YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Николай Зайцев: Звонка от Черчесова не жду по одной причине — я просто реально отношусь к вещам Душевное интервью с защитником «Амкара»

Николай Зайцев (витрина)
Фото: ФК «Амкар», ФК «Зенит»

Трудолюбивый и целеустремленный парень из Новороссийска очень долго прокладывал дорогу в РФПЛ, пройдя за почти десять лет через 10 клубов, пока прошлым летом не оказался в Перми. В «Амкаре» Зайцев вновь играет под руководством «своего» тренера Гаджи Гаджиева, которого откровенно благодарит за все наставления и «подзатыльники». Однако, несмотря на пока высокое пятое место «Амкара» после трети чемпионата, Николай остается убежденным реалистом и прагматиком — его взгляды как на свои перспективы, так и на российский футбол весьма конкретны. Это человек, который с детства знал, чего хочет добиться в жизни, и попадал к таким же требовательным и амбициозным тренерам. В интервью «Спорту День за Днем» 27-летний Зайцев рассказал о том, как Валерий Газзаев «строил» Жо и Вагнера Лава, почему Гаджи Гаджиев после тренировок включает матчи АПЛ для всей команды и что нужно делать с российскими центральными защитниками.

В ЦСКА от охранника до массажиста все работали, как швейцарские часы

— Вы начали свою карьеру в «Краснодаре-2000». Что это за команда?
— Это команда из Краснодара, образованная в 2000-м году еще до того, как появился нынешний «Краснодар». Был такой человек — Александр Борисович Молдованов, основатель клуба, он также создал детскую школу «Центр-Р», а над ней как раз и был «Краснодар-2000». Со всего Южного федерального округа и не только собирались ребята, оставались в школе-интернате и по выпуску, если были достойны, переходили в «Краснодар-2000», который играл во второй лиге. Такой путь проделал и я. А клуба не стало в 2010 году из-за кончины Александра Борисовича.

— Именно оттуда вы и попали в «Кубань», но ваш дебют в РФПЛ не сложился из-за травмы, из-за чего в первом же сезоне провели только 26 минут на поле. Что там случилось?
— Мы тогда играли с «Крыльями Советов», у них нападающий Давид Муджири. На их угловом мы были в штрафной, и Муджири, отмахнувшись, попал мне в грудь и сбил дыхание. И сразу же после этого мы побежали в атаку — но я чувствую, что не могу дышать и чуть ли не теряю сознание. Удар был настолько сильным, что дыхание было сбито на пару минут, поэтому и попросил замену. Печальный дебют оказался, но все равно тогда для меня это было знаковое событие — выйти на матч премьер-лиги!

— Кто позвал в ЦСКА?
— Дальше я выступал за «молодежку» «Кубани», мы заняли третье место в чемпионате дублеров. У меня в планах было остаться в Краснодаре, но Александр Борисович распорядился так, что мне надо было ехать в ЦСКА. Мной интересовались Валерий Газзаев и его помощник Владимир Шевчук — приняли решение, что я перспективный футболист, и взяли меня в ЦСКА.

— Как прошла первая встреча с Газзаевым?
— Сразу было видно, что он строгий мужик. Очень требовательный, нацеленный на работу тренера. Именно тогда, в ЦСКА я первый раз увидел, что на самом деле стоит за желанием любой ценой добиться результата. Газзаев создал настолько профессиональную атмосферу в ЦСКА, что от охранника до массажиста все работали как швейцарские часы. У него все было четко, все знали, что нужно делать, и никто не прохлаждался.

— Как думаете, Валерий Газзаев смог бы так же, по часам построить российский футбол у руля РФС?
— Конечно, весь наш футбол — более сложный механизм. Но если он так руководил своими командами, отлаживал все моменты как в игре, так и за полем, думаю, Газзаев справился бы с президентством в РФС — он очень требовательный. Любые нарушения он исключал и делал так, чтобы этого не повторялось.

— Например?
— Мы собрались на сбор в Железноводск лететь, а Жо и Вагнер Лав из отпуска не прибыли в расположение команды. Они опоздали на неделю где-то — у Жо были какие-то варианты с трансфером, а Вагнер по каким-то своим причинам опоздал. Но на тот момент контракты у обоих были с ЦСКА. Когда оба прилетели, помимо штрафов Валерий Газзаев на специальном собрании через переводчика очень жестко общался с ними. Говорил, что здесь вам платят хорошие большие деньги, а вы просто забиваете на команду. Дескать, как вы стали звездами здесь, в ЦСКА, так вы можете и стать никем. Разговор был настолько жестким, что даже я смотрел на все это, и было неприятно.


— В «основу» вы так и не попали. Почему?
— Играл за дубль и тренировался с главной командой, но да, мне не посчастливилось сыграть за «основу». Сейчас понимаю, что в ЦСКА играют «сборники», тяжело там закрепиться, но я получил за это время колоссальный опыт, участвуя в тренировках с бразильцами, чехами, поляками и т.д. Конечно, я хотел остаться в ЦСКА, в один момент зашел в кабинет к Евгению Гинеру, но мне сказали, что за меня немножко неадекватную цену попросил «Краснодар-2000». А бесплатно отдавать меня не хотели, поэтому я и вернулся домой — в «Черноморец». Сейчас очень хочется, чтобы в Новороссийске был массовый спорт, чтобы кто-нибудь откликнулся и помог «Черноморцу», или чтобы этим людям палки в колеса не ставили. Ведь «Черноморец» играл в премьер-лиге, приезжали ЦСКА, «Спартак», «Валенсия» — очень хочется, чтобы эти времена вернулись.

— Вы рассказывали, что в «Мордовии» Федор Щербаченко отправил вас надолго в запас после одного очень удачного матча в вашем исполнении. Он вообще что-то объяснил по этому поводу?
— После «Черноморца» я попал снова в «Краснодар-2000», затем в нижнекамском «Нефтехимике» забил семь мячей за сезон, и тогда уже оказался в «Мордовии». Вроде бы все получалось, сыграл в первом туре, но затем мне не давали играть. Объяснения? Тренеры молодым всегда говорят только одно — работай и доказывай. А я был человек с амбициями, хотел играть — меня же не просто в «Мордовию» взяли для мебели. Щербаченко ничего не обещал, только говорил — работай и тренируйся. Я это слушал, но внутри все кипело — не мог понять, почему меня не выпускают. В итоге, пришел к руководству и заявил, что хочу уйти. Меня отдали в аренду в «Газовик», где я у Константина Галкина по-настоящему начал играть.

— В «Аланию» вас Валерий Газзаев позвал?
— Получается, что так. Приехал и сразу подписал трехлетний контракт.

— Вы уже понимали тогда, что скоро команда свалится в финансовую яму?
— Когда я пришел, была месячная задержка по зарплате. Но даже когда на три-четыре месяца задерживали, мы тренировались как ни в чем не бывало. Просто во Владикавказе создали отличные условия, да и играли мы неплохо — шли на первом-втором месте. Конечно, нам платили премиальные — они молодцы, нашли деньги где-то. Это было очень важно, потому что многие игроки, в том числе и я, находились в безденежном состоянии. Хотя «Алания» тогда работала как часы, потому что тренером был Газзаев — все было на топ-уровне, кроме финансирования.

«Вы чего как колхозники играете?!»

— Сезон-2014/15 вы провели в «Тосно», у которого своего стадиона не было. В Петербурге на матчи приходило мало болельщиков. Были ощущения, что команда никому кроме руководства клуба не нужна?
— Может быть, где-то и было такое ощущение, но на матчах в Тихвине людей собиралось много, и нас поддерживали. Конечно, это не «Зенит», хотелось бы побольше болельщиков. Если был бы свой стадион в Тосно, обстановка была бы совершенно другой.

— В «Тосно» сменилось семь тренеров за два года — как в раздевалке воспринимали такие шаги руководства, учитывая, что команда двигалась только вперед?
— Мы начинали работать с Николаем Костовым, это был тренер европейского склада. Всей команде нравились его тренировки, он старался научить играть в современный футбол. Костов на примере европейских клубов показывал нам, как нужно действовать, говорил: «Может быть, мы никогда и не сможем так играть, но в своей лиге должны показывать похожий футбол, если мы хотим развиваться». К его отставке я отнесся с негативом, ведь у нас в России как бывает — если какая-то неудача приходит, нужно обязательно менять тренера. Но процесс становления команды небыстрый, можно было человека оставить на сезон. Потом с нами работал Евгений Перевертайло — он просил от нас думать на поле и исполнять те тактические схемы, которые мы прорабатываем на тренировках. На макете он все показывал: как нужно переходить из обороны в атаку, кто и куда должен двигаться. Все было доступно — ты как будто вернулся в школу, где тебе закладывают основы тактики. В целом, я не сторонник того, чтобы часто менять тренеров. Сейчас в «Тосно» Дмитрий Парфенов работает второй год, команда подобралась хорошая — даже если они выйдут в РФПЛ, Парфенову нужно дать работать дальше.


— Александр Григорян проработал с командой вообще лишь на зимних сборах — это, правда, очень специфический, агрессивный человек?
— Со своей амбициозностью и харизмой у него есть все перечисленные вами качества. Но мы тоже каждый по-своему странные — одному футболисту говоришь не делать так, а он все равно делает, у другого все наоборот. Это черта Григоряна, и от этого никуда не деться.

— Есть версия, что у Евгения Перевертайло не получилось в «Тосно» из-за того, что он был чересчур мягкий тренер. Это так?
— Он не был таким, как Григорян. Не орал, не ругался матом, не кипел. Конечно, мы видели, что он разочарован после поражений, но Перевертайло пытался это донести до нас другим способом — спокойно, разумно. Перевертайло иной раз скажет пару слов, так что они мотивировали больше криков. В одном матче, когда мы чуть не забили в свои ворота, он вышел к нам и говорит: «Вы чего как колхозники играете?!» И сразу так обидно стало… Мы поняли, что больше ошибаться так нельзя.

У Гаджиева принцип — за систематические ошибки он может посадить в запас

— Предложение «Амкара» приняли из-за Гаджи Гаджиева, с которым еще в «Волге» НН работали. Можно сказать, что это тот самый «ваш» тренер?
— В тот момент было еще несколько предложений, но выбрал «Амкар», потому что здесь и Андрей Каряка работает, с кем я еще в «Волге» играл, и Гаджиев. Он в меня верит и делает футболиста, хотя лично наш с ним путь выходит тернистым. Но Гаджи Муслимович добивается от меня положительных результатов, подсказывает мне, бывает, и жестко может что-то сказать. Это тренер, который меня ведет, благодаря которому я играю в РФПЛ.


— Курбан Бердыев чуть ли не за ручку водит игроков на тренировках, особенно защитников, показывая, как и где им нужно играть. Гаджиев такой же тактик?
— Во-первых, они же с Бердыевым два больших друга, а во-вторых, у нас все тренировки снимаются на камеру. Если мы где-то чуть чаще ошибаемся на занятиях, Гаджиев может остановить тренировку, взять за руку, показать — иногда по три раза останавливает занятия на одном месте. Бывает, Гаджиев заводит нас в кабинет после тренировки и показывает ролик, где мы в этом занятии допустили ошибки. Бывает, это Вадим Евсеев делает.

— Получается, сначала тренируетесь — потом осматриваете тренировку…
— Если выполняем все требования на занятии, то уже не тренировку смотрим, а ближайшего соперника. Или вот в воскресенье смотрели, как «Тоттенхэм» играл с «Манчестер Сити» («шпоры» победили 2:0. — «Спорт День за Днем»). Гаджи Муслимович подчеркивал некоторые моменты, особенно указывал на то, что в районе мяча была большая концентрация футболистов, и как они плотно играли.

— В этом сезоне «Амкар» играет в пять защитников. Верно, что в три центральных защитника удобней, чем в два, ведь всегда тебя может подстраховать кто-то?
— Тут преимущество в насыщенности обороны, постоянно три человека в штрафной, и крайние полузащитники иногда бывают в роли нападающих в зависимости от ситуации. Мне, например, удобно играть в три центральных, но если бы сейчас поменять схему на четыре защитника — было бы проблематично. Но мы на сборах еще начали тренироваться в пять защитников — тогда мысли появились: «блин, тяжело будет перестроиться». Но за две недели Гаджиев все нам объяснил, и мы потихоньку сыгрались. Он требовал от нас перемещений. Я правый центральный — должен широко уходить ближе к бровке, Георгий Джикия посередине, а слева Петр Занев. При нашей схеме увеличились перемещения защитников, да и понадежней выглядит этот вариант. Разве что с «Зенитом» только у нас не получилось сыграть в нашу силу, так еще и «Зенит» сыграл в свою, из-за чего мы и пропустили три мяча. Не могу сказать, что мы — топ, но, главное, что мы сыгрываемся.


— «Амкар» за последние полгода лишился двух ветеранов — Георги Пеева и Дмитрия Белорукова. Насколько сильно это ударило по команде?
— Жора и Дима много лет отыграли в «Амкаре», конечно, неприятно, что они ушли. У тренеров, наверняка, начинается головная боль — кем бы их заменить. Но в прошлом году «Амкар» взял меня и Джикию, мы потихоньку втягивались в команду. Гаджиев настолько грамотный специалист, что, видимо, предвидел уход того же Белорукова, поэтому развивал нас. Поэтому потерей этих игроков можно объяснить нынешний наш результат. В принципе, это большие потери, но так как «Амкар» всегда славился коллективизмом, своими бойцовскими качествами и семейным очагом, мы вышли из этого положения и заменили этих игроков.

— Гаджиев отправляет в запас на следующий матч из-за ошибок?
— Он может так сделать, но помимо этого Гаджиев под определенного соперника подбирает тех или иных игроков. С одной командой играют одни нападающие, чтобы сохранить мяч, попридержать его, со второй, где нужны быстрые форварды, Гаджи Муслимович ставит других игроков. У Гаджиева есть принцип — ошибаться могут все, но за систематические ошибки он может посадить в запас. У меня, например, было такое — в игре со «Спартаком» я допустил голевую ошибку, которую мы как раз обсуждали до матча. В итоге я сидел на лавочке три тура.

— Насколько Александр Селихов — крутой вратарь?
— Несмотря на то, что он молод, обладает набором качеств — быстрые ноги, прыгучесть, умеет контролировать игру. В ютубе можно легко найти видео, где он реально исполняет — не боится прыгать в ноги, на выходах играет. И он хороший вратарь, и мы ему помогаем.

— Почти треть чемпионата позади, а «Амкар» в топ-5. Можете рассказать рецепт, по которому можно добиваться таких результатов?
— Рецепт такой — мотивация! На всех сборах на каждой тренировке Гаджи Муслимович ходил и говорил нам, что мы в каждой игре должны добиваться результата, должны играть на максимуме, должны-должны-должны. И психологически Гаджиев настраивал нас — мы должны терпеть, не дать осечку, выдерживать все игры. И тренировочный процесс — мы находимся в приличной форме. Где-то лучше, как в матче с «Тереком» (3:1), где-то хуже. В совокупности все это и привело нас на высокие места.

— Новичок «Амкара» Дарко Бодул очень похож на одного персонажа из «Игры Престолов», Кхала Дрого…
(Смеется.) Сериал не смотрел, но знаю — что-то средневековое…


— В жизни он такой же брутальный и агрессивный, как на поле?
— Не, он хороший добрый парень — немного говорит на русском. Все с ним ладят, а футболист на поле — еще не человек в жизни.

— В Перми на стадионе стоит большущая башня, которая не всегда эстетично смотрится по ТВ-картинке. Не считаете стадион старым?
— Конечно, это реальность. Тем не менее, не любить свой стадион за это нельзя. Это свой дом. Для болельщиков, конечно, это не так уж удобно. Но руководство клуба нам сказало, что план по реконструкции принят — выделены какие-то средства. Хотят сделать его удобным, насколько это возможно.

По поводу лимита присоединяюсь к Валерию Георгиевичу

— Бытует мнение, что у нас проблема с российскими центральными защитниками. Согласны?
— Да, может быть, сами создали эту проблему. Посмотрите, все клубы пытаются привести центральных защитников из топ-чемпионатов или добротных иностранцев. Может, и нам нужно поменять свой менталитет — особенно тем, кто сейчас подрастает. Мы сейчас пропитываемся этим, тренеры работают по-другому, и наша лига становится сильнее, несмотря на всякие лимиты. Футболист европейский каждый день пытается прогрессировать, он настолько профессионал, что знает, где можно дать себе слабину, где нельзя. Думаю, что менталитет российского футболиста и создал такую гонку за иностранцами — вот они лучше и нашим до них далеко. Но это не так — нужно работать и тренироваться, просто нужно понимать: раз выбрал профессию футболиста, то нужно быть топ!

— Ваше отношение к лимиту на легионеров.
— Даже не знаю… Смотрю какой-нибудь английский или испанский чемпионат. Так же играют три-четыре местных в топ-командах, остальные иностранцы, и сборные выступают нормально. Лимит — это палка о двух концах, но я присоединяюсь в этом плане к Валерию Георгиевичу Газзаеву. Если наш чемпионат будет конкурентоспособным, то должны будут приезжать сильные футболисты. В той же Германии или Англии команды берут только топ-игроков — поэтому и уровень лиги растет, а свой немецкий или английский игрок хочет быть сильнее иностранцев, приезжающих в чемпионат. Тут проблема не в том, как много им платят. Нужно просто стремиться и работать над собой.


— Вы сейчас играете в «основе» «Амкара», который пока борется за высокие места. В глубине души ждете звонка от Станислава Черчесова?
(Смеется.) Нет, не жду. По одной причине — я просто реально отношусь к вещам. На данный момент я игрок «Амкара», а чтобы играть в сборной, нужно иметь опыт выступлений в еврокубках или хотя бы быть молодым и перспективным. Мне уже 27 лет, я уже считаюсь состоявшимся футболистом — имею то, что имею. Буду ждать звонка от Черчесова, если перейду из «Амкара» в европейский, если даст Бог, или для начала в сильный российский клуб с амбициями играть в еврокубках. Оттуда есть шансы попасть в сборную. Ведь посмотрите, откуда туда берут игроков. Из «Крыльев Советов», «Уфы», «Амкара» там игроков нет. Конечно, все мои близкие и друзья говорят: «Ты молодец, прибавил, сейчас за сборную пора играть». Я им улыбаюсь в ответ, но понимаю, чтобы реально успеть к ЧМ-2018 попасть в сборную, мне уже этой зимой нужно переходить в сильный клуб и играть там минимум сезон. Или хотя бы играть полгода стабильно и удачно. А на данный момент это тяжелая задача — конкуренция в сборной большая.

— Много знакомых, не интересующихся футболом, очень удивляются: за что футболисты зарабатывают так много?
— Тоже часто это слышу. У меня есть ответ. Я, например, не хотел учиться — перед школой вставал рано утром, шел индивидуально заниматься на поле, а потом приходил на уроки грязным. Работал, тренировался, занимался всю жизнь футболом, все свое время им забивал, тратил свое здоровье — это и обычные травмы, и хронические, и еще куча нюансов. А кто мешал каждому зарабатывать столько? Выходил бы и работал, тренировался — становился бы хоккеистом, теннисистом, баскетболистом и т.д. Считаю, что футболисты, как никто другой, честно получают свои деньги — нигде не воруют, никого не убивают. У нас менталитет такой в стране — есть только две категории: хорошо живут или плохо. Может быть, сейчас только средний класс появляется. Пусть они отдают своих детей в профессиональный спорт, и сами потом поймут, насколько это тяжело и почему платят такие деньги. Да и какие деньги? Понятно, что звезды получают миллионы… Но я не против этого — и как футболист, и как человек.

|Личное дело

Николай Зайцев

Родился 1 июня 1989 года в Новороссийске

Амплуа — центральный защитник

Воспитанник: «Центр-Р» (Краснодар)

Карьера: «Краснодар-2000» (2006-2007; 2009-2010); «Кубань» (Краснодар, 2007); ЦСКА (Москва, 2008-2009); «Черноморец» (Новороссийск, 2009); «Нефтехимик» (Нижнекамск, 2010, 2014); «Мордовия» (Саранск, 2011); «Газовик» (Оренбург, 2011-2012); «Волга» НН (2012-2013); «Алания» (2013); «Тосно» (2014-15); в «Амкаре» с июля 2015 года.

Достижения: серебряный призер чемпионата России (2008)

Статистика в сезоне-2016/17: 9 матчей, 2 гола, 1 результативный пас, 1 желтая карточка

Оцените материал:
-
0
101
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад