• Нападающий «Химика» Сергей Мозякин: Не хватает рекламы

    01.02.08

    Одни называют его самым умным центрфорвардом суперлиги, другие — самым недооцениваемым игроком чемпионата, некоторые даже считают его самым сильным хоккеистом мира, не выступающим в НХЛ. И всегда, независимо от сказанного, его характеризует слово «самый». Сейчас Сергею Мозякину 26, а кажется, что он выступает в суперлиге как минимум лет десять. Представить чемпионат России без нападающего подмосковного «Химика» просто невозможно, а ведь в конце 1990-х его талант мог сгинуть в любительской лиге… Сегодня Сергей уверенно лидирует в списке снайперов суперлиги, опережая ближайшего конкурента Олега Сапрыкина на восемь шайб.

    — Сергей, поздравляем с лидерством в споре голеадоров, — начинаем разговор с Мозякиным.
    — Спасибо! Но в этом больше заслуга партнеров, нежели моя. Очень многое зависит от того, с кем играешь в сочетании, ведь если бы не стояли плечом к плечу с Аликом Лещевым и Колей Прониным, то никакого лидерства хоккеиста по фамилии Мозякин не было бы и в помине (улыбается).

    — С трибуны кажется, что вся сила вашей связки в сыгранности. Так ли это?
    — Конечно. Сыгранность играет огромную роль. Особо приятно, что она появилась именно здесь, в «Химике», при Петре Воробьеве, который и поставил нас в одну тройку, — сразу все пошло как по маслу. Можно сказать, судьба (смеется). В ЦСКА, хоть мы и выступали в одной команде, все же играли в разных звеньях.

    — Получается, дополняете друг друга?
    — Получается так… Алик — мозговой центр, раздает пасы, организует атаки, Коля любит больше побороться, повозиться с шайбой у борта. Думаю, таких звеньев в нашем чемпионате должно быть побольше. Сложно ведь играть в одной связке, когда рядом два исключительно бросающих форварда.

    — Как проходило знакомство?
    — Сначала я познакомился с Колей — перед сезоном 1999/2000. Я только перешел в стан армейцев, а Пронин уже тогда вовсю играл за красно-синих. Мне ведь тогда совсем немного было — 18 лет, за плечами сезон в канадской юниорской лиге, дубле тогда еще «Торпедо» из Ярославля и любительской лиге, а Коля был и старше, и опытнее. Но человек он очень открытый, так что сдружились с ним быстро. С Лещевым познакомились, когда нас отправили в аренду в те времена, когда ЦСКА был расколот на две части.

    — В этом сезоне в «Химике» грянула тренерская отставка. Как хоккеисты ее переживают?
    — Безусловно, это событие всегда выбивается из ряда вон! На моей памяти отставок было не так уж много: Тихонов в ЦСКА, Воробьев уже здесь, в «Химике», и вот Попихин — всего три. Конечно, всегда хочется показать себя с лучшей стороны перед новым тренером, мобилизуешься, стараешься прыгнуть выше головы. Такие встряски порой нужны команде, когда другого выхода уже нет. А вот сейчас Федор Леонидович (Канарейкин. — «Спорт») так органично влился в команду, что такое впечатление, будто ничего и не менялось. С Воробьевым было по-другому: он создал нашу тройку, вообще тренер очень сильный, хороший психолог — никогда не орал на игроков, да и голос-то повышал только в самый сложный момент, когда необходимо было встряхнуться.

     

    — Вам довелось поработать с тренерами разной формации: «диктаторы» Тихонов и Воробьев и «демократы» Попихин и Канарейкин. Почувствовали разницу?
    — Не стал бы грести под одну гребенку Тихонова и Воробьева — разные они. Виктор Васильевич мог накричать на тебя, а через два часа забыть об этом, а вот у Петра Ильича память — будь здоров (смеется)! Чисто с человеческой точки зрения с Попихиным было легче, всегда можно было подойти, поговорить по душам, а Воробьев все-таки на расстоянии хоккеистов держал.

    — Не кажется, что после ярчайшего локаутного сезона наш чемпионат стал деградировать?
    — Не стал бы говорить столь резко… Сейчас вроде сезон неплохой вырисовывается — в каждой части таблицы интрига! Да и по уровню хоккеистов суперлига очень сильная. Чего точно не хватает нашему хоккею, так это рекламы. Лакмусовой бумажкой оказался Матч всех звезд: впервые в жизни видел полупустые трибуны на таком шоу!

    — В апреле прошлого года не было чувства обиды, что вас не взяли на чемпионат мира?
    — (Вздыхает.) Не очень хотел бы вспоминать ту ситуацию… Нехорошо как-то получилось… Обидно, что отцепили от национальной команды в самом конце — в основной список я не попал, остался в резерве. Но ничего, жизнь продолжается. Будем стараться в этом сезоне, в следующем! Вообще считаю так: что ни делается — все к лучшему (улыбается).

    — Не за горами чемпионат мира в Канаде. Сергей Мозякин к нему готов?!
    — Всегда готов (улыбается)! Один раз я уже участвовал в первенстве планеты, три раза был в шаге от него. Посмотрим, как получится на сей раз, но желание сыграть в Канаде у меня, конечно, есть.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров