• Не дергайся раньше времени – забью в ближний!

    Как Синиша Михайлович клал хет-трик со штрафного и увольнял Спаллетти

    25.01.23 19:32

    Не дергайся раньше времени – забью в ближний! - фото

    Фото: ЕРА / VOSTOCK-Photo

    Автор:

    Он «лоббировал» дебют Тотти, дружил с Манчини, увольнял Спаллетти, поверил в Доннарумму. В 22 года покорил футбольную Европу и мир, а в 53 проиграл в неравной схватке с лейкемией. Он – Синиша Михайлович, и сегодня продолжение рассказа о нем.

    На 40-й день со смерти Синиши Михайловича «Спорт День за Днем» вспоминает, каким был знаменитый футболист

    Манчо и Миха

    Сезон 1994/95 Михайлович начал в «Сампдории» на правах аренды. Несмотря на наличие в составе таких мастеров, как Гуллит, Платт, Югович, Дзенга, Вьерховод, Маннини, любой новобранец сразу понимал, кто центральная фигура команды.

    «В окружении таких звезд футбола самая громкая фамилия, вне всякий сомнений, – Манчини. В «Сампдории» он был Богом, важнее президента. Уже после нескольких дней в Генуе я понял, что для клуба значит Роберто Манчини – большой профессионал и настоящий лидер команды, – вспоминал Михайлович. – Если нужно, он первым лез разбираться с партнерами, ставившими личные амбиции над интересами коллектива. 

    На поле у него был непростой характер, зато за его пределами он производил совсем другое впечатление – от задиристости, которая была его визитной карточкой, не оставалось ни следа».

    Однажды Манчини «напихал» и сербскому новичку. Как признался сам Михайлович – по делу, критика была абсолютно заслужена. Руководивший командой Свен-Йоран Эрикссон регулярно практиковал ротацию состава, чтобы предоставить всем футболистам игровое время вне зависимости от того, как они провели последнюю игру. 

    Кроме Манчини, статус неприкасаемых имели еще только двое: Гуллит, чьи регалии, несмотря на возраст (великому голландцу шел 33-й год), говорили сами за себя, и Платт, который, по мнению Михайловича, добился специального статуса благодаря тому, что в карантине, на выездах и сборах всегда жил в одном номере с Манчини.

    Недовольный очередным переводом в запас в рамках ротации, серб на одной из тренировок в знак протеста работал спустя рукава, вполсилы, и, по сути, срывал занятие… до того момента пока ему не «прилетело» от Манчини. 

    Бурная перепалка чуть не переросла в драку, а после того, как спорящих разняли, Синиша с Роберто долго не разговаривали. Молчание прервал Манчини, в тот самый момент, когда решалось будущее Михайловича – срок годичной аренды истекал, и ему не хотелось возвращаться в «Рому». Президент римлян Сенси вел себя, как собака на сене – играть сербу не давал, а вместо «Сампдории» пытался отправить его куда угодно, только не обратно в Геную.

     

    Сенси сильно раздражала история с контрактом Михайловича – на момент его подписания Югославия находилась под санкциями, и руководители двух клубов договорились, что «Рома» перечислит белградцам те самые $9 млн сразу после отмены ООН экономического эмбарго. Схожие сделки боссы «Звезды» заключали и с другими зарубежными клубами, которые летом 1992-го разбирали ее лидеров. После ухода Чаррапико Сенси унаследовал не только президентский пост, но и «замороженный» белградский долг. В попытке нивелировать последствия сделки, которую он считал неудачной, новый глава клуба то и дело пытался поскорее избавиться от Михайловича.

    «В моей квартире зазвонил телефон. Я удивился – на другом конце провода был Манчо. Он только спросил, хочу ли я остаться в «Сампдории». Я ответил утвердительно, после чего он сказал, что все в порядке и положил трубку. Так мы снова заговорили», – рассказывал Михайлович, добавляя, что этого звонка было достаточно – когда будет решаться его статус, голос Манчини станет решающим.

    Сенси, однако, упрямился до последнего момента, задрав сначала сумму отступных до 14 млн немецких марок, что вызвало недоумение босса «Сампдории» Энрико Мантовани. Пока президенты «перетягивали канат», Михайлович был вынужден вернуться в расположение «Ромы». Главный тренер Карло Маццоне связывал с ним большие надежды, но не мог пойти против Сенси, ясно давшего понять, что пока он у руля клуба серб играть не будет. 

    Схема посыпалась после ультиматума, предъявленного самим Михайловичем – если ему не разрешат перейти в «Сампдорию», он останется в «Роме» вне зависимости от того будут его выпускать на поле или нет. Перспектива судиться с непоколебимым игроком не прельщала Сенси, и он в итоге согласился продать хавбека «Сампдории» за 7 млн немецких марок.

    Одним из поворотных моментов в карьере Михайловича стало решение Эрикссона использовать его в роли либеро. Всегда заряженный на атаку хавбек к идее тренера сначала отнесся скептически, но по прошествии времени признал, что дальновидный швед был прав. Высокий рост, хорошее видение поля, прекрасный длинный пас, техничное обращение с мячом, умение «читать» игру – по мнению Эрикссона, Михайлович был идеальным кандидатом на позицию «чистильщика», который будет располагаться на пару метров сзади двух центральных защитников.

    «Когда через 4-5 лет станешь лучшим центральным защитником в Серии А, будешь благодарить меня», – убеждал тренер. Он также считал, что смена позиции позволит строптивому хавбеку продлить карьеру на несколько лет за счет экономии сил и меньшего объема проделываемой работы.

    Серб долго сопротивлялся, и какое-то время ему удавалось избежать перевода в оборону. Однако все решил случай: 25 октября 1995 года «Сампдория» встречалась на выезде с «Кальяри» в 1/8 финала Кубка Италии. После ранних удалений Франческетти и Саккетти гости уже к 24-й минуте остались вдевятером. Тут-то Эрикссон и скомандовал Михайловичу занять позицию либеро. В итоге «Сампдория» уступила 1:2, но обрела классного защитника – Миха дебютировал без помарок. 

    Чуть позже, когда Эрикссон решил отказаться от схемы с либеро и поменять ее на классическую 4-4-2, Михайлович стал левым центральным защитником и на этой позиции в итоге выступал до конца своей карьеры. Выступал, как правильно предположил опытный наставник, долго, повесив бутсы на гвоздь лишь в 37 лет.

    Эпохальное чемпионство «Лацио»

    Сезон 1997/98 стал для Михайловича последним в «Сампдории». Годом ранее Эрикссон с Манчини перешли в «Лацио» и теперь пытались переманить туда же сербского короля стандартов. Кроме Михайловича, римляне также хотели подписать еще одного «генуэзца», Себастьяна Верона, но аргентинец выбрал «Парму». Громких трансферов все равно хватало – тем летом ряды «Лацио» также пополнили Вьери, Салас, Станкович, Коуту, де ла Пенья…

    Уже в первом сезоне Михайловича в «Лацио» столичная команда была близка к титулу, но «скудетто» выиграл «Милан», опередивший соперника на одно очко. По мнению серба, римляне поплатились за нулевую ничью в 25-м туре против худшей команды чемпионата «Эмполи». Выступая на позиции центрального защитника, Михайлович провел фантастический сезон – 8 забитых мячей (7 из них – со штрафного) и 11 голевых передач! Однако основная цель достигнута не была, «Лацио» проиграл чемпионскую гонку, зато выиграл Кубок обладателей кубков. Главным же бонусом межсезонья стало долгожданное подписание Верона, а новую кампанию «бьянкочелести» открыли победой в Суперкубке УЕФА над «Манчестер Юнайтед».

    Сезон 1998/99 тиффози римлян запомнили и по невероятному хет-трику Михайловича в ворота «Сампдории» на «Олимпико». Для голкипера гостей Фабрицио Феррона 13 декабря 1998 года стало кошмарной датой – все три мяча его бывший одноклубник забил со штрафного. Выходя на поле, Феррон и не знал, что серб был «дополнительно мотивирован»: до игры Манчини обещал ему тысячу марок из собственного кармана за каждый реализованный стандарт.

    «В тоннеле пока все ждали выхода на поле, я шутя предупредил моего друга Фабрицио, чтобы при стандартах не дергался с места раньше времени – иначе забью в его ближний угол», – предупреждал Феррона Михайлович, но вратарю это не сильно помогло. Миха, будто рукой, трижды уложил мяч в сетку, а еще сильнее пострадал главный тренер «Сампдории» Лучано Спаллетти, немедленно отправленный в отставку после крупного поражения (2:5).

    Манчини же слово сдержал лишь отчасти.

    «Выкрутился – заплатил только тысячу. Поскольку мы дважды пропустили, а я играл в обороне, он решил, что «премиальные» мне полагаются только за один мяч – вот такую схему придумал. Я сразу понял, что такой математик должен стать классным тренером», – шутил Михайлович.

    В сезоне 1999/2000 команда Эрикссона расцвела и после 26 лет сумела порадовать тиффози. Правда, за три тура до конца чемпионата казалось, что только чудо может помешать «Ювентусу», опережавшему римлян на 5 очков, взять титул. Однако туринцы неожиданно уступили «Венеции» и на выездную игру последнего тура с «Перуджей» отправились с двумя очками преимущества. «Лацио» дома разгромил «Реджину» (3:0), а «Юве» умудрился пропустить в начале второго тайма. Игра проходила в экстремальных условиях, на Перуджу обрушился настоящий потоп, и главный арбитр Пьерлуиджи Колина прервал матч пока ливень не стихнет. Пауза длилась примерно полчаса, к тому моменту игра в Риме уже закончилась, но игроки и тренерский штаб «Лацио» не расходились, прильнув к телевизору в раздевалке.

    «Заканчивается последняя минута. На экране вижу Матерацци, который тогда играл в «Перудже», он укрывает мяч корпусом у левой бровки. Рост почти два метра, ноги длиннющие, игроки «Ювентуса» не могут ничего с ним поделать. И вдруг камера берет крупным планом Коллину со свистком во рту. Секунды ожидания, длящиеся целую вечность. Все! Финальный свисток… Случилось чудо! «Лацио» – чемпион Италии! 26 лет спустя! Неужели это возможно?», – вспоминал Михайлович.

    Мечта президента клуба Серджо Краньотти, обещавшего фанатам «бьянкочелести» титул и вложившего огромные деньги в команду, наконец, сбылась. Когда он продал клубную легенду Джузеппе Синьори, тиффози бушевали и говорили, что «титул без Беппе им не нужен», однако чемпионство 2000 года многих заставило забыть тот демарш. Более того, к эпохальному «скудетто» римляне в том сезоне добавили и победу в Кубке Италии.

    Новый сезон команда начала с победы в Суперкубке Италии над «Интером», но уже после 13 туров осталась без тренера. Эрикссон, заранее сообщивший, что летом 2001 года возглавит сборную Англии, сам подал в отставку после неудачного старта в чемпионате страны, а его преемник Дино Дзофф в итоге привел команду к бронзе. При Дзоффе, который когда-то был против перехода Михайловича из «Сампдории», серб чаще всего сидел в запасе. Ситуация не сильно изменилась и при Альберто Дзаккерони, пришедшем на смену Дзоффу, который был уволен после трех ничьих на старте кампании 2001/02. Разница заключалась лишь в том, что теперь причиной невключения Михайловича в состав были участившиеся рецидивы старой травмы колена. Миха уже подумывал о смене прописки, а старый друг Манчини, начавший в «Фиорентине» тренерскую карьеру, часто звонил и приглашал во Флоренцию.

    Зимой 2002 года трансфер сорвался буквально в последний момент. Вопреки возражениям Дзаккерони, который не хотел его отпускать, Михайлович в беседе тет-а-тет с президентом Краньотти все же добился согласия на полугодичную аренду и уже собрал чемоданы, когда Манчини дал отбой из-за конфликта с болельщиками «виолы», подкараулившими его около дома и угрожавшими вербально ему и его семье. Испытывавшая огромные финансовые проблемы «Фиорентина» была в зоне вылета, и, хотя ее главный тренер творил чудеса дипломатии, лично договариваясь об аренде новичков из «Интера», «Лацио» и других клубов бесплатно (президент «нерадзурри» Массимо Моратти, к примеру, согласился отдать в аренду форвардов Адриано и Роббьяти и продолжить платить им зарплату) или за минимальные деньги, радикальное крыло фанатов требовало ухода Манчини. Стычка с разгневанными тифози стала последней каплей для тренера, и он на следующий день подал в отставку. На память о себе Манчини оставил флорентийцам Кубок Италии, завоеванный предыдущей весной, но его уход не уберег команду от вылета из Серии А.

    Несмотря на сорвавшийся переход серба, тандем Михайлович-Манчини вскоре воссоединился… в Риме. Хотя «Лацио» в заключительном туре чемпионата 2001/02 все-таки добыл последнюю путевку в Кубок УЕФА, Краньотти принял решение расстаться с Дзакерони (1:5 от «Ромы» в столичном дерби точно не укрепили его позиции) и вернуть Манчини, который за пару сезонов до этого постигал азы тренерского ремесла в качестве помощника Эрикссона.

    Дембельский аккорд в Милане

    Проведя два года у руля римлян, Манчини выиграет трофей (Кубок Италии) и получит предложение, от которого нельзя отказаться – летом 2004 года Моратти позовет его в «Интер», а вслед за тренером в Милан отправятся и Михайлович с Фавалли.

    «Нерадзурри» к тому моменту тоже успели изголодаться по трофеям – последний «скудетто» был выигран в 1989 году под руководством Джованни Трапаттони. В первом сезоне Михайловича в Милане засуха продолжилась. Чемпионат выиграл «Ювентус» во главе с Фабио Капелло, а «Интер» занял третье место, отстав от «Старой синьоры» на 14 очков. В Лиге чемпионов «нерадзурри» уступили в четвертьфинале «Милану», после чего их последней надеждой на трофей остался Кубок Италии.

    Соперником в финале была «Рома», которую миланцы сразу отправили в нокаут, выиграв первый матч на «Олимпико» со счетом 2:0 благодаря дублю Адриано. Ответная игра в Милане также закончилась победой черно-синих, а единственный мяч забил Михайлович, сотворив очередной шедевр со стандарта.

    «Хотя речь шла о триумфе в Кубке Италии, победу отмечали вместе с президентом Моратти, будто выиграли Лигу чемпионов. На этом примере видно насколько в клубе заждались трофеев. Поэтому я еще больше рад, что не просто участвовал в завоевании кубка, но и внес особый вклад в победу в ответной игре. Так я оправдал усилия, которые сделал Роберто, чтобы «Интер» меня подписал», – вспоминал в автобиографии Михайлович.

    Карьеру игрока серб закончил на мажорной ноте. В сезоне 2005/06 «Интер» еще раз выиграл Кубок Италии, а исход чемпионской гонки был таким же, что и годом ранее: в тройку вошли «Ювентус», «Милан» и «Интер». Тем не менее, титул достался команде Манчини после того, как «Ювентус» был сослан в Серию B, а «Милан» лишился 30 очков за подкуп судей. Нашумевший коррупционный скандал «Кальчополи» совпал по времени с началом новой эпохи господства «нерадзурри» в итальянском футболе – «скудетто» 2005/06 стал первым из пяти выигранных миланцами подряд во второй половине нулевых.

    Оформив дубль, Михайлович повесил бутсы на гвоздь и пересел на скамейку в качестве помощника Манчини, завоевав впоследствии еще два «скудетто». За 18 лет игроцкой карьеры он выиграл 16 трофеев, дважды входил в символическую сборную лучших игроков Европы, был признан футболистом года в Югославии, забил рекордные 28 мячей со стандартов в Серии А (совладелец рекорда – Андреа Пирло), а два года назад стал почетным гражданином Болоньи.

    «Сольную» тренерскую карьеру Михайлович начинал «пожарным», и практически всегда спасал вверенные ему команды. «Болонья», «Катания», «Сампдория», вновь «Болонья»… звали его в трудную минуту и он откликался. Чем труднее вызов, тем охотнее Михайлович брался за работу. На поле он был неуступчив, колюч, по-спортивному зол, задирист, готов сражаться до последнего. Горячность и неукротимый темперамент не раз обходились ему дорого (чего стоят одни красные карточки в играх за сборную Югославии, включая последний матч в майке национальной команды), но «Сержант», как его прозвали в «Лацио», остывал быстро, злопамятным не был.

    За своих игроков он всегда стоял горой. Лучшее тому подтверждение – история с дебютом талантливого голкипера «Милана» Джанлуиджи Доннаруммы в Серии А. В октябре 2015 года Михайлович включил юношу в основной состав на игру с «Сассуоло». Как рассказывал серб, в течение недели он трижды объяснял первому оперативнику «россонери» Адриано Галлиани, что не шутит, и Доннарумма в неполные 17 действительно заменит в рамке опытного Диего Лопеса. В итоге свою точку зрения ему пришлось донести и до самого Сильвио Берлускони.

    «Берлускони приехал на базу «Миланелло» в субботу, и я сказал ему коротко: «Президент, есть только две возможности. Вы увольняете меня и тогда играет Диего Лопес. Вы не увольняете меня и тогда играет Доннарумма». Я не хотел быть неуважительным к Берлускони, но окончательный выбор состава – это мое дело», – был непреклонен Михайлович.

    В итоге Доннарумма вышел на игру, а «Милан» выиграл со счетом 2:1.

    Несбывшаяся мечта

    Тех, кому повезло узнать Михайловича поближе, он поражал широтой души, благородством и силой духа. Узнав три года назад, что страдает лейкемией, объявил болезни войну. «Она еще не понимает с кем имеет дело!», – пригрозил Миха. Пройдя тяжелейший курс лечения, через 44 дня он вновь сел на скамейку «Болоньи». На традиционный вопрос журналистов: «Как вы себя теперь чувствуете?» после выздоровления с улыбкой отвечал, что даже лучше, чем до болезни. «Знал бы, что буду себя так прекрасно чувствовать, заболел бы раньше!» – шутил.

    Увы, прошлой осенью болезнь вернулась, и новости из Италии не обещали ничего хорошего. Несмотря на плохие прогнозы, Михайлович до последнего момента не считал себя обреченным. За пару недель до смерти он неожиданно появился на публике, устроив сюрприз Зденеку Земану. В одном из книжных магазинов Рима 1 декабря шла презентация книги журналиста Андреа Ди Каро, посвященной знаменитому чеху. В разгар общения Земана с аудиторией за его спиной появился высокий, худой мужчина в пальто и в кепке. Он подошел к легендарному тренеру, обнял его и присел рядом. Растроганный, ничего не знавший про затею Михайловича Земан, растерялся.

    А потом наступило роковое 16 декабря, печальная новость из Рима вмиг облетела весь мир.

    «Это день, который я никогда не хотел прожить. Я потерял друга, с которым меня связывает почти 30 лет жизни на поле и за его пределами. Несправедливо, когда столь ужасная болезнь забирает в 53 года человека, сражавшегося, как лев до последнего момента. Точно так же он боролся на поле. Синиша всегда будет рядом со мной», – сказал на прощание Манчини.

    В яркой и богатой карьере Михайловича осталась только одно неисполненное желание – стать главным тренером «Црвены звезды». Он не скрывал, что об этом мечтает, но не торопил события. Когда год с небольшим назад его попросили прокомментировать успехи любимого клуба под руководством одного из лучших его друзей Деяна Станковича, лицо Синиши расплылось в улыбке. В 1998 году оба оказались в «Лацио», и опытный Михайлович сразу взял шефство над 20-летним земляком, существенно облегчив ему процесс адаптации. Одни и те же цвета – сначала «Лацио», а потом «Интера» – они защищали на протяжении восьми сезонов, до конца карьеры Михайловича. Тренерским успехам Станковича он был искренне рад.

    «Если “Звезда” приглашает, нельзя отказываться – именно это я сказал Деки, когда он обдумывал решение перебраться в Белград. Пусть он еще 10 лет тренирует, а потом приду я», – строил планы на будущее Михайлович.

    К сожалению, мы не увидим его на скамейке красно-белых. Однако это не значит, что не ощутим его присутствие. «Те, кто остаются в сердцах людей, никогда не уходят, а я верю, что Синиша в сердце каждого из нас», – так простился с Михайловичем один из его многочисленных поклонников, губернатор региона Эмилия-Романья Стефано Боначчини.

    Лучше и не скажешь.


    Читайте «Спорт день за днём» в
    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»


    Новости партнёров