• Нападающий СКА Антон Королев: Нельзя терять свой шанс

    20.01.08

    После разгромного поражения российской молодежной сборной в суперсерии с канадцами многие тут же всплеснули руками: «Докатились!» Лучше бы задумались: в каком Бермудском треугольнике каждый год исчезают десятки талантливых мальчишек? История 19-летнего новобранца СКА Антона Королева похожа на сказку про Золушку. Ведь если бы не ряд обстоятельств, два года назад он бы уже закончил с хоккеем.

    — Вы воспитанник московского «Спартака». В хоккейную секцию привели родители?
    — Хоккеем стал заниматься случайно. Мой папа всю жизнь болел за «Спартак» и играл в футбол, когда был еще молодым парнем. Вот и меня пристрастил с детства смотреть футбол.

    — Странно, что папа-футболист отдал сына в хоккей…
    — Вот и я о том же. С другой стороны, мне нравилось смотреть футбол, но не играть в него. Однажды мы приехали на хоккей, и родители решили отдать меня в секцию. Так все пошло-поехало, а потом бросать уже было позно.

    — А что, иногда посещает такое желание?
    — Бывало, когда был маленьким, и вот не так давно, когда «Спартак» распался. Отыграл там всю жизнь, так что происходящее казалось трагедией. Мы все находились в подвешенном состоянии. В итоге почти все ребята нашли себе команды, а мне и еще нескольким хоккеистам уходить было некуда. В результате попал в команду, которая по уровню даже ниже первой лиги. Катался, поддерживал форму и был на грани того, чтобы завязать с хоккеем.

    — Что же вас удержало?
    — Наверное, интерес к игре. В конце концов, не зря же отдал ей десять лет. Потом появился вариант поиграть в Лениногорске — это город в Татарии. Когда «Нефтяник» приехал на игру в Воскресенск, то я поехал на утренную раскатку, чтобы просто с ними покататься. Так нашел новую команду. Конечно, поначалу освоиться было непросто: город маленький, никого не знал, ничего вокруг не происходит… Но потом привык.

    — По-прежнему неровно дышите к «Спартаку»?
    — Слежу, конечно, но уже не испытываю особых чувств. Если был бы нужен этой команде, то Брагин пригласил бы меня в том году.

    — Обиделись на него?
    — Когда уехал в Лениногорск, ему было абсолютно все равно. Наверное, думал, что я не пройду в состав. Потом, когда у меня выдалась неплохая концовка сезона, он тут же приехал на игру и пригласил на сборы. Но мне не хотелось к нему ехать: не мой тренер.

     

    — И вот вами заинтересовались в СКА. Неужели перспективного игрока заметят, даже если он играет черт знает где?
    — Конечно, заметят. Тем более в Лениногорске, где каждый хочет проявить себя во что бы то ни стало. У нас был очень хороший тренер, он верил в ребят. По ходу сезона я уже знал, что мной интересуются несколько клубов суперлиги, в том числе и СКА. Но тренеры посоветовали не думать ни о чем и играть в свою игру. Потом улетел со сборной на турнир в Канаду, а когда вернулся, тренер сказал, что вопрос решен: еду в Питер.

    — Новость восприняли, разумеется, с радостью...
    — Вообще-то уже привык к ребятам из «Нефтяника». Коллектив у нас был хороший, тренеры тоже. Но когда поступило предложение от СКА, понял, что нельзя терять свой шанс, нужно двигаться дальше.

    — Для вас это первый сезон в суперлиге. Каковы впечатления?
    — Наверное, если бы не ездил на чемпионат мира, было бы не так просто освоиться. Но когда приехал, понял: ребята отличные, коллектив хороший. Ведь можно попасть в команду, где ветераны с тобой даже разговаривать не будут. Меня, наоборот, ребята поддер­жали. Благодарен им за это.

    — Расскажите о выступлении на молодежном чемпионате мира.
    — Еще в начале сезона в Лениногорске тренер сказал мне, чтобы готовился к молодежной сборной. Работал на «предсезонке» на полную катушку. Еще никогда мне не приходилось испытывать таких колоссальных нагрузок. Мы тренировались в лучших традициях Петра Воробьева. Поехал сначала на турнир в Канаду, а потом и на молодежный чемпионат мира. Мы ехали туда четвертым звеном, а завершили чемпионат третьим.

    — Завоеванная бронза стала для вас разочарованием?
    — Хорошо, что выиграли, хоть какие-то медали привезли. Естественно, после поражения в полуфинале все сильно расстроились. Ведь мы должны были бить шведов в полуфинале по-любому. Дальше нам попались бы канадцы, у которых был не самый сильный состав. Но нам не повезло: упустили много моментов, затем пропустили шайбы в концовке матча и овертайме.

    — Там же вам пришлось встречать Новый год. Как отметили?
    — Выпили чаю с тортом и пошли спать. На следующий день уже была назначена игра. Да и вообще, мы особо никуда не ходили, поскольку жили не в Праге, а в Либерце, очень маленьком городе.

    — Раньше кумирами юных хоккеистов были братья Майоровы, Старшинов, Якушев, Харламов. Чьей игрой вы восхищались?
    — Ларионова, Могильного, Федорова… Но больше всего мне нравился Алексей Ковалев. Когда в Москве проходил Кубок «Спартака», все время приходил на матчи с его участием. Когда недавно мы были на турнире в Канаде, тренер Сергей Немчинов отвел нас на матч «Монреаль» — «Бостон».

    — И как впечатление?
    — С российской лигой не сравнить. В НХЛ матчи — это игра и шоу одновременно. Там ходить на матчи намного интереснее: море конкурсов для зрителей, зрелищный хоккей…

    — Привезли какой-нибудь сувенир из Канады?
    — Магнитик на холодильник. У меня дома их целая коллекция. Привожу из всех городов, где бываю. На холодильнике осталось место только для одного — с изображением Питера (улыбается).


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров