• Охота к перемене мест

    14.02.08

    Автор: Спорт день за днём

    В российской провинции отчего-то часто вырастали таланты, становившиеся потом артистами, академиками, мастерами. Хоккейными в том числе. Форвардом Капустиным прославился маленький городок в Республике Коми с названием Ухта. 13 февраля Сергею Алексеевичу исполнилось бы 55 лет…

    Его фамилию комментаторы произносили с уважением, зрители — с восхищением. Целых три клуба обязаны Сергею Алексеевичу своими удачами — «Крылья Советов», ЦСКА и «Спартак». Кстати, интересно, а сколько вообще команд желали его видеть в своих рядах? Не сосчитать… И везде он уживался, со всеми сыгрывался и забивал — на любой вкус. Оттого, что был Капустин технарем, умницей и, поймав кураж, мог облапошить какую угодно злую и жесткую защиту.

    И все же — предвижу возражения, однако, останусь при своем мнении — ярче всего смотрелся Капустин с Балдерисом и Жлуктовым в армейской команде. Хельмут был талантище каких поискать, да и мужчина видный, Сергея тоже Бог ни талантом, ни внешностью не обидел. В общем, в связке они — увы, недолго — смотрелись чудесно: на ЧМ-78 Балдерис стал лучшим бомбардиром, а Капустин вошел в символическую сборную. Впрочем, тогда Сергей был уже известен, если не знаменит. И был человеком солидным, семейным, только не помню, отрастил усы Сергей в то время или позже, в «Спартаке»…

    А начинал Капустин дома, в невзрачном «Нефтянике», где его приметили. Привезли в столицу, представили пред ясные очи знаменитого тренера Кулагина. И Борис Павлович кивнул утвердительно: как знаток-ювелир, который мгновенно определит, какая цена вещице: горсть монет или целое состояние. Тренер не ошибся, а Капустин с «Крыльями» не прогадал: команда в 1970-х была на подъеме, а потом и вовсе взлетела — на высшую ступень пьедестала. Во времена могучего, почти безраздельного господства ЦСКА это был подвиг.

    Вскоре армейская длань простерлась и над Капустиным, и тот стал (или вынужден был стать) армейцем. Служил он, как пелось в старинной песне, недолго, но честно. И, уверен, многим было искренне жаль, когда тройка разлетелась, хотя Капустин с превеликим удовольствием отправился к своему любимому тренеру Кулагину в «Спартак», а Балдерис — тоже, наверное, не без радости — вернулся в родную Ригу…

    Между прочим, в советские времена случаи миграции игроков были нечасты. Обычно их — по молодости — приглашали или рекрутировали из низов в крепкие клубы, где они и трудились до заката своей карьеры. Подтверждение — судьба «однолюбов» или патриотов — Михайлова, Петрова, Мальцева, Васильева, Анисина, Якушева и многих других. Капустин же поделил свою хоккейную жизнь на три почти равные части — по шесть лет провел в «Крыльях» и «Спартаке» и четыре — в ЦСКА. Рискну предположить, что Сергей нигде не достиг полного удовлетворения, так и не утолил свой творческий голод, хотя считается, что комфортнее и уютнее всего ему было у красно-белых — с Шепелевым и Шалимовым. Впрочем, капустинскую охоту к перемене мест можно объяснить иначе — форвард сродни артисту, который стремился попробовать себя у разных режиссеров и в различных пьесах…

     

    Однако хоккейную судьбу заслуженного мастера спорта Капустина можно считать вполне благополучной, а с точки зрения титулов и наград — просто блестящей: семикратный чемпион мира, олимпийский чемпион, четырехкратный чемпион СССР. Завоевал множе­ство кубков — страны, европейских чемпионов и Канады. А вот жизнь Сергея не очень-то жаловала, а порой зло огрызалась. В 1980-м его настигла страшная беда — он потерял маленького сына. Финиш карьеры совпал с катастрофической для многих перестройкой. В том числе и для Капустина, который остаток карьеры провел в Австрии и малость там подзаработал. Однако деньги в результате известных событий превратились в кучу бумажек, и Сергей попросту впал в уныние: когда-то вполне состоятельный человек превратился в безработного, к тому же бесперспективного. Судьба не завидная, однако, увы, не такая уж редкая для того времени. Спустя несколько лет Капустин погиб, но, возможно, умирать он начал гораздо раньше. Морально…

    Прошедшее время — самое груст­ное в русской грамматике. Трудно произносить без боли глаголы: играл, забивал, побеждал. Но как же замечательно, что он все-таки был, талантливый хоккеист и хороший человек Сергей Капустин. Вспомним его, представим и… не забудем.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров