — мы все равно развиваемся, даже абстрагируясь от результатов.

    — Этому способствует в том числе повышенная конкуренция в ЮФЛ-2, если сравнивать, например, с первенством России?
    — На первенстве России в группе была всего одна команда, способная оказать достойное сопротивление. Две другие, при всем уважении, были намного ниже уровнем. В 1/4, 1/2 и финале больше решает психология. Это большая ответственность. И тот, кто лучше сумеет уйти от давления результата и сосредоточиться на игре, тот и выигрывает.

    — Часто слышу от тренеров, что такие турниры не идут на пользу, так как проходят в короткий отрезок времени и после трех матчей у многих пропадает турнирная мотивация. Согласны?
    — Это тяжело физически, хотя это ответственность тренера. Нужно правильно спланировать подготовку, чтобы на эти 10 дней ребята были в оптимальных физических кондициях. Ведь физика дает возможность думать на поле. Если задохнулся и устал, то думать перестаешь. Такие турниры дают развитие ребятам и нам, тренерам, как правильно провести подготовительный период, как правильно выстроить работу. Но преимущество ЮФЛ, конечно, есть. Здесь мы учимся подводить ребят именно к игре, а не к 10-дневному отрезку.

    — Были ли в этом сезоне матчи, которые проиграли не только из-за нехватки ребят, а по делу?
    — По 2005 году рождения много хороших соперников — «Локомотив», «Динамо», ЦСКА. Армейцы очень качественный футбол демонстрируют, я знаю их тренера (Дмитрий Игдисамов. — «Спорт День за Днем») и его принципы, вижу, как это отражается на качестве игры.

    — Какой-то из матчей запомнился?
    — Обидно потеряли очки со «Спартаком». Мы играли с огромным преимуществом и в сильнейшем составе, что случалось не часто. Чего не хватило? Мы забили хороший чистый гол и сделали счет 3:1, но судья отменил его из-за вне игры. Потом не забили пенальти. Должен был быть разгром, а вместо этого на 93-й минуте мы пропускаем — 2:2.

    «Динамо» – «Зенит» – 3:0 (ЮФЛ-2)

    К заслуге соперника могу отнести только поражение от «Динамо» (0:3). Они хорошо подготовились к нашей схеме, использовали свободное пространство в линии обороны, создавали открывания и хорошо использовали длинные передачи, вскрывая нашу оборону. К тому же переиграли нас на стандартах. Почти в сильнейшем составе мы проиграли по делу. И тем интереснее будет следующая игра с «Динамо». Тем интересен этот турнир, играть против команд и тренеров, которые стараются модернизировать игру, удивить соперника новинками.

    — Я вижу, что стараетесь всегда разыгрывать от ворот низом. Это жесткое правило в команде?
    — Это акцент на контроле мяча, но длинные передачи тоже есть в нашем арсенале. В быстрых атаках мы играем низом, в короткий и средний пас, потому что это удобнее для приема и развития атаки. Когда нужно быстро поменять направление атаки, то часто используем длинные передачи. У нас есть ребята, которые здорово, даже на уровне взрослых футболистов, владеют длинной передачей. Но чаще к ним прибегаем в позиционной атаке при быстрой смене направления, когда нужно как можно быстрее доставить мяч на фланг.

    Много работы проводим над тем, чтобы ребята использовали как можно меньше касаний, то есть думали, подстраивались под мяч так, чтобы сыграть дальше как можно быстрее. Сейчас это направление нашей работы. Нам нужна быстрота принятия решений.

    Главная цель – вырастить де Брюйне

    — Тренер академии и чемпион ЮФЛ-1 в прошлом сезоне Игорь Лебедев рассказывал, что в какой-то момент по сезону соперники «Зенита» стали упрощать игру и перестали играть в футбол. Вы с этим сталкивались?
    — Не скажу, что кто-то откровенно так играл. Тот же «Мастер-Сатурн», последняя игра, даже при счете 1:3 продолжали учиться строить атаку от вратаря низом. И в первой игре, проигрывая 0:6, они учились играть в футбол.

    — Меня тоже это удивило, потому что «Мастер-Сатурн» допускал большое количество потерь на своей половине поля в этой игре.
    — Я могу выразить только уважение к тренеру. Все равно рано или поздно это приведет к определенному результату в развитии ребят. Они научатся тому, без чего уже нельзя представить европейский футбол.

    Это прежде всего шоу для зрителей. Вряд ли кому-то нравится, когда команда лупит вперед, это не презентабельно и мало кому интересно. Если мы хотим конкурировать с Европой, то должны подтягивать наши стандарты к стандартам европейского футбола. И на данный момент все в ЮФЛ-2 пропагандируют интеллектуальный футбол. «Динамо», например, использовало длинные передачи, но не для того, чтобы просто треснуть вперед и зацепиться, а использовали их с умом — игрок с мячом знал, куда отдавать, а нападающий знал, куда открываться. Радует, что все стараются играть в футбол.

    — Вы сказали, что не смотрите европейский футбол, но теперь приводите в пример мировые тренды. Значит, все-таки что-то смотрите?
    — Ну как не увидеть какие-то отдельные отрезки вроде того, как Кевин де Брюйне отдает передачи? Ту же «Баварию» в обзоре Лиги чемпионов можно увидеть. Но я не погружаюсь туда глубоко.

    — Может ли у нас вырасти такой футболист, как Кевин де Брюйне?
    — Почему нет? Недавно меня спросили, что важнее для меня, как тренера. Есть распространенное мнение, что в первую очередь тренеры должны вырастить хороших и воспитанных людей. Но у меня другая позиция. Понятно, что это сопутствует обучению, но главная цель — вырастить де Брюйне. И делать это не голословно, а прикладывать к этому максимум усилий.

    Кевин де Брюйне

    У нас есть ребята, которые по потенциалу не хуже. Наша задача — правильно довести, сохранить интерес к футболу, потому что часто бывает, что к 17-18 годам ребята оказываются пустыми к игре, ничего внутри них уже не горит. Их сильные индивидуальные качества на протяжении всего взросления нужно сохранить и развить.

    Наверняка есть еще вопросы к непосредственному переходу во взрослый футбол. Мне бы хотелось самому поучаствовать в этом процессе. Я к этому приближаюсь и надеюсь, что судьба даст мне такую возможность. Но у нас выросли Аршавин и Кержаков, которые даже на европейской арене признаны, так что почему бы кому-то из молодых ребят не повторить их путь.

    — Выгорание, о котором вы сказали, возникает, на мой взгляд, от тренеров, нацеленных на результат, потому что они задействуют наиболее талантливых игроков всегда и везде, выжимая максимум из футболистов еще на детско-юношеском уровне, оставляя других вообще без игрового времени. Согласны?
    — Конечно, важен баланс. Были примеры в Москве, когда набиралась команда из 11 человек, которая выигрывала соревнования. Через какое-то время их убирали, привозили других 11 игроков, из которых тоже выжимали на определенном этапе все что есть. На детском этапе обычно просто берут переростков, которые всех задвигают, а потом просто берут других таких же. Такой подход ни к чему хорошему не приведет.

    Одна из компетенций тренера — очень тонко чувствовать момент роста футболиста. Игрок может обладать потенциалом, но не показывать высокий уровень сейчас. В такой момент нужно не дожимать его, а поддержать.

    — Не просто так же почти у каждого второго игрока в РПЛ есть история, как его в раннем возрасте выгнали из академии по той или иной причине.
    — Да, преимущественно у нас в стране все смотрят на антропометрию. У нас есть свой пример с центральным защитником. Мне говорят, что он не подходит по стандартам. А разве есть в футболе вообще стандарты? Футболисты одного амплуа могут быть совершенно разными. Левандовски и Агуэро играют на одной позиции, но это же совершенно разные игроки. Так что я должен внутри чувствовать игрока и команду. Достаточно часто бывают моменты, когда тренер должен действовать интуитивно, стараться поддерживать игрока и выводить его на конкурентоспособный уровень.

    «Зенит» – ЦСКА – 3:1 (ЮФЛ-2)

    — Это важная проблема детско-юношеского футбола — подбор игроков исходя из антропометрии. Даже в команде вашего года в «Зените» абсолютное большинство игроков, рожденных в начале года. Можно ли пробиться в футбол игрокам, родившимся в октябре-декабре?
    — На самом деле маленькими могут быть и родившиеся раньше. На каком-то этапе это будет играть определяющую роль. В возрасте 8-10 лет нужно увидеть, «игровик» ли этот ребенок. К 17-18 годам он в любом случае сформируется, станет мужчиной. А задача тренера развивать его уровень мышления. Сперва нужно смотреть на понимание игры. Все остальное — важные моменты, но сопутствующие.

    Неправильно, когда главным тренером у детей становится человек без опыта

    — Как вы пришли к тому, чтобы стать тренером?
    — Случайно. У меня не было глобального представления, что после завершения карьеры я стану тренером, буду получать от этого удовольствие. Один из моих товарищей, Сергей Киселев, рассказал, что устроился в Академию (работает и сейчас — «Спорт День за Днем»). Позвал и меня. Я позвонил Владу Радимову, у нас неплохое общение, попросил через него как-то устроиться. Он переговорил с Василием Костровским. На тот момент уже образовалась Академия, штаб был сформирован, все места были заняты. Тогда мне предложили поработать в только появившемся филиале в Московском районе. Там я проработал порядка 8 месяцев. Потом освободилось место в Академии, одним из первых претендентов почему-то оказался я.

    — В интервью «Спорту День за Днем» вы рассказывали, что не знаете, почему пришлось покинуть «Зенит». Истина до сих пор не открылась вам?
    — Я перестал в этом копаться. Поначалу было желание разобраться. Теперь нет. Ни о чем не жалею. Считаю, что у меня не было того потенциала, чтобы дойти до уровня Премьер-лиги. Это я себя, как игрока, оцениваю с позицию тренера. Мне просто повезло, поэтому не держу обиды на других.

    Константин Коноплев

    Могу к себе задать вопросы — мог бы больше работать индивидуально и над физической подготовкой. Нужно было поработать над верхней частью корпуса, откуда и шли все мои травмы. Мне это говорили, но я отмахивался. Потихонечку это накапливалось и мешало, поэтому ровной карьеры у меня не получилось. Зато поиграл во всех лигах, набрался большого опыта. Теперь понимаю, каково будет ребятам прийти в ФНЛ-2 или еще куда-то.

    — И что ждет ребят, если они попадут в ФНЛ-2?
    — Одно время я играл за «Зенит»-2 во второй лиге. Это был первый опыт игры против мужиков. Вот тут формируется характер. Пусть коленки тряслись от страха, но нужно было идти в борьбу. И в большей степени за счет характера мне и удалось пробиться выше. Когда я выпускался из интерната, то мне говорили, что мой уровень — вторая лига. Так что игра в любой из профессиональных лиг — это положительный опыт.

    — Почему после «Зенита» не получилось продолжить игру на высоком уровне?
    — В «Торпедо» меня хотел Петренко, но в жизни бывают нюансы. Клуб был ограничен бюджетом. Меня хотели купить, но ушел лидер атаки Лебеденко, возникли проблемы с дисциплиной у Бугаева. Вложения могли бы пойти в меня, но в связи с их уходом приоритеты поменялись. Купить трех игроков «Торпедо» не мог, так что стали выбирать. Ну а дальше первая и вторая лиги.

    — Неужели не было интереса из Премьер-лиги?
    — Дважды ездил на просмотр в «Шинник». В первый раз — помешала травма, во второй — возникли недопонимания со своим же агентом. Я приезжал зимой, оставил хорошее впечатление, потом опять травма. Я долго лечился. За эти полтора года я всеми забылся. Пришлось все начинать сначала, но повторить успех мне не удалось.

    — Неужели тогда не возникало идеи стать тренером?
    — Вообще не приходило. Даже не представлял себе никакую жизнь после футбола. Шел по жизни с закрытыми глазами. Наверное, думал, что буду играть в футбол вечно. Мог остаться у разбитого корыта. Но мне повезло устроиться в Академию.

    Константин Коноплев

    — Получается, что вы попали в Академию со статусом бывшего футболиста без тренерского образования. Верно?
    — Да. Здесь многие ребята так. Обучение происходило уже в процессе работы. У меня удачно все сложилось. Когда я пришел, у меня было два варианта — помощником в старшую команду или тренером младшей команды. К тому моменту весь мой тренерский опыт — 8 месяцев в филиале.

    — Что вы выбрали?
    — Понятно, что всем хочется сразу работать со старшей командой. Не помню, чего я хотел. Но сейчас я понимаю, что мне повезло стать тренером малышей 2004 года рождения, который в следующем году будет выпускаться. В итоге я прошел всю вертикаль от U6 до U17, если в следующем году я останусь с этой командой. Сейчас у меня сформированное понимание, как, почему и над чем работать с ребятами в том или ином возрасте. Так что я получил классный опыт. И благодарен всем, кто в этом принимал участие. И я буду понимать, как все должно работать, если я стану тренером профессиональной команды. Опыт в детско-юношеском футболе в любом случае помогает вести диалог со взрослыми футболистами.

    — Часто слышу мнение, что подготовку детей на самом раннем этапе слишком недооценивают, и отдают ребят тренерам без опыта, как вам, и это неправильно. Согласны?
    — Это не совсем правильно, но в тот момент в Академии была смена поколений. Не было достаточно тренеров. Мы работали на энтузиазме, а это тоже большое дело. Мы хотели учиться, развиваться, и развивались вместе с детьми. При этом понятно, что сейчас, если бы был руководителем, то я бы поставил себя на малышей, а не какого-то пацана без опыта. Это правильный подход. Если хотим пригласить кого-то, делающего первые шаги в тренерской работе, то он лучше пусть станет помощником сначала, чтобы познакомиться с азами тренерской работы.

    — Мне кажется, что тренер всегда рано или поздно хочет возглавить профессиональную команду. Видите для себя такую следующую ступень?
    — Это не цель всей моей жизни. Я пришел в футбол не ради статуса «тренер первой команды». Я хочу помогать людям играть в футбол. Неважно, какого возраста будут эти люди. Если руководство посчитает, что я могу помочь взрослой команде, то посмотрим. Но я знаю, что и сейчас я приношу пользу, помогаю ребятам развиваться. Это для меня самое главное. 

    Фото: ФК «Зенит», EPA/VOSTOK-Photo


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров