• Полузащитник «Зенита» Роман Широков: Оптимальныи вариант

    29.01.08

    Роман Широков — человек вдумчивый и рассудительный. Собственно, таким его и представляли знакомые тренеры, работавшие в «Химках». Корреспондент «Спорта» поговорил с 26-летним новичком чемпионов России на сборе в Эмиратах.

    Люблю, чтобы был порядок

    — По последним тренировкам и играм видно, что Адвокат наигрывает вас в центре обороны. Временно?
    — Видимо, сейчас, когда не хватает защитников, решили посмотреть меня на этой позиции.

    — Вам эта роль на поле знакома?
    — Знакома, но непривычна. Играл защитником в дубле ЦСКА, когда армейцев возглавлял Олег Долматов. Он тогда первым в России наладил линейную оборону.

    — Помню, сколько об этом было разговоров, когда ЦСКА выиграл в 1998-м серебро. Линейная схема сложна для понимания?
    — Не сказал бы. Она более прогрессивная по сравнению с вариантом, который подразумевает наличие последнего защитника.

    — А в «Химках» на каких позициях играли?
    — Сначала одного из инсайдов, потому, мы перешли на схему с двумя опорными полузащитниками. Вторым был Рома Воробьев, а перед нами играл Настя Чех. Когда пришел Муслин, стал действовать ближе к нападающим. Освоил все «точки».

    — Специалисты из научной бригады «Химок» рассказывали, что вы очень дотошно относились к тому, зачем делается тот или иной тест, как организм реагирует на нагрузки…
    — Люблю, чтобы во всем был порядок. Если что-то предлагают на тренировках, хочется знать — зачем. Какого-то повышенного интереса к медицине у меня нет.

    — В «Химках» вы провели удачный сезон, раз получили вызов в сборную и приглашение в «Зенит»?
    — Да, наверное, дело в том, что сыграл наконец в чемпионате все матчи, чего мне не удавалось ни в «Сатурне», ни в «Рубине». К тому же подобрался хороший коллектив, играющий. Мы не били мяч в небеса, а старались играть в футбол. И еще не мог подвести Михал Михалыча Щеглова (гендиректора «Химок». — «Спорт»). До «Химок» провел неудачный сезон в «Рубине». Щеглов приглашал меня на свой страх и риск.

    — А в «Рубине» как оказались?
    — Сначала был на сборе «Амкара», но тренерам не понравился. За оставшееся время успел договориться с «Рубином». Поначалу Бердыев мне доверял, а потом резко перестал. Сыграл всего, кажется, четыре матча.

     

    — Почему?
    — У Бердыева спросите. Я вообще не знаю, кому он доверяет. Может, только себе и госзнакам.

    — А в «Сатурне» что не сложилось?
    — В «Сатурн» меня приглашал еще Игнатьев, потом Шевчук тоже говорил, что на меня рассчитывает. Но играл я ровно до того момента, пока не завершился период дозаявок. Потом сразу сел на лавку. Зачем было так поступать, не понял.

    Сезон предстоит тяжелый

    — С Казаченком сразу нашли общий язык?
    — Владимир Александрович принял очень тепло. Я ведь сборы перед по­следним сезоном не прошел. Приехал в «Химки», сыграли первый матч, потом мы уехали на сбор, я потренировался и после этого уже отыграл все матчи чемпионата.

    — Казаченка летом сменил Муслин…
    — С Муслиным были вообще отличные отношения. Честно говоря, был бы рад продолжить карьеру под его руководством.

    — Если бы не предложение «Зенита»?
    — …И действия президента «Химок». Он плохо понимает ситуацию в футболе и, на мой взгляд, тормозит развитие клуба. У меня заканчивался с «Химками» контракт. Думал его продлить, обозначил условия, но руководители тянули, тянули и в итоге дотянули то дого, что ушел от них бесплатно.

    — Это основная причина перехода в «Зенит»?
    — Нет, хотелось расти, играть в еврокубках. Возраст у меня уже такой, что откладывать планы нельзя. Хотя, повторюсь, с Муслиным работалось комфортно.

    — Говорят, он очень мягкий.
    — Он не мягкий (усмехается). Нормальный тренер, который может и поговорить, и прикрикнуть, если надо, на тренировке.

    — А Казаченок — другой?
    — Владимир Александрович — тренер старой закваски. Может перейти на крик. Но не скажу, что хуже Муслина. Просто другой.

    — Адвокат держит игроков дальше от себя, чем Казаченок и Муслин?
    — Думаю, да. Но это и нормально. Все тренеры — разные. Бердыев вообще ни с кем не общается. Живет в своем мире.

    — Кто именно вас пригласил в «Зенит»?
    — Агенту позвонил Константин Сарсания. Я спросил у агента, кто приглашает. Он ответил: Адвокат.

    — Сколько времени ушло на раздумья?
    — Недели две. Были у меня еще предложения, но там тоже долго раздумывали. Считаю, выбрал оптимальный вариант. Следил за «Зенитом» еще в прошлом году. Кстати, по игре первого круга с «Химками» (2:2. — «Спорт») трудно было предположить, что питерцы станут чемпионами. Второй матч они у нас выиграли по делу. Хотя и не скажу, что все было по счету (4:1. — «Спорт»).

    — С кем подружились в «Зените»?
    — В Эмиратах живу в номере с Костей Зыряновым.

    — Костя — человек хороший…
    — Отличный! Кстати, в его бывшей квартире и поселился в Питере, недалеко от базы.

    — После Эмиратов в Питер заедете?
    — Заскочу на несколько часов и отправлюсь в Москву — в сборную.

    — Как относитесь к вызовам Хиддинка?
    — Как к ним относится… Всегда хочется, чтобы в сборную вызывали. Но этого надо добиваться игрой. В этом смысле сезон мне предстоит тяжелый, надо будет пробиваться в состав «Зенита».

    — Может, в роли защитника?
    — Тут уж куда поставят. Мне, в прин­ципе, все равно, играл уже на всех позициях.

    — А как насчет ворот?
    — Нет, в воротах не стоял (улыбается). У нас только один мастер этого дела — Андрей Тихонов.

    Дубай


    Читайте Спорт день за днём в