YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Победитель «Дакара»-2013 Эдуард Николаев: «Выключишься» на гонке — сломаешь шею Как выжить на «КамАЗе» в пустыне

Бременские музыканты больше чем на час нигде не задерживались. Пилот «КАМАЗ-мастера» Эдуард Николаев пробыл в Петербурге намного больше — целых два дня. Но все равно времени катастрофически не хватало. Победителя «Дакара» буквально разрывали на части: утром — телевидение, днем — пишущие СМИ, а вечером мастер-класс для молодых пилотов.

«Спорту День за Днем» повезло. Николаев выделил для нас полчаса, о чем мы вскоре пожалели. Оказалось очень интересно! Где бы мы еще узнали, куда идет третий глоток воды и почему опасно спать во время гонок «Дакара»?

Можем разобрать и собрать грузовик с завязанными глазами

— Мечтали в детстве стать дальнобойщиком? Не по пустыне ездить, а перевозить грузы по дорогам?
— Я и есть отчасти дальнобойщик. У нас настолько разноплановая команда, что мы не только пилоты, но и механики: сами собираем, разбираем грузовики, при необходимости перевозим грузы с места на место. Бывало, из Финляндии в Татарстан ездили на тягачах. А в детстве я мечтал серьезно заниматься спортивной гимнастикой.

— Какое максимальное расстояние проезжали?
— Три тысячи километров точно было — это когда грузы перевозили. Иногда участвуем в рекламных акциях, катаемся по стране на спортивном грузовике, бывает, по пять-семь тысяч проезжаем, мотаемся из города в город.

— В свободное от работы время вы за рулем или предпочитаете общественный транспорт?
— По-разному, бывает, и общественным транспортом пользуюсь, смотря какие планы на день.

— У вас личный автомобиль тоже грузовик?
— Не грузовик, но крупный джип. Хотя некоторые наши пилоты ездят и на маленьких машинах, это не так принципиально.

— Бывает, что люди привыкают к рулю и уже не могут ездить на общественном транспорте.
— Это не про меня. Моя работа, кстати, не связана только с пилотированием. Помимо того что я участник команды «КАМАЗ-мастер», еще работаю инженером, отвечаю за испытания спортивной техники, проверяю все новшества.

— Хороший солдат может с завязанными глазами собрать и разобрать автомат. Повторите такой фокус с грузовиком?
— Как раз на днях мы разобрали машины, погрузили их на паром и отправили на «Дакар» в Южную Америку. Всю эту технику мы сами готовили, проектировали, собирали. Экипаж из трех человек перед отправкой на паром занят как раз полным изучением своего грузовика.

Колеса не отваливаются — они взрываются

— В «Формуле-1» колесо на пит-стопе могут поменять за две-три секунды. Сколько времени это занимает у вас?
— Колесо «КамАЗа» весит 150 килограммов, даже за пять минут управиться нереально. Нормальное время — 10–12 минут. Участвуют все три члена экипажа, у каждого своя роль. В этом году нам удалось сократить время замены до девяти минут — теперь это наша фишка. Бывает, что в итоговом протоколе отрывы по три-четыре минуты, и каждая секунда дорога, поэтому новые навыки и усовершенствования могут нам помочь.

— Шины меняете только в случае прокола?
— В отличие от «Формулы-1» у нас шины не стираются. Замены происходят из-за проколов. Случается и так, что едешь по каменистой местности, и через какое-то время все колесо в разрезах и прочих дефектах. Тоже приходится менять. Но любой пилот должен понимать, что у него есть всего два колеса на замену. За каждым грузовиком едет «техничка» для подстраховки, просто не факт, что у нее тоже не было проколов.

— Было такое, чтобы на полной скорости колесо отваливалось?
— Взрывалось.

— Это как?
— После сильного торможения такое может случиться. Если грузовик едет на максимальной скорости, это очень опасно, поскольку может случиться переворот.

— Из-за чего еще «КамАЗ» может вынужденно остановиться?
— На прошлом «Дакаре» у нас была серьезная поломка турбокомпрессора. Мы на этом потеряли один час и 11–12 минут. К концу гонки час удалось отыграть, а вот эти минутки отвоевать не вышло.

Захотел по нужде — подвел команду

— Вы дебютировали на «Дакаре» в 2006-м механиком на «техничке». Через год уже были участником боевого экипажа, когда ралли-рейд последний раз проводился в Африке. Экзотично?
— Тогда никто не знал, что с Африкой история заканчивается. Более того, в 2008-м мы уже прибыли туда и только на месте поняли, что там больше ничего не будет.

— А в 2007-м?
— Мы заняли второе место, тогда попал в серьезную аварию экипаж Владимира Чагина, семикратного победителя «Дакара»… Сейчас Чагин, которого иностранные журналисты прозвали Царем Пустыни, возглавляет нашу команду «КАМАЗ-мастер».

— Вы тоже попадали в переделки. Как-то раз на ралли «Шелковый путь» чуть не утонули в болоте, вас, слышали, вытягивали четыре грузовика.
— Это все турбокомпрессор, не везет мне с ним, из-за него и очутились в болоте. Мы поехали с одной турбиной, и я все время следил, чтобы обороты не снижались ниже двух тысяч, взгляд был прикован к приборной панели. Вдруг вижу — впереди болото с камышами. Обойти его оказалось нереально, в итоге всем накатом грузовик туда свалился.

— Долго вытаскивали?
— Сначала прибыл первый грузовик, но из-за особенностей наших шин просто стоял на месте и газовал. Потом прибыл второй — ну и так далее. Четырьмя машинами кое-как вытащили.

— Любая остановка во время гонки — потеря времени. Как быть с питьем и туалетом, вдруг приспичит?
— Вода у нас есть в кабине, специальные трубки сверху, из которых мы пьем во время спецучастков. Остановка по нужде не практикуется. Мы ведь марафонцы. Начинаем готовить свои организмы за два месяца до стартов: особенное питание, режим. Остановиться по нужде — значит, подвести команду, это недопустимо. Если проблемы со здоровьем — другое дело, нужно нажать на тормоз и помочь человеку, но это бывает, тьфу-тьфу-тьфу, редко. Попить — без проблем. Только не больше двух глотков.

— Почему?
— Третий глоток всегда идет в мочевой пузырь, который потом начнет тебя тревожить. Чтобы не было обезвоживания, делаешь два глотка прохладной воды.

— Со змеями в пустыне приходилось сталкиваться?
— Практически нет. Были скорпионы.

— Жалили?
— Да. Когда ехали в Тунисе, пробили поддон. Пришлось слить масло прямо в горячий песок. Видимо, оно попало в гнездо скорпиона. Механик опустил руки в песок: «Чувствую, как будто мне кто-то рубанул кисть». Настолько сильно укусил скорпион, что было ощущение — руки просто нет! Механика сразу погрузили на боевой «КамАЗ» и быстро увезли в больницу. Слава Богу, все хорошо закончилось.

— Еще сталкивались с какими-то дикими животными?
— В основном верблюды... В Африке перебегали дорогу обезьяны, но без аварийных последствий. А в Южной Америке вообще все нормально, цивилизация, только ламы встречаются, и то они просто пасутся на расстоянии.

Голова не успевает за телом

— Чагин рассказывал, что по ходу «Дакара» механики не всегда спят ночами. Не тянет потом в сон?
— Конечно тянет! В 2006 году случались поздние финиши, в районе двух часов ночи. Подъем — в пять-полшестого, а еще нужно подготовить машину. Вот я и подумал: «Не буду ложиться. Ничего страшного. При такой тряске все равно не усну».

— И как?
— Организм настолько устает от всех перегрузок, что тебя «рубит», как будто свет выключают. На самом деле это очень опасно.

— Почему?
— «Выключишься» — и произойдет шейный перелом. Если даже один человек не может продолжать гонку, то весь экипаж сходит. Так что мне пришлось терпеть. Штурман периодически будил локтем. Хорошо, что доехали.

— Говорят, что если жевать жвачку, то в дороге не уснешь.
— Бесполезно. Ты просто откусишь язык. Из-за серьезной тряски не сможешь ни жевать, ни есть. Люди порой теряют сознание. Голова не успевает за телом.

— К тряске можно как-то подготовиться?
— Можно, но у всех организмы разные. Ты вроде прошел все тесты, а дорога непредсказуема. Будет кочка на сантиметр выше — и еще неизвестно, как она через подвеску аукнется. В этом году наш механик потерял сознание, три минуты его откачивали.

— Нашатырем?
— Нет, водой. Видим, что человек «поплыл». Привели его в чувство, сели-поехали и попали в серьезную яму, где я сломал руку.

— Не одно, так другое.
— Но это тоже опыт, который надо приобретать. Мы стараемся тренировочные условия сделать сложнее, чтобы на «Дакаре» было легче. Для нас это годовой экзамен. На всех остальных соревнованиях проходят испытания техники, новых механиков, пилотов, штурманов. А результата все ждут именно на «Дакаре».

Давай, милая, немного осталось!

— Вратарь футбольного «Спартака» Артем Ребров разговаривает со штангами. Вы с машиной не ведете бесед?
— В сложных песках (улыбается). Едешь, а впереди барханы с девятиэтажный дом. Надо очень грамотно подобрать передачу, чтобы на вершине тебе хватило мощности двигателя. Если не заберешься, придется спускаться. Причем задом, потому что уже не повернешь. Иногда начинаешь просить: «Давай, милая, немного осталось!» Она — пых-пых! — и забирается. А соперник не забрался, и ты уже на три-четыре минуты впереди.

— «КАМАЗ» использовал на некоторых участках «Дакара» круиз-контроль для поддержания специальной скорости. Разве это по-спортивному?
— Сложность в том, чтобы держать педаль газа и не превысить километраж. Если скорость ограничена 90 километрами в час, ты должен поддерживать на уровне 89–90. Очень тонкая работа! Ты ведь едешь не по асфальту. Под тобой ямы, кочки, все трясется. Круиз-контроль применяли все наши соперники. И мы подключились в прошлом году. Представьте, наш «КамАЗ» и грузовик MAN выехали на двенадцатикилометровый участок асфальта, где действует ограничение — 90 километров в час. Я еду, ловлю ногой скорость — 89, 88, бывает 87. А на MAN пилот четко выставил 90 и на двенадцати километрах скрылся от меня, я его даже видеть перестал. Понимаете?

— Ну да.
— Только догоним соперника на бездорожье, а на ограничении скорости он от нас уезжает. Еще до этого мы ездили на механических двигателях, которые не позволяли использовать круиз-контроль. Там ведь не было электроники. Куда ты привяжешь педаль? Перешли на швейцарские двигатели — применили круиз-контроль.

— Как во время гонки общаются пилот и штурман? Существуют какие-то специальные команды?
— Зачем? Есть специальные переговорки. Штурман диктует «легенды», которые получает с вечера.

— Легенда — это карта?
— Дорожная книга, где есть все обозначения: вправо, влево, курсы, куда держать направления, точки, которые мы собираем в течение маршрута. Их может быть до ста пятидесяти. Одну не взял — штраф от 30 минут до двух часов.

— Были случаи, когда заблудились в пустыне?
— Скорее не смогли найти эту точку. Ты должен оказаться в радиусе 800 метров. Получилось — она у тебя пропищала в GPS. Бывают скрытые точки, в которые нужно въехать. Есть открытые: ты ее видишь, а как к ней идешь — это уже твои проблемы.

Оцените материал:
-
0
4
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
3 комментария
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Карецкий Виктор Абрамович – 01.12.2015 14:56

Интересно же узнать у Эдуарда Николаева про Эдуарда Югрина

Александр Кавокин – 01.12.2015 13:40

Виктор Абрамович, а может человек из Набережных Челнов не болеть за КАМАЗ?)) Зачем же попусту тратить время. Его отношения с машиной гораздо любопытнее!

Карецкий Виктор Абрамович – 01.12.2015 03:27

Даже здесь спартаковские уши! Задали вопрос про Реброва вместо того, чтобы спросить, болел ли он за футбольный КАМАЗ)))

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад