• Последний Чигорин

    11.11.10 23:38

    Михаил Чигорин

    12 ноября исполняется 160 лет со дня рождения выдающегося гроссмейстера, сильнейшего шахматиста России XIX - начала ХХ века, основоположника российской и советской шахматной школы Михаила Чигорина.

    Его именем названы улицы в Киеве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Казани, Астрахани, Волгограде и других городах, шахматный клуб в в в Петербурге, ежегодно в Северной столице проводится Мемориал Чигорина — а вот потомков великого спортсмена в России не осталось. Однако род его не прервался, хотя странствий на долю дочери и внука гроссмейстера выпало немало.

    Американская находка

    В разгар лета я получил письмо от доселе неизвестного мне корреспондента — Наташи Кох из Флориды, которая сообщила, что в Лонг-Айленде (штат Нью-Йорк) живет ее близкий друг, внук Михаила Ивановича Чигорина — Юрий Владимирович Кусаков, он же Джордж Кент (это имя было взято в 1957 году при получении американского гражданства). Что ему 84 года и он находится в полном здравии. Наташа передала ему мои статьи, посвященные деду, и, кажется, он готов к сотрудничеству…

    Итогом последовавшей переписки стал рассказ Юрия Кусакова о семье и пережитом.

    Юрий Владимирович родился 5 апреля 1926 года в Сараеве. Его мама Ольга Михайловна Кусакова — дочь Михаила Ивановича и Анастасии Дмитриевны Чигориных — родилась 19 апреля 1891 года в Санкт-Петербурге на Невском проспекте, 84, в квартире 10. Отец — Владимир Иоасафович Кусаков, представитель знатного дворянского рода, родился в 1885 году в Керчи (его родители — генерал и дочь итальянского консула), был офицером, участником Первой Мировой войны. Во время Гражданской войны оказался на Юге, но в боях не участвовал из-за ранений. При эвакуации был погружен на пароход, чтобы плыть в Америку, но оказался в югославском порту Герцег-Нови. Там, в Сараеве, он и встретил Ольгу Михайловну Чигорину.

    Анастасия Дмитриевна Чигорина 

    Гимназистка Ольга Чигорина, Люблин, 1909 год

     

    Прощание с Родиной

    История чигоринской семьи такова. После смерти Михаила Ивановича его вдова Анастасия Дмитриевна (она была на восемнадцать лет моложе Чигорина) второй раз вышла замуж — за полковника Сергея Николаевича Прибыловича, который служил воспитателем в Киевском кадетском корпусе. Во время Гражданской войны корпус подался в Одессу, а потом оказался вместе с частями Белой армии в Югославии. Это произошло потому, что югослав­ский король Александр, учившийся в Пажеском кадетском корпусе в Петербурге, распорядился отдать бывшую австро-венгерскую казарму русским кадетам-беженцам под закрытое учебное заведение. Так Ольга Михайловна стала жительницей Сараева, где до второго замужества (первый муж Александр Шишко умер от ран при эвакуации из Одессы в 1920 году) работала секретарем у инспектора классов Первого русского кадетского корпуса за границей. В Югославии закончила жизненный путь (в 1927 году) Анастасия Дмитриевна, похороненная в городе Панчево под Белградом.

    Внук Чигорина поступил в начальную школу, затем — в русско-сербскую гимназию в Белграде (туда перевели по службе отца), где проучился до 1942 года. После этого, сумев освободиться от принудительных работ, поступил в русскую гимназию в Праге, которую окончил в 1945 году.

    От войны — к новому миру

    При оккупации Югославии нем­цами отец потерял работу, и семья перебралась в Берлин. Там Ольга Михайловна устроилась изготовлять экзотические шляпы для сценических костюмов, хотя раньше этим никогда не занималась.

    В 1947 году Юрию Владимировичу было отказано в праве на жительство в Чешской Республике как иностранцу, и он поехал в английский сектор Берлина к родителям; здесь поступил в Технический университет, в котором проучился до отъезда в США в 1951 году. Проработав затем десять лет в Нью-Йорке, внук Чигорина открыл собственную инженерную контору, которую держит до сих пор. Юрий Владимирович пережил двух жен; детей, к сожалению, у него нет.

    Его отец скончался в 1970 году, мама — Ольга Михайловна — в 1978-м (15 января). Они похоронены на православном кладбище Ново-Дивеево в штате Нью-Йорк.

    Перед смертью Чигорин велел сжечь свои шахматы

    Михаил Чигорин, 1883 год

    В квартире Юрия Владимировича висит портрет деда. Сохранился альбом, в котором собраны уникальные фотографии и вырезки, трогательные стихи, написанные Ольгой Михайловной в память о своем великом отце.

    Юрий Владимирович в шахматы играет, по мнению окружающих, хорошо, но говорит, что до мастера ему далеко. Мама в шахматы не играла, поскольку Михаил Иванович считал, что это — «не женского ума дело».

    Известна легенда, что перед смертью Чигорин потребовал сжечь свои шахматы. Ольга Михайловна много раз рассказывала сыну о том, что доску она сожгла, а шахматы из слоновой кости не посмела. Они хранились в семье до тех пор, пока не пришлось бросить их на пристани вместе с другим багажом при эвакуации — жизнь была важнее пожитков.

    В январе 1931 года Белград посетил Александр Алехин. На банкете, организованном в его честь, с приветственным словом от чигоринского шахматного кружка при Кадетском корпусе в Белой Церкви выступила Ольга Михайловна Кусакова (Чигорина). Так состоялась историческая встреча дочери основоположника российских шахмат с первым россиянином — чемпионом мира.

    Юрий Владимирович опровергает утверждение, повторяющееся в различных книгах, изданных в Советском Союзе, о том, что дед жил в нужде и личная жизнь ему не удалась. Семья жила нормально — не богато, но и не бедно. Мама никогда не жаловалась на тяжелое детство, никаких супружеских трений между родителями Ольга Михайловна также не наблюдала.

    Юрий Кусаков посещал родину своих родителей как турист пять раз, первый — в 1974 году, последний — три года назад. Он превосходно говорит и пишет на родном языке и остается хранителем русской культуры.

    Юрий Кусаков у Монетного Двора в Санкт-Петербурге

    Юрий Кусаков на могиле деда


    Все фотографии — из личного архива семьи Михаила Ивановича Чигорина


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров