• Новый порядок

    26.04.12

    Корреспондент «Спорта день за днем», побывавший в нынешнем сезоне на всех этапах Евротура, последние три недели провел вместе со сборной России, выступавшей на «Еврочеллендже». В его наблюдениях – изменившиеся игра, правила и отношение к хоккеистам в национальной команде.

    Прошлым летом большой популярностью пользовался сериал «Кто возглавит сборную России по хоккею», главным героем которого стал Зинэтула Билялетдинов. Новый наставник получил огромные права и возможности. Прошел практически полный сезон, если не считать стартующего 4 мая чемпионата мира, и уже можно делать выводы.

    Другие привычки

    Что бы ни думали и чего бы ни хотели так называемые простые болелы, но отношения тренера с журналистами слишком важны, чтобы от них можно было спокойно отмахнуться. Это не очень заметно, когда команда выигрывает, но всегда побеждать невозможно. И в трудный момент тебя могут или поддержать, или съесть, как съели год назад Игоря Захаркина, который однажды произнес словосочетание «эта страна» в самый неподходящий момент.

    Никто не ждал, что с Билялетдиновым будет легко. Когда ты долго работаешь в клубе, который создает тебе максимально благоприятные условия и в котором журналисты боятся сказать лишнее слово на пресс-конференциях, довольствуясь стабильным «Ребятами доволен, что-то не получилось, будем работать дальше», то, естественно, привыкаешь к такому положению дел. Тебя никто не тревожит, тебе никто не задает неудобных вопросов, к тебе никто не лезет. В сборной такое в принципе невозможно, тем более если это главная команда целой страны, а не отдельного района в Тверской области. Но чтобы понять это, новому тренерскому штабу понадобился не один месяц.

    Первое время главный тренер не собирался менять свои привычки. Яркий пример – разговор с журналистами после утренней раскатки в день стартового матча первого этапа Евротура. Мы спрашивали у Билялетдинова, кто будет защищать ворота, но тот скрыл эту информацию. Мол, потом узнаете, вечером.

    До сих пор Билялетдинов не говорит никому номер своего телефона. Он сменил его в те дни, когда решался вопрос о назначении в сборную. Тогда ему звонили постоянно и задавали вопросы, на которые он не мог дать ответа. Например, спрашивали о Вячеславе Быкове, а нынешний тренер не собирается комментировать действия других людей. Вот он и не говорит теперь никому свой номер, аргументируя это так:

    – Мне раньше звонили в воскресенье вечером. В субботу. Так же нельзя.

     

    Объяснения, что в воскресенье делаются газеты на понедельник, а Интернет вообще работает круглосуточно, его не устраивали.

    Сейчас-то ситуация практически выправилась. Сделано так: помощник главного тренера Валерий Белов в курсе всех дел, и ему всегда можно позвонить, чтобы уточнить какую-то информацию. Если что-то серьезное, то можно обратиться и к Билялетдинову, он не откажет. Правда, для этого придется куда-то ехать или терзать пресс-службу, чтобы она установила контакт. И уже как-то само собой сложилось, что по пустякам к Билялетдинову никто не обращается. Имена игроков, которые уезжают, план подготовки к чемпионату мира, кандидаты в сборную – все к Белову.

    За весь год удалось поговорить с Билялетдиновым всего один раз, но при этом на пресс-конференциях он максимально открыт. Нет, не на общих, а на послематчевых. На международных встречах практикуется такая схема: сначала тренер общается со всеми журналистами, а затем его обступают соотечественники и задают любые вопросы. Это длится от пяти до семи минут, и в это время специалист раскрывается.

    Например, в Ярославле он заявил, что не заинтересован во вратаре Илье Брызгалове. И тут же, правда, попытался всех запутать: «Давайте дождемся окончания плей-офф». А вот в Риге Билялетдинов понял, что стесняться, собственно, нечего. Он уже полностью отказался ждать голкиперов из-за океана. Назвал хоккеистов, которые играют в финале Кубка Гагарина, способными усилить коллектив. И лишь в критике немного сдержался. Сказал, что недоволен форвардами, но при этом не стал уточнять, кем конкретно. Лишь намекнул, что они нам известны.

    Известны нам Жердев, Терещенко и Зарипов.

    Помощь в общении

    Стоит отметить еще два момента.

    Первое. Никогда ранее пресс-службы Федерации хоккея России и сборной не работали столь эффективно. Например, теперь они не запрещают приезжать в Новогорск журналистам. Даже по одному. Признаться, такого при Быкове, регулярно практиковавшем закрытые тренировки, не было, а про прежних тренеров и вовсе нечего вспоминать.

    Второй момент – тренер Валерий Белов. Это первый специалист, который обязательно перезванивает, если не смог взять трубку. Он может объяснить, почему уехал тот или иной хоккеист, почему кто-то приглашен. Он объясняет политику национальной команды. Иногда, правда, задаешься вопросом, а почему все ответы не дает Билялетдинов, но потом становится ясно, что главный тренер просто не любит разговаривать с журналистами. Не отказывается совсем, но особого восторга не испытывает. Даже со мной Билялетдинов общался под присмотром Белова. И тот неоднократно корректировал главного тренера.

    А еще появилось множество мелочей, к которым очень сложно привыкнуть лично мне. Сейчас, например, нельзя разговаривать с хоккеистом, когда он идет из зала в раздевалку, чтобы переодеться для кросса, – это время тренировки. С тем же Беловым шутить нужно очень аккуратно. Иногда он и сам не прочь посмеяться, но вот шутки примерно за час до начала собрания или тренировки запрещены. Однажды тренер разозлился и разразился небольшой речью о том, что он «все-таки тренер сборной и надо иметь уважение».

    При этом Белов и только он может рассказать о каких-то конкретных хоккейных моментах. Что требуется от нападающих, почему в том или ином эпизоде неправильно сыграли защитники. Если вы с ним общаетесь долгое время, то он может открыть какие-то вещи «не для прессы». Печатать их нет смысла, но благодаря им ты начинаешь лучше понимать общую ситуацию в команде. Белов же может позволить взять комментарий у врача команды. Тот без санкции сверху молчит.

    Отчисление через администратора

    Наконец-то из сборной ушли все эти «Сашки» и «Илюши», которыми нас кормили во времена Вячеслава Быкова. Прежний тренер неоднократно подчеркивал, что для него команда – одна большая семья, и он при первой возможности напоминал, что никого не даст в обиду.

    Все это выглядело смешно, ведь Быков совмещал посты в сборной и в клубе, и часто было непонятно, где у него основная семья, а где любовница. У Билялетдинова есть только сборная, а вот эти «уси-пуси» исчезли. И правильно. «Семейные ценности» привели к тому, что Александр Овечкин во время чемпионата мира мог уехать развлекаться в город накануне важного матча, игроки засиживались в ресторанах и курили, а Быков их всех защищал, хотя это и вызывало смех.

    Трудно представить, что при Билялетдинове работники по-настоящему желтой прессы найдут хоть какой-то компромат. Но это и не значит, что в сборной установлена тюремная дисциплина. Так, после прибытия в Ригу многие игроки отправились гулять по городу, потому что на вечер не было запланировано никаких собраний. Но все вернулись вовремя.

    Никого не держат на базе и всех отпускают по окончании тренировки. Но многие предпочитали оставаться в Новогорске, а не ехать в Москву. Конечно, тут надо сделать скидку на конец сезона – сил на приключения уже нет, но ведь в прошлом году многих и это не останавливало.

    А вот собрания сразу после игр остались. Но при Быкове это было нечто среднее между колдовским ритуалом и праздником даже в случае поражения. Хоккеисты собирались в центре раздевалки, обнимались и что-то кричали. Сейчас Билялетдинов за две-три минуты рассказывает игрокам, что именно у них не получилось, объясняет, почему не получилось, а потом жмет руки и идет к прессе.

    Смешно, но он забывает сообщить игрокам, что больше не нуждается в чьих-то услугах. Пик случился после второго матча против сборной Словакии в Ярославле. Тренер подошел к прессе, ему дали список хоккеистов, и он назвал отчисленных спортсменов. Тут же из раздевалки вышел Яков Рылов, чье имя не прозвучало. К нему сразу бросились с поздравлениями – остался, мол, на второй этап подготовки к чемпионату мира и сделал две результативные передачи. Рылов ответил на несколько вопросов и удалился. Где-то возле автобуса его нагнал администратор, который сообщил защитнику, что после возвращения в Москву тот может быть свободен. Хорошо, что тот успел всех предупредить, иначе бы на следующий день интервью Рылова как игрока сборной появились бы во всех изданиях.

    Михаил Варнаков и Василий Кошечкин, выйдя из раздевалки после той игры, тоже еще не знали, что они уже не хоккеисты национальной команды. Тут вышла другая ситуация. Нам про них сказали, а игрокам еще не донесли. Смешно? Да ничего смешного. Для Билялетдинова сборная – офис с работниками. И этот офис должен принести результат. Он дает шанс многим, но сам видит тех, кто не справляется. И расстается с такими сотрудниками без сожаления.

    Далеко не всегда главный тренер объясняет хоккеистам те или иные решения. Например, в Ригу на два матча приехали три вратаря, и сразу же по приезде Валерий Белов сообщил прессе (но не игрокам), что Семен Варламов не сыграет, а на лед по очереди выйдут Константин Барулин и Михаил Бирюков. В день второго матча выяснилось, что и Бирюкову не дадут возможности сыграть, так как Барулин слишком много пропустил и ему нужно больше практики. И снова это объяснили прессе, которой до всего есть дело, но не хоккеистам.

    Интересно, что сами игроки к этому готовы. Так, например, Роман Людучин и Денис Абдуллин не скрывали, что рады уже простой возможности сыграть за первую команду даже в рамках непонятного «Еврочелленджа». И их совсем не смущало то, что их отцепят при любом раскладе. Ну ладно, Людучин. Абдуллин-то проявил себя здорово и, может быть, даже заработал шанс пройти с командой хотя бы до Брно, где состоится заключительный этап Евротура.

    Учеба

    Зинэтула Билялетдинов совсем не любит рассказывать о хоккее. Вероятно, тоже не привык. Но однажды стало ясно, почему он держит все в себе. Просто не хочет, чтобы его неправильно поняли.

    Дело было в Швеции после третьего этапа Евротура. Прошло часа три после заключительного матча национальной команды, который был с треском проигран. В микст-зоне на тренера обрушились с критикой. А почему не меняется тактика? А почему мы действуем в одном стиле и он не меняется, даже если характер игры другой? А почему мы вообще не атакуем? У Быкова же были различные схемы, а у вас одна.

    Билялетдинов не выдержал и сказал, что если кого-то какие-то вещи не устраивают, то можно снова позвать Быкова.

    А у него только одна схема и больше никаких. Конечно, на следующий день ему все это припомнили, и Билялетдинов стоял расстроенный. Увидев меня, заговорил сам.

    – Вот что вы такое спрашиваете? – начал он. – Какая еще у меня одна тактика? Вы не понимаете, что дело не в тактике. Просто я учу своих ребят играть правильно. Именно учу, хотя не должен этим заниматься.

    – Почему?

    – Да потому что это национальная сборная страны. Сюда должны приезжать подготовленные люди, а мне надо уже только направлять их.

    Билялетдинов рассказывал о том, что уровень многих наших хоккеистов очень низок. Несколько раз сообщил, что в НХЛ играют шесть десятков шведов, а у нас не наберется и пяти человек высокого уровня. Даже привел хоккейный пример:

    – Если вы смотрели игру Финляндия – Швеция на Шведских играх, то у вас должны были отпасть все вопросы, – кипел он. – Посмотрите, как люди делают подкидки. Передача на метр-два через клюшку ложится точно на крюк. А у нас? Я на тренировке попросил сделать подобную передачу, и один так запустил, что чуть не убил меня.

    Уровень игроков, которые сейчас могут защищать цвета сборной России, тренеру не совсем нравится. И, кстати, потому в сборную приезжают совсем неизвестные парни. Просто Билялетдинов хочет их чему-нибудь научить, познакомить со своими требованиями, чтобы они потом, вне сборной, понимали, к какому хоккею нужно стремиться.

    Трудные моменты

    Надо рассказать о трех кризисах, которые уже случились за время работы Билялетдинова. И не в хронологическом порядке.

    Никогда я не видел Зинэтулу Билялетдинова в таком гневе, как в Ярославле, сразу после объявления об изменениях в регламенте КХЛ. Всем намекнули, что новые законы приняли при участии главного тренера.

    Сделаем небольшое отступление. Ходит такая история. Однажды Владимир Путин приехал поиграть в хоккей на Ходынку, и там собрались все ветераны, а также Зинэтула Билялетдинов и Владислав Третьяк. Путин с ними поговорил, пригласил президента КХЛ Александра Медведева, и они обсуждали, как добиться победы на Олимпийских играх. Заговорили о том, что должна сделать Континентальная хоккейная лига.

    – Как Билялетдинов скажет, так и будет, – произнес премьер-министр. – Захочет, чтобы в КХЛ играли не более двух легионеров – так и будет.

    Медведев попытался возра­зить, однако ему сказали, что он отлично торгует газом, но, в принципе, это вопрос решаемый.

    – Да не было такого! – кричал Билялетдинов в Ярославле. – Не было. Вы что?! У меня есть свои начальники, они принимают решения. И все нововведения были сделаны при участии КХЛ.

    Второй кризис был после Кубка Первого канала, на котором национальная команда выступила очень плохо. Кстати, интересная деталь. Как только дела идут совсем неважно, Билялетдинов начинает улыбаться и шутить. Это было и в Швеции, и даже в Латвии. Так вот, после московского этапа Евротура Билялетдинова не критиковал только ленивый. И, наверное, тогда он решил, что на чемпионат мира везти экспериментальный состав нельзя. Не простят ему и команде пятого-восьмого места. С точки зрения перспективы результат неважен, но кто знает, как отнесутся к возможной неудаче начальники.

    Третий сложный момент случился незаметно. Кто-то в каком-то издании пустил слух, что тренеры очень хорошо зарабатывают. И, в принципе, им все равно, какой будет результат. Почему-то штаб сборной принял эти слова близко к сердцу. Не один раз они мне говорили: «Мы же не для себя, не для личного обогащения работаем, а для национальной команды». Сплетня была действительно очень нелепой (по сравнению с тандемом Быков – Захаркин нынешний штаб зарабатывает меньше), но вот относиться к ней так серьезно точно не стоило.

    Вопросы

    Год не обошелся без проблем, несмотря на то что чемпионат мира еще не начался. И сложные ситуации еще будут. Например, ходят разговоры, что Билялетдинов просто не умеет работать со звездами. Так было во время Кубка мира 2004 года, так было в год локаута в «Ак Барсе». Правда, сейчас и игроков столь высокого уровня в сборной будет гораздо меньше. Под вопросом появление Павла Дацюка, не факт что приедет и Александр Овечкин, который привык рассматривать чемпионат мира как полноценное начало отпуска.

    Есть и еще один момент. Билялетдинов – и об этом уже можно говорить в полной мере – никак не может похвастаться гибкостью. Все хоккеисты должны у него выполнять то задание, которое он придумал. И не делать ни шагу назад. Возможно, чуть нарушал все правила Александр Радулов, но и тут выходили недоразумения. Тренер каждый раз подчеркивал, хоть и достаточно мягко, что Радулов делает слишком много движений. А если бы он слушался наставника, то приносил бы еще больше пользы.

    Гораздо красочнее пример с Евгением Артюхиным, который провел лучший сезон в своей карьере. Нападающий стал ключевым игроком сборной на чемпионате мира в Братиславе, запугав там всех соперников, а вот у Билялетдинова не за­играл. Было видно, что Евгений боится не выполнить задание, а в свой хоккей ему играть не позволяли. В итоге силового форварда даже не пригласили на заключительный этап подготовки к чемпионату мира.

    Так происходит и с другими ребятами, по большей части с нападающими. Совершенно неузнаваемы при Билялетдинове были Евгений Кузнецов и Владимир Тарасенко. Слишком быстро потерялся Евгений Бодров, который в Казани приносил много пользы. Заметьте, трудно даже игрокам, которые работали с этим тренером раньше. Данис Зарипов сказал об этом красочнее всех:

    – Вы все думаете, что мы знаем требования тренера? Да, мы понимаем их, может быть, лучше, чем остальные, но ведь уже год мы с ним не тренировались. И надо какое-то время, чтобы все вспомнить.

    Беда и в том, что Зинэтула Билялетдинов оказался в про­игрышном положении перед самим чемпионатом мира, как только начал комплектовать состав. Его бы все поняли, если бы в Стокгольм поехали хорошие ребята из КХЛ, которые вот-вот должны вырасти в мастерстве. А вместо этого мы опять ждем Овечкина, Малкина, хотя их-то проверять нет никакой необходимости.

    Ближайшим чемпионатом мира надо было жертвовать, но кажется, что Билялетдинов решил не рисковать. Очень жаль, но все-таки глобальные выводы о его работе следует делать только после Сочи. Не исключено, что это лишь штрихи некоего глобального плана, в который он просто не хочет нас посвящать.

    Москва – Ярославль – Рига


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров