• Он забивал в конкурентной борьбе

    Память

    22.06.12

    Ушел из жизни выдающийся тбилисский бомбардир, форвард сборной СССР, дважды признанный лучшим футболистом страны, Рамаз Шенгелия. Часто говорят, что путь его в футболе был сплошь усыпан розами и протекал по принципу «пришел, увидел, победил».

    Для начала маленького кутаисца не хотели брать в мест­ную специализированную школу к знаменитому тренеру Карло Хурцидзе. Ретроспективно это легко объяснить. Никаких физических данных у паренька не было, а голевое чутье и тактическая сметка — эти козыри проявляются позже. Упросил отец, и Рамаза допустили к тренировкам. Начинал он в кутаисском «Торпедо» и отнюдь не на позиции центрфорварда, на которой впоследствии добился мирового признания. Кто ж поставит на это место игрока с ростом 172 сантиметра?! Тут провидцем надо быть, и такой, к счастью для Рамаза, впоследствии найдется.

    Ну-ка, братцы, вместе с Ахалкаци

    «Торпедо» в советские годы служило кузницей кадров для главной команды Грузии — тбилисского «Динамо». В 1976 году начальник команды Нодар Ахалкаци становится ее главным тренером и берет курс на омоложение коллектива. Проще говоря, Нодар Парсаданович решает строить совершенно новую команду, ту, которая впоследствии выиграет Кубок кубков. Для этой цели он и пригласил в «Динамо» целую группу торпедовцев Кутаиси. Благо по советским временам в собственной республике — своя рука владыка, при переходах из местных клубов в столичный — никаких ограничений.

    Вот тут конкуренция была запредельной. Еще пытался задержаться в футболе ветеран, знаменитый бомбардир Гоча Гавашели. Едва ли не в каждом матче забивал Реваз Челебадзе. Наконец, именно на позиции центрфорварда начинал будущий звездный плеймейкер Давид Кипиани. Но совсем уж мало кто помнит, что центральным нападающим пришел в динамовский дубль и юный Александр Чивадзе, тот, что вскоре много лет отыграет в Тбилиси и в сборной СССР «либеро». А были ведь еще и крайние форварды, да какие — Владимир Гуцаев и Зураб Церетели. Не сразу, но эту тяжелейшую конкурентную борьбу выиграл Рамаз Шенгелия. Впрочем, с Резо Челебадзе они соперничали много лет как в клубе, так и в сборной.

    На пару с Блохиным

    Фантастическое голевое чутье Шенгелия, его уникальная результативность привели к тому, что его начали называть советским Гердом Мюллером. При небольшом своем росте Рамаз очень много мячей забивал головой. Не секрет, что грузинские футболисты (а их уважительно именовали советскими бразильцами), уповая на свое природное техническое мастерство, не очень любили перетруждаться на тренировках. Шенгелия был исключением. Он не был дриблером, таким как, скажем, его друг Гуцаев. Изнуряющим тренировочным трудом он доводил свое взаимодей­ствие с партнерами до автоматизма. Точнейшим выбором позиции при борьбе за верховой мяч, «зависанием» в воздухе напоминал «горняка» Виталия Старухина. Забивая чуть ли не в каждой встрече, Рамаз, естественно, вскоре оказался в сборной, где безраздельно царил Олег Блохин.

    Кого только не пробовали сделать партнером киевской суперзвезды в сборной: и одноклубника Владимира Онищенко, и динамовца разных городов Анатолия Шепеля, и другого динамовца — Валерия Газзаева, и армейца Юрия Чеснокова, спартаковца Сергея Родионова, и Челебадзе...

    Получилось только у Рамаза. И форвард был высочайшего клас­са, и человеческие качества Шенге­лия — добродушного, открытого, порядочного человека — сыграли свою роль. В сборной Рамаз продолжал забивать. Его звездный час — завоевание Кубка обладателей кубков в составе «Динамо». Годом позже, в 1982-м, на чемпионате мира Рамаз был уже не в столь звездной форме.

    После окончания спортивной карьеры Рамаз Шенгелия остался работать в футболе, в последнее время он занимал пост вице-президента Грузинской федерации футбола.

    «Спорт» выражает соболезнование родным, близким, друзьям Рамаза Шенгелия.

     


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров