• Нападающий СКА Максим Рыбин: «Слова Ржиги удивили»

    28.04.12

    Похоже, в прошедшем плей-офф Милош Ржига видел роль 30-летнего Максима Рыбина особенной. Когда выбыл Дмитрий Калинин, тренер передал звание капитана именно Максиму, словно вспомнив, как Рыбин под руководством чеха поднимал на бой партнеров по «Спартаку». А после поражения в серии от «Динамо» наставник посетовал, что на решающем этапе сезона не узнал хорошо знакомого игрока. Был ли на эту тему разговор между Ржигой и Рыбиным? Как Максим сам оценивает свою игру в плей-офф? Чего не хватило СКА для выхода в финал? Какие слова он скажет болельщикам? Об этом армейский нападающий рассказал в беседе с коррес­пондентом «Спорта».

    Куда ты пропала, удача?

    — Максим, следили за решающими матчами Кубка Гагарина?
    — Посматривал, но не скажу, что очень уж внимательно. Просто был в курсе всех событий.

    — Когда динамовцы поднимали трофей, подумали: «На их месте должны быть мы»?
    — Да, такая мысль проскочила. Но я все-таки исхожу из того, что раз мы проиграли, значит, были на тот момент слабее. Потому и места в финале не заслужили.

    — Может быть, все-таки недооценили команду Знарока? Ведь в регулярном чемпионате убедительно ее обыгрывали, забили намного больше.
    — Нет, я недооценки не заметил. Плей-офф — не «регулярка». Мы настраивались абсолютно на другие матчи и знали, что будет очень сложно.

    — За три недели разобрались, чего не хватило СКА?
    — Везения не хватило. В том же первом матче вели в счете до самого конца, но нам чуть-чуть не хватило. Потом и в овертайме не засчитали наш гол. Или во втором — только отыгрались, как сразу пропустили нелогичный гол. Физически мы были готовы нормально, моментов тоже создавали достаточно. Ведь, кроме последней встречи, во всех остальных интрига жила до самого конца.

    — Возможно, после первой игры произошел психологический надлом?
    — Конечно, тяжело пережить, когда ты ведешь в три шайбы в третьем периоде и в итоге уступаешь. Но, думаю, на нашу игру в дальнейшем это не повлияло.

    Тренер оберегал нас от негатива

    — Согласны, что недопустимо много эмоций потратили на обсуждение незасчитанной шайбы?
    — Это так кажется. Как раз потому, что ваш брат этому столько внимания уделил, обсуждал с разных сторон. В интервью без вопросов об этом не обходилось. Повлияло ли? Многие игроки ведь во время серии за прессой не следят. Но кто-то газеты читает. На них, возможно, это сказалось негативным образом.

     

    — Но ведь Ржига сам в течение двух дней после этого с энтузиазмом говорил о несправедливости по отношению к СКА. Показалось, он тогда явно разнервничался.
    — Если Милош об этом и говорил, то не нам. А только в интервью и на пресс-конференциях. До команды он старался это не доносить — как раз чтобы не было лишнего негатива.

    — А не в тех ли разговорах тренер выплеснул энергию, которой потом не хватило? Непривычно было видеть его таким спокойным в двух последних матчах.
    — Так только со стороны казалось. Мы подобного не заметили. Нельзя же все время кричать, так же как есть моменты, когда необходимо проявить эмоции. В зависимости от того, что требовалось команде, Милош был разным.

    Четыре раза подряд обыграть «Динамо» нереально

    — Когда пришло осознание, что мечту о Кубке Гагарина придется отложить?
    — После третьей игры. Но это не значит, что мы сдались и готовились формально доигрывать. Команда продолжала верить в успех, у нас были собрания, все намеревались переломить ситуацию. Но в то же время мы уже полностью осознали силу соперника. «Динамо» прекрасно было готово физически, мы видели, что соперники очень мобильны и обладают хорошим катанием. Поэтому понимали, что четыре раза подряд обыграть такую команду едва ли реально.

    — После окончания серии Ржига сказал, что не узнал вас в этих матчах, мол, ожидал от вас большего. Обсуждали с ним собственную игру?
    — Мне лично он про это ничего не говорил. И для меня его слова оказались неожиданными. Потому что я играл на тех же возможностях, что и всегда. Старался действовать на скорости, проводил силовые приемы, поддерживал и заводил партнеров. Со стороны это не особенно заметно, тем не менее тут тоже приличный объем работы. В общем считаю: что мог на тот момент сделать, я сделал. Другое дело, что если бы получилось абсолютно все и не только у меня, то мы бы прошли «Динамо» и сейчас были бы совсем другие вопросы.

    — А что все-таки у вас не получилось?
    — Результативнее сыграть. У нас много забивало четвертое звено — неслучайно оно в полном составе поехало в сборную. Но в плей-офф, конечно, такого быть не должно. Делать результат должны все четыре звена. Когда же отличается в основном лишь одна тройка, команде крайне тяжело. И серию таким образом не выиграть.

    «Атлант» нас обидел сильнее

    — Вы в плей-офф поиграли с разными партнерами. Было сложно?
    — Тренеру виднее. Я на это внимания не обращал — он менял партнеров, я выходил и играл. Но ведь перестановки делаются для того, чтобы изменить команду к лучшему, и если они приносят пользу, их надо использовать. Работали же они до поры до времени. В том числе и в регулярном чемпионате.

    — Уже известно, что СКА собирается усиливаться праворуким защитником. На ваш взгляд, здесь можно было обойтись собственными резервами — с помощью нападающих? Ведь вам как раз приходилось занимать место защитника в большинстве.
    — Это также право тренера — если он считает необходимым усилить позицию, значит, так надо. Когда у нас был Сергей Зубов, то с его опытом, видением площадки и мастерством даже и думать ни о каких нападающих на синей линии не приходилось. Потом пришлось искать другие варианты.

    — Когда было обиднее — сейчас или после прошлогоднего поражения от «Атланта»?
    — Конечно тогда. Степень огорчения после обоих поражений одинакова. Но «Динамо» мы все-таки уступили «всухую», а с «Атлантом» были в одном шаге от победы. Выигрывали в серии 3–1, в решающем матче находились в нескольких минутах от полуфинала, но в итоге проиграли три матча подряд. Обидно было до безумия.

    Для СКА важна стабильность

    — С какими чувствами ждали совета директоров, на котором решалась судьба Ржиги?
    — Я никаких резких шагов в отношении него и не ждал. И когда узнал, что с ним продлили отношения, обрадовался. Все-таки Милош уже хорошо знает команду, игроки привыкли к его требованиям. Сохраняя стабильность, гораздо больше шансов на будущий год все изменить в лучшую сторону. Это мое мнение.

    — Рассчитывали на вызов в сборную?
    — Заранее об этом не задумывался. Вызвали бы — поехал бы с удовольствием. Но нет так нет. Что ж, значит, надо играть более качественно и результативно. К этому и буду стремиться.

    — На чемпионат мира собираетесь?
    — Нет, не поеду.

    — Какие планы на отпуск?
    — Пока никаких. Сейчас пока вернулся в Москву, вот с сыном с тренировки еду.

    — Он где занимается?
    — В Воскресенской хоккейной школе. Играет, как и я, в нападении.

    — Что напоследок скажете болельщикам?
    — Верить и ждать. Осталось недолго.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров