• Поднятая целина

    29.01.08

    Автор: Спорт день за днём

    Расставание Сергея Павлова с Владивостоком никак не походило на увольнение. Так обычно уходят люди, написав заявление по собственному желанию, причем без каких-либо кавычек. Просто по собственному желанию.

    Павлов реализовал себя в «Луче-Энергии» полностью, выжав из команды все, что только было можно. Яркий первый год после выхода в премьер-лигу. Тусклый второй сезон, в котором дальневосточники в основном боролись за сохранение места в нашем элитном чемпионате — и в итоге все же успешно решили эту задачу.

    Нужно было делать новую команду, подбирать новый состав — потому что прежний уже прогорел, точно костер на даче. И Павлов поступил так, как случалось в его тренерской карьере всегда, — взял паузу, чтобы, передохнув, вновь взяться за то, что он дей­ствительно хорошо умеет. Найти амбициозный клуб в первом дивизионе, вывести его в люди, научить не бояться премьер-лиги. Именно клуб, при всей его условной обезличенности, — людей-то, с кем он берется вновь и вновь за знакомую задачу на новом ме­сте, российской премьер-лигой не напугаешь. А потом все опять по кругу: новый город, новая команда, старые цели.

    Сколько таких проектов было уже в его карьере: «Текстильщик», «Уралан», «Сатурн» — тот, преж­ний, игравший еще на древнем стадиончике с гипсовыми статуями у входа, «Луч-Энергия», «Черноморец». И все они, за исключением «Сатурна», в одночасье ставшего главным футбольным проектом щедрых подмосковных властей и предпринимателей, вспыхнув при Павлове, уходили затем туда, откуда когда-то начали свое восхождение. Доводилось не раз даже слышать от друзей-болельщиков про предсказуемость дальнейшей судьбы едва ли не любого клуба, в который приходит камышинский самородок. Один из них нашел удивительное сравнение: мол, команды Павлова — все равно что коктейль из шампанского с пивом: два часа эйфории, а потом сутки депрессии. «А эйфория-то всамделишная, настоящая?» «Лучше не бывает. Но и депрессия соответствует».

    Кто-то скажет: крах тех команд, что вспыхивали при Павлове, не более чем совпадение. Часто он оказывался ни при чем, попросту попадая не в ту ситуацию. Рухнул вместе с экономикой всей страны текстильный комбинат в Камышине, и не стало в городе денег на футбол — разве ж это вина тренера-организатора? Или калмыцкий футбольный дефолт, похоронивший «Уралан», где были игроки-легенды, не списанные еще в запас, — Павлов, что ли, все это устроил? Нет, конечно. И «Черноморец» утонул на рубеже веков вовсе не из-за того, что в Новороссийск приехал этот тренер.

     

    Только вот все равно это не совпадение. Совсем не совпадение.

    Павлов — человек с фантастическим умением заражать окружающих не только трудолюбием, но и верой в конечный успех их общего дела. Человек, обладающий недюжинной пробивной силой, заставляющий всех, хоть как-то причастных к его клубу, работать на футбол — будь ты губернатор или агроном. Действительно организатор. Мотор. Тренер, благодаря инициативе которого Россия получила два хороших стадиона — сначала в Камышине, потом в Раменском.

    Когда такой человек уходит, на его месте возникает пустота. А если учесть, что обычно он приходит со своей командой людей и они потом тоже уходят одновременно с ним, эта пустота оборачивается чем-то более страшным. И клубному руководству надо искать не просто сменщика. Тренера, который будет фигурой, не уступающей своему предшественнику в том, что можно определить емким понятием «пробивная сила». Тем, что выходит за рамки профессии.

    А это более чем непросто. Потому что нужен не второй Павлов, которого просто нет в природе, а альтернативная самодостаточная величина. С иными моделями поведения.

    Возможно, именно поэтому «Луч» взял иностранца, а не русского тренера. Иностранцу теоретически легче строить на песке. Легче начинать с нуля.

    В том, что сейчас в футбольном значении Владивосток равен нулю, сомневаться, думаю, не приходится.

    Все клубы Павлова — после Павлова

    Камышинские швеи

    Завершив любительскую игровую карьеру в камышинском «Текстильщике» в 21 год из-за тяжелой травмы, год спустя Павлов возглавил родной коллектив в качестве тренера — и проработал в нем 18 лет, до 1997 года. Довел до уровня команды мастеров, в начале разбитных 90-х удалось пробиться в первую союзную лигу, а в 1992-м затесаться и в высшую российскую. В первом чемпионате России «Текстильщик» Павлова занял десятое место, в следующем году неожиданно скакнул на четвертое, а потом начал плавно скатываться вниз: седьмое место, десятое, семнадцатое и вылет из высшей лиги, в следующем сезоне девятнадцатое — и здравствуй, второй дивизион! После чего Павлов покинул обнищавший клуб — и тот, не доиграв даже до конца первого круга первенства-98, снялся с розыгрыша и на четыре года сгинул в небытии КФК.

    Заветные шестерки

    Павлов тем временем уже возглавлял «Сатурн» — и с первой же попытки вывел его в высшую лигу. Как и «Текстильщик», дебютный сезон в элите «инопланетяне» завершили десятыми. В сезоне-2000 поднялись на строчку выше, но поставленную задачу — занять место в шестерке — не выполнили, и главный тренер подал прошение об отставке. С Шевчуком на следующий год «Сатурн» шестое место занял.

    Иллюзии Илюмжинова

    А Павлов тем временем… да, уже возглавлял новый амбициозный проект — по имени «Уралан». Когда президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов объявил о втором походе клуба к футбольным вершинам, в республике сделали ставку на Павлова — как на специалиста, способного быстро решить задачу повышения в классе. Как и ожидалось, «Уралан»-2001 поднялся в высшую лигу, где вопреки благим помыслам о зоне УЕФА кое-как уцепился за двенадцатое место. Илюмжинова это не устроило, и, не дожидаясь окончания сезона, наставнику указали на чемодан и вокзал. В итоге элистинцы финишировали тринадцатыми, а через год вылетели из элиты и больше никогда ни о чем не мечтали.От Черного моря до Тихого океана

    Недолго поработав помощником Олега Романцева в «Спартаке», в середине 2003-го Павлов откликнулся на сигнал SOS терпящего бедствие «Черноморца». Новороссийцев этот поступок не спас ни от вылета из премьер-лиги, ни от разорения — после сезона-2004 Новороссийск на год лишился команды мастеров. Зато Сергей Александрович мигом нашел себе новое занятие, в третий раз в тренерской карьере прошагав — на этот раз с «Лучом» — извилистой тропой из первой лиги в высшую («Текстильщик» не в счет). В последующие два сезона клуб из Владивостока стоически удерживал позиции в высшем футбольном свете, тем не менее по окончании прошлого чемпионата от услуг Павлова хозяева Дальнего Востока решили отказаться. В настоящее время Сергей Павлов без работы (в кои-то веки!), а «Луч-Энергия» — без радужных турнирных перспектив.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров