YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Нападающий «Зенита» Александр Кокорин: Проживу десять лет в Питере — назову его своим Футбол. Персона

Александр Кокорин
Фото: Игорь Озерский

Дерби — это земля, горящая под ногами футболистов. Сегодня на «Петровском» игроки «Зенита» и «Спартака», видимо, вовсе окажутся неспособны остановиться. Ведь играть им предстоит в бутсах, дизайн которых создали их болельщики с помощью уникального сервиса NIKEiD — онлайн-инструмента, использовав который можно выбрать цвет, надписи, оформление и даже материал для футбольной обуви. Два избранных поклонника обеих команд также получили своеобразную возможность участвовать в дерби. Александр Кокорин, например, получит шанс выйти на поле в бутсах от… Даниила Струева из Санкт-Петербурга, который верит, что его «дизайн станет для любимой команды счастливым»! «Ответственным» за успех «Спартака» стал Данила Багров, также выразивший надежду, что его «бутсы вдохновят игроков и принесут им удачу». Сегодня эти бутсы в синих и красных тонах будут высекать искры — в этом нет ни малейшего сомнения!

За два дня до дерби журналисты «Спорта День за Днем» выяснили, что у Александра Кокорина «любимая» команда — именно «Спартак». На красное у форварда сборной России еще в «Динамо» старательно вырабатывали аллергию. И это, возможно, нашло выражение в том, что именно «Спартаку» Кокорин забивал за «бело-голубых» чаще всего. Кто знает, вдруг именно Александр сегодня забьет победный гол москвичам и сильно повысит свой рейтинг в глазах петербуржцев? 

Игроки «Зенита» носят красное

— Александр, что значат для вас традиционные цвета «Зенита»? Стараетесь ли вы избегать красного цвета?
— Цвета схожи с динамовскими, поэтому не нужно будет перестраиваться. Все знакомо. В «Динамо» это было принципиально. Здесь, в «Зените», такого нет. Видел много ребят, которые ходят в красном.

— В «Динамо» доходило до запрета носить красное?
— В свое время доходило.  Как-то этот цвет не очень любили. Руководство и тренеры просили, чтобы игроки в красном на базе не появлялись. Даже бутсы перекрашивали.

— На матч со «Спартаком» вы выйдете в бутсах, дизайн которых разработали ваши болельщики. Важна для вас такая поддержка, будете ощущать во время игры прилив сил в ногах?
— Важна. Дизайн ассоциируется с цветами клуба. Насколько я знаю, других вариантов не было. Для меня вообще большой плюс видеть заполненный стадион, слышать поддержку трибун. Мне раньше этого недоставало, только в играх за сборную сталкивался. А то, что на выезде  «Зенит»  поддерживает столько болельщиков — для меня это тоже что-то новое.

— В Петербурге все помешаны на «Зените». Вы уже успели ощутить какие-то особые проявления любви?
— Естественно, обратил внимание! Когда выходил на улицу, куда-то ходил или просто гулял, увидел, что больше всех узнают. В Питере одна команда, все за нее переживают и желают удачи. Здесь ощущаешь поддержку, видно, что к игрокам хорошо относятся.

— Повышенное внимание не напрягает? Поклонники еще не успели показаться назойливыми?
— Нет, как раз наоборот, радует, что действительно все любят эту команду, все переживают, и «Зенит» всем небезразличен. Узнают очень часто. Иногда это даже неожиданно.

— Удивляет, когда люди в интернете пишут одно, а при встрече ведут себя совершенно по-другому?
— Я думаю, это просто другие люди (Улыбается). Нет, здесь на самом деле очень добрые люди и очень хорошие фанаты.

— Существует ли вообще в России культура боления?

— Существует, конечно! Есть люди, которые болеют годами, дерутся за любимые команды на выездах. У них есть, конечно, какие-то традиции.

Дзюба — главный конкурент

— Ты там о «Физруке» что ли рассказываешь? — вклинивается в первый и далеко не последний раз в разговор Артем Дзюба.
— Мы еще не дошли.

— Спросите обязательно! Говорят, на «Оскар» пойдет!
— …Вот с такими людьми приходится работать, — смущенно улыбается Кокорин — Жду своего шанса, работаю на тренировках. Главное, что мы все побеждаем и потихоньку идем к своей цели.

— Артем Дзюба не скрывал, что лимит помог ему выиграть конкуренцию у Саломона Рондона… А вам помогает?
— «Лимитчик» чистый! — обращается Кокорин к Дзюбе. — А мне лимит не помогает.

— Я Рондона «порвал» бы и так! — смеется Дзюба — Тебе только «7+4» поможет. Виталий Леонтьевич, назначайте новый лимит!

— После ЧМ-2018 надо отменять лимит?
— Не мое дело, честное слово. Об этом даже как-то не задумывался. Не особо ощущаю, что он как-то помогает российским игрокам.

— Андре Виллаш-Боаш сказал, что у Кокорина «другая» конкуренция...
— Здесь все намного сильнее — и конкуренция, и все остальное. Ничего страшного, нужно время. Какой сейчас смысл Виллаш-Боашу что-то менять, если у команды все хорошо?

— Кого видите своим главным конкурентом? Где вам комфортнее играть самому?
— Всю линию атаки, как я понял (Улыбается). Я появляюсь везде — слева, справа, в центре. Лучше всего — в центре нападения и под нападающим.

— Получается, вы конкурент Дзюбы?
— Конечно, конечно.

Меня сравнили с Роналду? Это бред!

— Вы ставили для себя какую-то планку по голам до конца чемпионата России?
— Пока что моя планка — начать играть в «Зените». Это для меня сейчас на первом месте.

— Когда проще было доказывать свою состоятельность на поле? Когда пробивались в основной состав «Динамо» и забивали «Селтику» на выезде в квалификации Лиги чемпионов, или сейчас, когда вы уже — опытный игрок, на которого рассчитывают, как на ударную силу сборной России?
— И тогда, и сейчас очень сложно. И пробиваться в состав непросто, и оставаться на высоком уровне тоже. Надо постоянно доказывать, что ты достоин играть в сборной.

— Весной вы, наконец, дебютировали в плей-офф Лиги чемпионов. Почувствовали, что это другой уровень? Может, была какая-то растерянность на поле?
— Растерянность была в том, что я еще не до конца понимал, как взаимодействовать со своими партнерами. Плюс моя позиция на поле не до конца понятна. А так это было похоже на официальные игры сборной.

— Вас обижает, когда говорят, что Кокорин незабивной?
— Смотря, кто это говорит. Есть люди, как Эден Азар, который не забивает по девять месяцев, но при этом остается хорошим игроком. Естественно, хочется всегда забивать и быть на главных ролях.

— В 2001 году Александра Кержакова на встрече с болельщиками попросили забить гол «Спартаку». А вы готовы сами дать такое обещание на субботний матч?
— Я готов забить любой команде. Обещания тяжело давать, но за «Динамо» я забивал «Спартаку». Может, и не в каждом матче, но, по-моему, чаще всего — именно красно-белым. У меня получалось (Улыбается). Хотелось бы забить в дерби — уже за «Зенит».

— Сложно ли вам психологически, когда приходится доказывать все здесь и сейчас за 10-15 минут — а потом выходить с первых минут на «Стад де Франс»?
— Это совершенно не важно. Понимаю, что я пришел в хорошую команду, с хорошими игроками, и у меня изначально было мало времени, чтобы попасть в эту схему…

— Федор Смолов признался, что в детстве всегда подражал Джорджу Веа…
— Я всегда во всех интервью говорю, что мне нравится Роналдо, который толстый (Улыбается). Эталон нападающего.

— Лобановский же говорил, что он эксплуатировал свой талант и никогда не заиграл бы в киевском «Динамо»…
— Да ладно? Нет, такого не слышал.

— А как же  Криштиану Роналду, с которым вам сравнил Алан Чочиев?
— Нет, это какой-то бред и отсебятина. Алан просто за «Реал» очень сильно болеет, поэтому чего-то там перегнул.

— Что вы должны выиграть, чтобы назвать свою карьеру успешной?
— Если я останусь в России, то хочется выиграть все три разыгрываемых титула — чемпионат, кубок и Суперкубок. И со сборной — какой-то большой турнир.

Все установки Виллаш-Боаша на английском языке

— В свое время Егор Титов очень жалел, что не перешел из «Спартака» в «Баварию». Какой возраст считаете идеальным для того, чтобы уехать играть в топ-чемпионат?
— Думаю, что 25-26 лет. Если начал выступать в чемпионате России в 20-21 год, несколько лет поиграл в нем, то, в принципе после этого, если есть желание играть в каком-то другом чемпионате, можно ехать…

— Вы сами где хотели бы себя попробовать?
— В данный момент хочу попробовать себя в «Зените» (Смеется).

— Может быть, в Серии А, где играл, кстати, ваш кумир, который толстый…
— Нет ни лиги определенной, ни клуба… Все по мере поступления.

— Кержаков раньше в «Зените» постоянно обсуждал матчи европейских чемпионатов, которые смотрел часто и помногу. У вас какие предпочтения?
— Испания и Англия. Очень нравятся.

— Готовитесь к игре в Европе? Может учите язык?
— Родители заставляли, да и я сам понимал, что надо. Особенно когда стали путешествовать по юношеским школам Европы и различным турнирам. Я неплохо знаю английский язык. Все понимаю, но разговариваю как нерусский в России.  

— Смолову не завидовали? Говорили, что когда юношеская сборная России выезжала куда-то, он был чуть ли не переводчиком.
— Нет, зачем завидовать? Просто сам понимаешь, что это нужно. А он — молодец, что выучил школьный курс. 

— Английский язык помогает в общении с Виллаш-Боашем?
— Да, конечно. В «Зените» нет переводчика. Все установки Виллаш-Боаша идут на английском языке.

— А в общении с португалоговорящими игроками хватает английского языка?
— Они разговаривают примерно так же, как и мы (Улыбается). Все что не понимаем, договариваем жестами.

— Для футболистов чемпионаты мира и Европы — возможность проявить себя. Как считаете, сколько мячей вам нужно забить во Франции, чтобы уехать в топовый европейский клуб?
— Наша цель — для начала выйти из группы. Если я буду ставить задачу забить, а Олег Шатов, например, — уехать куда-то, это не приведет нас ни к чему хорошему. Если на фоне других команд мы будем выглядеть, как наши ребята в 2008 году… Они играли как команда, достойно выглядели, и поэтому на них был спрос в Европе.

— Давно хотели спросить: на чемпионате мира в Бразилии вы не использовали момент в матче с Бельгией, затем, когда забили Алжиру, приложили палец к губам. Это был ответ вашим критикам? Значит, читаете, слышите разные голоса?
— Не им вовсе. Совершенно ничего не читаю и ничего не слышу. По собственному опыту знаю, что когда забиваешь, отовсюду сплошные комплименты и поздравления. Играешь плохо, голов нет, сразу… У нас так, к сожалению. Что касается Алжира, тот жест был спонтанным. Сделал первое, что пришло в голову. Понимал в тот момент, что это только начало матча, и мы еще никуда не вышли. Было бы ближе к концу матча, окажись гол победным, может, это что-то и значило бы…

— На том чемпионате мира вы играли под руководством Фабио Капелло, на Евро-2016, надеемся, сыграете при Леониде Слуцком. Какие принципиальные изменения произошли в сборной? Только не говорите про атмосферу, об этом все и так высказываются.
— А на самом деле так и есть. По составу принципиальных изменений произошло не так много. По тактике Леонид Викторович гнет свою линию, для кого-то что-то корректирует, у меня вот изменилась позиция.

— Вам самому где комфортнее? Или где поставят, там и…
— Разумеется, за сборную хочется играть всегда. Сейчас вот пока решили, что справа мне будет лучше.

Невыход из группы на Евро — большая неудача

— Перед товарищеским матчем во Франции Слуцкий говорил, что его команда будет стараться соответствовать трендам современного футбола, то есть, биться за инициативу. А вам как удобнее играть — на контратаках, или чаще на мяче?
— Естественно, все зависит от соперника. С Францией вот, как мы поняли, тяжеловато действовать на равных всю игру. У нас нет еще такого опыта. Начали было держать мяч, но они провели две очень быстрые контратаки так, что мы решили отдать инициативу и начать контратаковать самим.

— Есть мнение, что сборной России не хватает игроков, выступающих за рубежом, которые привыкли играть на тех скоростях, что будут ждать нашу команду на Евро. В первую очередь в матче с Англией. Или, наоборот, это плюс, что у Леонида Слуцкого все игроки под наблюдением?
— Сколько людей, столько и мнений. Было бы у нас пять-шесть игроков, выступающих в сильных европейских чемпионатах, в этом бы ничего плохого не было. Но и в том, что Леониду Викторовичу удобно за всеми наблюдать в нашем чемпионате, тоже есть смысл.

— Лично для вас матч с Францией складывался поначалу тяжело. В первом тайме совершили несколько фолов, получили карточку. Но вышли после перерыва, забили гол, произвели впечатление. Это Слуцкий вас сумел раскрепостить в перерыве, помог выбросить негатив, или как-то все само ушло?
— Негатива никакого не было, все это составляющие футбола. И борьба, и желтые карточки. Просто это был товарищеский матч, мы уже проигрывали в два мяча, поэтому попытались расслабиться и поиграть в футбол. Понимали, что каждый способен на большее. Во втором тайме смогли забить, правда, привезли себе нелепые голы. Главное, поняли, что с такими командами, как Франция, тоже можно играть на равных.

— На равных — при каких условиях?
— С первых минут играть так, как мы играли во втором тайме.

— Что же в первом-то произошло? Испугались?
— Тяжело ответить… Вроде, контролировали мяч, и вдруг такая стремительная контратака. Раз, и 0:1…

— Еще версия: наши футболисты не привыкли играть при такой аудитории и атмосфере, как на «Стад де Франс»?
— Не думаю. Это здесь точно ни при чем.

— Тренд в сборной изменился? Кто-нибудь еще назовет Словакию «колхозом»?
— Об этом надо спросить у Романа Широкова (Смеется).

— Не выход из группы на Евро — это …?
— Большая неудача для всей страны.

— Морально готовы к обструкции?
— Пока нет.

Перед «Динамо» вины не чувствую

— Давайте снова о «Зените». Питерские болельщики приняли вас, скажем так, прохладно. В свое время после возвращения из «Спартака» у Владимира Быстрова были еще хуже проблемы, но он встретился с представителями «виража», и к нему стали относиться иначе. У вас нет желания «забить стрелку» фанатам «Зенита»?
— У нас все-таки разные ситуации… Ну, хорошо, свистят с трибун. Значит, надо доказывать игрой. Буду забивать голы, начнут хорошо относиться и болельщики. Если бы я «ромбик» целовал до этого, меня бы тоже по-настоящему ненавидели (Смеется).

— Дзюбе было непросто как раз из-за «ромбика». Успели с ним обсудить то, что сейчас как раз свиста в его адрес не слышно?
— Да. Артем иронизировал на эту тему

— Когда мы в последний раз с вами общались, вы только собирались обустраивать жизнь в Санкт-Петербурге. Решили эту задачу?
— Да, хорошо устроился. Уже знаю все дороги — как добраться на базу, как домой. Освоился.

— Дороги здесь лучше, чем в Москве?
— Это самый главный бытовой плюс в этом городе (улыбается).

— Вы сказали «в этом городе». Скажете когда-нибудь про Петербург «в моем городе»?
— Я прожил 15 лет в Москве. Не скажу, что это мой родной город. Просто привык к нему. Проживу лет десять в Питере — тоже скажу, что это мой город.

— Новый стадион «Зенита» уже видели?
— Он находится рядом с моим домом. Окна на стройку не выходят, но я могу выйти на улицу и смотреть на стадион. Такого в России еще пока не было.

— Погода вас не шокирует?
— Вчера было +15, а сегодня снег пошел. Но мне рассказали, что для Питера это нормально.

— Для вас предложение «Зенита» стало неожиданным?
— На мой переход повлияла встреча с руководителями клуба. Процентов на шестьдесят. Они очень хорошо ко мне отнеслись, и мы буквально за два-три дня подписали контракт.

— Вы не опасались перехода в команду, где гораздо серьезнее конкуренция за место в составе, и это может повлиять на ваши перспективы в сборной России?
— Наоборот, я понимал, что это будет проверка для меня. Вы прекрасно видите, что сейчас происходит в «Динамо».

— А что происходит?
— Мне уже некорректно об этом говорить. Я просто считаю, что сделал правильный выбор.

— Если «Динамо» вылетит из премьер-лиги, вы будете испытывать чувство вины?
— Точно нет. Мне будет только жалко ребят, с которыми я играл.  

— Со многими ушедшими из «Динамо» вы сейчас общаетесь?
— Практически со всеми. Но больше всего с Володей Габуловым. Он приглашал меня в Осетию. У меня оттуда еще много знакомых по интернату «Локомотива». Говорят, что там очень красиво. Есть на что посмотреть. Меня тянет в горы, но пока нет времени (Улыбается).

Нудные съемки

— Вы успеваете не только играть в футбол. Еще снялись в сериале «Физрук». Там понадобился типаж футболиста?
— У создателей сериала была такая идея. Как я понял, это было связано с предстоящим чемпионатом Европы. Съемки, кстати были еще в ноябре прошлого года, а серии вышли только сейчас.

— Что тяжелее: сниматься или отбегать 90 минут на поле?
— Съемки тяжелее. Очень нудно. Актеры проводят весь день в ожидании своей сцены. Снимали дубля по три-четыре, чтобы потом выбрать лучший. Я не внес никаких правок в сценарий.

— У вас еще был опыт съемок, когда Федор Бондарчук приезжал снимать ролик на базу «Динамо».
— Тогда от нас не требовали, чтобы мы разговаривали. Просто бегали, показывали какие-то эмоции.

— У вас есть объяснение, почему идет столько негатива в адрес российских футболистов? Завидуют вашим зарплатам?
— Если честно, у меня нет ответа. Меня такая реакция совершенно не задевает.

— Игорь Акинфеев признался, что вообще не заходит в интернет. Вам интересно услышать мнение о себе?
— Я считаю так же, как Игорь. Если будет что-то интересное, ребята мне об этом расскажут. Зачем читать?

Оцените материал:
-
2
16
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад