• Нападающий СКА Андрей Сигарев: «Приехал в Питер за своей мечтой»

    25.07.13 00:00

    «Садитесь сюда!» — произнес игрок СКА в надвинутой на глаза кепочке, заметив, что корреспондент «Спорта День за Днем» пытается найти свободное место в клубном автобусе. Вежливый парень — подумалось мне. Только когда хоккеист поднял голову, узнала в нем Андрея Сигарева — нападающего армейцев, который в прошлом году был заявлен за СКА, но закрепиться в составе ему так и не удалось. Сейчас Андрею дали еще один шанс, и вот молодой форвард вместе со всеми отправился на сборы армейцев в Швейцарию. Мы разговорились. Интеллигентный, доброжелательный парень, о котором питерским болельщикам не так много известно. После трудового дня, когда у игроков выдалась свободная минутка, мы побеседовали уже под диктофон, удобно устроившись на скамеечке возле отеля.

    Американский босс расчищал дорогу сыну

    — Откуда вы родом?
    — Родился в Хабаровске. Но родным городом считаю Прокопьевск. О Хабаровске ничего не помню, мы оттуда быстро уехали. Мой отец хоккеист — Михаил Сигарев. Он тогда играл в этом городе, и мама самоотверженно поехала за ним. Играть в хоккей начал в Прокопьевске. Но развиваться как хоккеисту там было трудно. В итоге поехал в Кемерово, где отыграл три года, но через некоторое время клуб развалился. Тогда трое ребят, в том числе я, поехали искать счастье в Магнитогорск. Помню свои первые ощущения: сразу решил, что там самая сильная хоккейная школа в стране. Смотрю тренировку, а сам думаю: здесь пробиться нереально. Однако, когда меня поставили в четвертое звено, сразу забросил шайбу. Потом начал выходить в третьем, втором и даже первом звеньях. Дело пошло! Но в душе понимал: заиграть в «Металлурге» практически невозможно. В то самое время меня и позвали в Толь­ятти. Сказали, что рассчитывают на меня. И я уехал. Поиграл за 1993 год рождения, и меня начали привлекать во вторую команду. Помню, как забросил свою первую шайбу. Мне тогда было всего птнадцать лет. Мы играли в Кирово-Чепецке. Так вот, порадовался я тогда заброшенной шайбе и хотел было взять ее себе на память, но судья мне ее отдавать категорически отказался. Тогда наш тренер Павел Десятков стал кричать судье, чтобы он немедленно вернул мне трофей. Когда уже весь стадион захлопал, судья шайбу отдал. В тот сезон мне удалось забросить пятьдесят шайб! Потом стал играть в новой на тот момент лиге МХЛ. Помню, стал первым, кто в шестнадцать лет сделал хет-трик. Выступал и в сборной. В юниорской команде мне вообще не давали играть. Даже когда выходил и забрасывал шайбы.

    — Что было дальше?
    — В шестнадцать лет пригласили на тренировку в команду КХЛ — «Ладу». У меня все получалось, но заявить меня в таком возрасте за «основу» оказалось невозможно. Потом клуб начал медленно разваливаться, и меня перепродали в Новосибирск. Поиграл за «Снайперов», они защитили меня на драфте и предложили контракт на пять лет. Сами понимаете, подписывать соглашение на такой долгий срок и на таких условиях было невыгодно. Играть в России мог только за них, так что решил уехать в Америку в одну из юниорских лиг. Агент сказал: если забьешь пятьдесят голов за сезон, тебя задрафтуют в НХЛ. Приехал в команду «Филадельфия Революшн». Вышел в ней на первое место по результативности, хотя играть мне давали всего по две смены за период. Тренер в ­команде был русскоговорящий. Он мне объяснил, что к нему подошел владелец команды и сказал, чтобы меня на игру не ставили. Коуч удивился: почему он не должен ставить лучшего бомбардира своей команды? Но босс был непреклонен. Говорят, расчищал дорогу своему сыну.

    — Может, просто русских не любят?
    — Возможно. Агент обратил внимание, что играю неплохо, и меня пригласили в юниорскую команду уровнем выше. Но практически сразу после этого подвернул голеностопный сустав. В общем, сезон пропал.

    — Одним словом, вас так и не задрафтовали?
    — Знаете, драфт игрока больше чем на пятьдесят процентов зависит от работы агента. Иногда таких ребят драфтуют, которые уже с хоккеем давно закончили.

    Ржига наорал на первой же тренировке

    — Практически пропустив сезон, в 2011-м вы отправились в Россию?
    — Поступило предложение из Пензы. Помню, приехал в незнакомый город и не знал, чего ждать. Каков уровень коллектива, кто играет? Меня поставили лишь в последнее звено. Ведь в команде играли возрастные мужики. Так что на лед выходил только в третьем периоде. Мне было обидно. Как-то за несколько матчей набрал больше всех очков, но на следующую игру меня не поставили. Подошел к тренеру Богатыреву и спросил: «Почему?» Он ответил: «Андрюха, потерпи!»

    — И вы его послушали?
    — Да. Были непростые времена. Меня то ставили на матч, то нет. На старой арене в Пензе было очень холодно. Был случай, когда сидел на лавке весь матч, закутанный в одеяло. На арене холоднее, чем на улице. Самое главное, мне удалось перебороть себя. Многие молодые ребята в такой ситуации ломаются. Ведь они хотят играть, готовы, но им не дают шанса. У нас любят говорить: дескать, ты молодой, у тебя все впереди. Потом наша команда переехала на новенькую «Дизель-Арену». Конечно, она день и ночь по сравнению со старой. И так сложилось, что команда у нас сколотилась очень дружная. В «Дизеле» играли добрые, порядочные парни. Все друг за друга бились. Знаете, такая душевная обстановка. Это очень важно! Ведь ты проводишь каждый день с этими ребятами, и вам должно быть психологически комфортно вместе. Одним словом, мы все очень сдружились. Мне даже город нравился. Такой простой, чистенький. Люди хоккей просто обожают. Даже в лютые морозы на старую арену приходили зрители. Меня обстановка очень вдохновляла. Понял, что иногда надо перетерпеть. Когда сидел на лавке, почему-то чувствовал, что все еще будет. Так и случилось. В конце декабря меня как прорвало: стал набирать очки. Помню, в споре за лучший показатель по длительности серии набранных очков состязался с Алексеем Акифьевым из Тольятти. В итоге в феврале завоевал приз «Надежда лиги», который дают лучшим новичкам каждый месяц. За сезон набрал 28 очков и стал третьим в команде по набранным очкам. Несмотря на то что бюджет команды оставлял желать лучшего, мы были сильны духом. Помню, играл воодушевленно, с огромным желанием. В тот год нам удалось завоевать бронзовые медали ВХЛ, что считаю большим достижением. Потом меня позвали в «Нефтехимик», но не поехал. Решил остаться в Пензе. Сезон складывался удачно, и меня заметили в СКА. Переживал. Встал выбор: играть в городе, где тебе комфортно, где твои друзья и любимая, или уезжать и расти дальше.

    — И вы сделали шаг вперед?
    — Да. До этого в Питере был только раз, и город мне очень нравился. Но у меня, как и у большинства, сложился стереотип, что в СКА играют только звезды. «Где мне там найдется место?» — думал я. Но со мной поговорили по-человечески, успокоили. Сказали: будешь играть. И принял решение — еду.

    — Почему не получилось закрепиться в «основе» в прошлом году?
    — Было тяжело пробиться. Состав СКА очень сильный. Но теперь, надеюсь, все будет иначе. К тому же сейчас чувствую себя более уверенным психологически.

    — А что, были проблемы?
    — На первой же тренировке Ржига накричал на меня: мол, откуда ты вообще взялся? Честно говоря, чувствовал себя в Питере очень одиноко. Ведь в Пензе у меня остались друзья, команда, в которой чувствовал себя как дома, и любимая девушка. Здесь все еще предстояло доказывать, выстраивать новые отношения. Сейчас намного легче. Ведь новеньким в СКА меня уже не назовешь. Был при команде целый год и, можно сказать, «понюхал пороха». Надеюсь, теперь все будет по-другому. Готов выкладываться по полной, чтобы заслужить место в «основе» СКА.

    — С кем в тройке сейчас на тренировках выходите на лед?
    — Со Скачковым и Максимовым.

    Люблю свою девушку, как Мастер Маргариту

    — Если бы ваша семья не была рядом с вами, вы бы выдержали такие испытания?
    — Не представляю себе, как можно справиться с трудностями без поддержки семьи и близких. Мама всегда была рядом и поддерживала как могла. Она вообще очень сильная духом и готова жертвовать своими интересами ради семьи. Путь, которым иду, не каждый осилит. Вся моя жизнь — постоянная смена городов. Папа — хоккеист, по­этому с детства вся наша жизнь была подчинена ледовой игре. Раз восемь менял школы — из-за того, что мы постоянно переезжали. Здесь от меня ничего не зависело, но я иду к цели. Знаю, что на пути к своей мечте придется от многого отказываться и многое терять. Конечно, можно всю жизнь прожить в одном городе, спокойненько поигрывать. Но тогда какой смысл в пролитом поте, слезах, травмах и бесконечном преодолении себя?

    — У Игоря Макарова — нападающего СКА — на руке татуировка «Труд побеждает все». Если бы вы сделали наколку, то что бы написали?
    — Не считаю, что труд все побеждает во всех случаях. Иной раз многое зависит от обстоятельств. Ты можешь быть трудягой, работягой, но попадешь в ситуацию, где тебе играть не дадут.

    — Наверное, для вас сейчас самое главное — заиграть в КХЛ?
    — Мечтаю закрепиться в СКА. И ни о какой другой команде в лиге не думаю.

    — Папа вам помогает?
    — Конечно. Свой хоккейный путь он прошел сам. У него не было такой помощи, какая есть у меня. Отец постоянно приезжает на игры, подсказывает. Он все испытал на себе и своим опытом теперь делится со мной, подсказывая, где опасное течение, а где брод. Раньше, например, тренеры любили нагрузить игроков, и у тех «летели» связки, колени. Папа все знает и говорит, как нужно делать, чтобы не травмироваться. Можно сказать, он вкладывает в меня все лучшее. Он со мной занимается, тренирует, лепит хорошего игрока.

    — Вот вы сказали, что в СКА много звезд. Наверное, хочется выйти на лед вместе с Ковальчуком?
    — С Ильей познакомился еще в прошлом году. Он большой мастер, профессионал! Мечтаю выйти вместе с ним на площадку. Чтобы он мне отдал голевой пас или я ему.

    — И чтобы диктор объявил: «С передачи Ильи Ковальчука шайбу забросил Андрей Сигарев!»
    — Ну или наоборот, с моей передачи забросил он (смеется). Помню, когда первый раз его увидел, не мог своим глазам поверить. Раньше видел его только по телевизору, а теперь он рядом ходит.

    — Есть ли у вас какие-то увлечения помимо хоккея?
    — Если ты играешь в хоккей, тебе приходится себе во многом отказывать. Ты не можешь, как простой парень, ходить по клубам и ложиться спать в пять утра. Конечно, иногда хочется повеселиться. Но мне моя жизнь нравится и без клубов. Могу сходить в кино или в кафешке посидеть с друзьями. Вообще же люблю почитать. Недавно прочел «Графа Монте-Кристо». Сейчас читаю «Мастера и Маргариту». Очень впечатляет. Вначале было немного непонятно, а сейчас просто наслаждаюсь. Мне кажется, что свою девушку люблю так же сильно, как герой романа. Когда прочитаю, обязательно посмотрю фильм. «Граф Монте-Кристо» на меня тоже огромнейшее впечатление произвел. Еще хочу подтянуть английский. Потому что, когда уезжал в Америку, понял, как мне не хватает знания языка.
    Еще мне нравится путешествовать. Мечтаю побывать в разных странах, посмотреть мир. Недавно были с девушкой в Египте. Нам очень понравилось. Вот сейчас мы в Швейцарии — кругом горы, коровы на лугах пасутся. Совершенно новый, незнакомый пейзаж. Жизнь одна — не надо торопиться, но нужно спешить. Есть золотая середина, которой стоит придерживаться. Успевать ловить моменты, по­знавать жизнь, развиваться… Не стоит сидеть дома, уткнувшись в стенку.

    — Что для вас дружба?
    — Настоящая дружба — огромный подарок судьбы. Это дар, такой же ценный, как настоящая любовь. Обычно настоящий друг один. Тот человек, на плечо которого ты в любой момент можешь опереться, приехать к нему в любое время суток, и он тебе всегда поможет. Бывают и просто приятели. Когда ты постоянно колесишь по городам, очень трудно обрести настоящих друзей. Вот в Пензе, где играл, у меня остались очень близкие люди. Мы созваниваемся, общаемся. Скучаю по ребятам. Но впереди новая дорога, и ее надо пройти.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров