• Нападающий московского «Динамо» Константин Горовиков: «Окончил школу — и в СКА»

    13.01.11

    Когда во встрече СКА с ОХК «Динамо» свистнули третье удаление, трибуны «Ледового» зааплодировали. Но не зло, одобряя решение рефери, наказывающего гостей, как это часто бывает. Иначе. Приветствуя… В «боксы» направлялся Константин Горовиков. «Он же наш, питерский, вот и хлопаю», — объяснил свой восторг болельщик в майке «Сушин­ский». «Вообще-то новосибирский», — уточнил я. «Как?!», — искренне удивился «Сушинский».

    Семь долгих сезонов Константин защищал красно-синие цвета СКА и за эти годы стал своим в доску. И когда настал момент расставания (летом центрфорвард перешел в ОХК «Динамо»), прощались с ним, как с родным, пуская соответствующие стрелы в руководство СКА: «Как же допустили?! Как не удержали?..»

    За время нашей непродолжительной беседы Константин девять раз пожал протянутые ему хоккеистами СКА руки. Максим Сушинский поинтересовался: «Как дела?», его тезка Соколов поздравил Константина с Рождеством, а Алексей Семенов уточнил: «Еще не спросили, как тебе играется с двумя барбосами? Нет? Сейчас спросят». Видимо, своеобразность Дениса Толпеко и Лео Комарова, выходящих с Горовиковым во втором звене, оставила неизгладимый след в душе Семенова, который в прошлом сезоне защищал московские бело-голубые цвета.

    Впрочем, с позволения Алексея, эту тему мы отложили на следующий раз, и начали с событий далеких и отчасти судьбоносных.

    Спортсмен-хоккеист

    — Константин, вас в Питере держат за своего до такой степени, что напрочь забывают о новосибирском воспитании форварда Горовикова. А как вообще получилось, что вы навострили весла с берегов Оби к Финскому заливу?
    — О, это интересная история, хоть и длинная. Один мой новосибирский земляк Сергей Васильевич (он постарше меня) тренировался со специалистом, с которым впоследствии работал я. Завершив карьеру, он переехал в Петербург, где открыл свой бизнес. Сергей Васильевич — образованный, толковый мужик. Дела у него тут пошли в гору. Но от хоккея он не отошел — поддерживал его с финансовой стороны. Был, как сейчас говорят, соучредителем СКА. В 1993 году он организовал такую интересную штуку: взял, если не ошибаюсь, игроков 1977 года рождения, 1979-го, 1981-го и, по-моему, 1982-го. Соорудил из них четыре команды и повез в Америку на турнир, классный причем турнир. Сделал он это, отдавая дань и Новосибирску, и Петербургу: две пятерки состояли из хоккеистов СКА, одна — из сибирских ребят. В ту пятерку попал и я. Ну а потом, в 1994 году, когда я окончил школу в Новосибирске, Сергей Васильевич предложил перебраться в Питер. Я долго не думал. Поселили меня на базе, вскоре поступил в университет — Инженерно-экономический…

     

    — …и какая у вас специальность? Извиняюсь, что перебиваю.
    — Спортсмен-хоккеист, — улыбается Константин. — Поступить-то я поступил, окончил один курс, а вместе с ним и учебу.

    — То есть за «Сибирь» вы так и не сыграли…
    — Провел что-то около двух матчей. Затем началась питерская эпопея. Лет пять здесь отыграл нон-стоп. Борис Петрович тогда стоял у руля. Михайлов здорово пособил юному дарованию (смеется). Мне было каких-то 17 лет — птенец еще, и он помог мне опериться, встать на ноги, расправить крылья, если угодно… А потом я уехал покорять Северную Америку, пробиваться в задрафтовавшую меня «Оттаву». Через два года вернулся в Россию, и началась кочевая жизнь — в том смысле, что столько лет подряд, сколько я выступал за СКА, больше ни за один клуб не играл.

    Отъезд в НХЛ — проверка на прочность

    — А почему, как считаете, не закрепились в НХЛ? Потому что, как, к примеру, Радулов, толкаться не любите?
    — Знаете, я в любом случае рад, что решился сделать шаг на Запад — воспользовался предоставленным мне шансом и провел два года в Северной Америке. Это хорошая школа — жизни и хоккея.

    — Как вообще решились на отъезд?
    — «Оттава» поставила меня на драфт, предложила контракт, который я подписал. Ну а дальше, как говорится, чемодан, вокзал, Оттава…

    — Сегодня драфт и предложенный клубом НХЛ контракт с «перспективой» скитаний по минорным лигам — не для всех аргумент, дабы бросить здесь все и лететь туда…
    — Тогда другое время было, другие условия хоккейной жизни. Это сейчас ребята не особо бегут покорять НХЛ. Дважды подумают, прежде чем… А раньше на жизнь иначе смотрели, да и сама жизнь была иной. Так что упускать шанс мне нельзя было. «Если не поедешь сейчас — потом возможности не будет» — так я думал в ту пору, и принял соответствующее решение.

    — И какой поначалу вам показалась Америка?
    — Она, считаю, мне во всех планах на пользу пошла — и в хоккейном, и в социальном. Несмотря на то что мне уже 22 стукнуло, я только там понял, что такое настоящая самостоятельная жизнь. Ты фактически один в окружении совершенно чужих тебе людей, причем в большинстве своем, как ни странно, не говорящих по-русски. По-русски говорили только Петя Счастливый и Вячеслав Буцаев, выступавшие вместе со мной за фарм-клуб «Гранд Рэпидс» (смеется). Но надо пройти через это, испытать себя, проверить на прочность. Я, считаю, прошел. Как-то разом стал взрослее, и по жизни, думаю, это мне принесло полезный опыт.

    — Вы уже воспринимаетесь как ветеран сборной. А помните, кто впервые молодому и перспективному форварду доверил красно-белый свитер?
    — Борис Петрович. Конечно, Борис Петрович. 2002 год стоял на дворе, весна.

    Зачем игроку фитиль?

    — Этим летом в СКА одним «стабильным» «сборником» стало меньше. Почему перебрались в Москву? Тесно стало в звездном коллективе?
    — Был контракт, контракт закончился. Все… — разводит руками Константин.

    — В финансовом плане проиграли?
    — Финансовая сторона касается только клуба и хоккеиста. Так что пардоньте… (Улыбается).

    — Команды Знарока второй год подряд называют Золушками — звезд нет, а результат, наоборот, есть. Чем берете?
    — Работоспособностью, а также желанием и командным духом. Хотя, как мне кажется, на эту тему с нашим тренерским штабом лучше поговорить. Они лучше ответят, как им удается.

    — Сформулирую иначе: как Знарок и Витолиньш зажигают команду?
    — А зачем зажигать-то? Мы же не динамит, которому фитиль в одном месте нужен. И вообще — что это за спортсмен, которого зажигать надо? Если внутри не горит стремление доказать, что ты лучший, дверь на выход из спорта слева… Просить «ты выйди, пожалуйста, на лед, поиграй немножечко, забей, если получится» никто ж не будет, ибо абсурд.

    — Седьмое кряду поражение вашей команды пришлось на игру в Петербурге. СКА изменился за время вашего отсутствия?
    — Я бы не сказал. Это по-прежнему команда с большим количеством индивидуально сильных хоккеистов в составе, от каждого из которых можно ожидать опасности. У нас в чемпионате интрига и существует за счет того, что каждый может обыграть каждого, опираясь на свои сильные стороны. Армейцы берут мастерством. Команды с более скромным подбором исполнителей — характером, самоотдачей. Ну а дальше как пойдет. Удача ведь тоже немаловажную роль играет. Спорт без нее сложно представить. С другой стороны, есть простые истины успеха: создал момент — забивай, не оставляй команду втроем. Но на льду бывают трещины. В игре может всякое случиться. От встречи с Питером мы, несмотря на поражение, получили и позитивные впечатления. В частности, было видно, что лучше играли в обороне. А против мастеров, которые собраны в СКА, это дорого стоит.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров