YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Посмотри, как их занесло на льду Как не затеряться среди алмазов

Алексей Кручинин (витрина)
Фото: ХК СКА

Оказывается, чтобы стать хорошим хоккеистом, не обязательно рождаться в Челябинске, Ярославле или Москве. Баку, Амдерма, Майкоп — родные города игроков порой уникальны, как, зачастую, и их последующая карьера.

Недавний матч «Северсталь» — СКА был примечателен тем, что на череповецком льду встретились сразу семеро игроков, появившихся на свет в местах, которые хоккейными никак не назовешь. Тем не менее, это не помешало им сделать хоккей своей профессией.

«Нехоккейные» новобранцы

Город Губаха, что в Пермском крае, вряд ли был бы так известен в хоккейной среде без Евгения Кетова. Именно там, в 219 км от Перми, 32 года назад родился, а затем сделал первые шаги на льду будущий форвард СКА. Когда стало ясно, что из парня может выйти толк, родители перевезли его в Пермь, в школу местного «Молота», воспитанником которого Евгений считается. Однако оба раза, получая в пользование выигранный со СКА Кубок Гагарина, он возил его на малую родину, в Губаху.

Кетов — единственный профессиональный хоккеист из Губахи. Так же, как для соседней Добрянки защитник «Локомотива» Александр Кутузов. Оба, кстати, чемпионы мира!

Карельская Костомукша тоже небольшой город. Население — 30 тысяч человек. Лед там, конечно, был и есть, но уровень подготовки хоккеистов оставлял желать лучшего.

Собственно, поэтому отец Алексея Кручинина, Дмитрий, спустя какое-то время перевез сына в финский Суомуссалми, однако из-за проблем с визой семейству впоследствии пришлось вернуться. Позже они перебралось в Петербург, где Алексей стал заниматься в школе «Спартака», воспитанником которого считается.

— В Костомукше я давненько не был, — говорит вернувшийся этим летом в СКА нападающий. — Да и ехать туда особо не к кому. Вся семья в Питере живет. Мой дом тоже здесь.

Еще один новобранец СКА этого лета, Александр Дергачев, появился на свет в Лангепасе. В промышленном городе работали его родители.

— До четырех лет жил там, — вспоминает 18-й номер питерского клуба. — Родители туда-сюда по работе катались. А хоккеем я стал заниматься в Альметьевске, куда мы затем переехали — поближе к родне. Так что я уроженец Лангепаса, но воспитанник альметьевского хоккея.

Любопытно, но многие «летние» новобранцы СКА родились не в самых, мягко говоря, хоккейных городах. Андрея Кузьменко называть требующим огранки бриллиантом на коньках можно еще и потому, что родом он из Якутска, славящегося производством драгоценностей. В теплом Волгограде появился Олег Ли. Но, кстати, среди уроженцев города-героя по данный сайта хоккейной статистики eliteprospects.com Ли не самый популярный хоккеист. Куда чаще пользователи интересуются защитником Дмитрием Саморуковым, год назад задрафтованным «Эдмонтоном» под 84-м номером.

«Провинциальные» звезды

Нехоккейное место рождения, как выясняется, не приговор для успешной карьеры в игре на льду. Ярчайший тому пример — Никита Кучеров. Самый результативный россиянин прошлогодней регулярки НХЛ родился в Майкопе. Более того — форвард «Тампы» единственный уроженец столицы Адыгеи, ставший профессиональным хоккеистом!

— Почему единственный? Еще мой старший брат начинал играть в Майкопе, — скромничает Никита. — Просто он недолго пробыл хоккеистом. На детском уровне только выступал.

Впрочем, и Кучеровы в Майкопе прожили недолго. Никите не было еще и трех, когда семья переехала в Челябинск, где парень встал на коньки, а базу в него закладывали московские «Белые Медведи».

Там же, в Челябинской области, началась хоккейная карьера Артемия Панарина, отлично распиарившего в хоккейном мире город Коркино. Расстояние от дома Панариных до ДЮСШ «Трактор» составляло 45 километров. Артемий их систематически преодолевал, за что наградой ему теперь НХЛ, где он один из топовых форвардов. Кстати, из Коркино родом и Георгий Белоусов, ныне выступающий за «Автомобилист», а также известный в 1990-х нападающий «Лады» Павел Десятков. Ну и не забудем про, возможно, будущего родственника Панарина: братья Олег и Игорь Знарок родилось в скромном Усть-Катаве — городе в Челябинской области с населением 23 тыс. человек. Для сведения: расстояние от Усть-Катава до Коркино — 260 км.

Луга, Кронштадт, Симферополь

В крошечном Касли, что в Челябинской области, родился вице-капитан «Магнитки» Евгений Бирюков. Легендарный для свердловского и череповецкого хоккея Александр Асташев, ныне покойный, единственный профессиональный хоккеист, появившийся на свет в Луге. Вратарь Михаил Мейер, до недавнего времени числившийся в «СКА-Неве», — первый уроженец Кронштадта, профессионально заигравший в хоккее со времен Василия Лоткова, заставшего еще ленинградское «Динамо».

К слову, в системе уже петербургского «Динамо» еще недавно вращался юный защитник Кирилл Бербер из Симферополя. Как сложится его карьера — неясно, зато его земляк и коллега по амплуа Андрей Сергеев уже сделал себе имя в КХЛ — поиграл в ЦСКА, «Амуре», «Спартаке», просматривался СКА, а последние четыре сезона выступает в «Нефтехимике», воспитанником коего является, как и, кстати, уроженец Баку нападающий Владислав Трошин, последние сезоны проводящий в Польше.

Белорус и латыш из ГДР

«Нефтехимик» был одним из первых клубов и для уроженца немецкого Потсдама Михаила Грабовского. Хотя тут все не так однозначно.

— Потсдам — это место регистрации, — пояснял затем отец игрока Юрий Александрович, работавший в то время при Министерстве обороны. — Наша военная комендатура располагалась на северо-востоке страны. Лишь там выдавались свидетельства о рождении. Находись мы южнее — зарегистрировали бы в Дрездене. Так-то мы жили в Фюрстенберге, а родился Миша в Темплине — 60 км от Потсдама, где, кстати, прошли школьные годы нынешнего канцлера Германии Ангелы Меркель. Темплин и Фюрстенберг — совсем небольшие города: 20 км друг от друга.

Там же, в ГДР, только в Лейпциге, появился на свет нынешний защитник «Северстали» Артур Кулда. Его партнер по череповецкой обороне Владимир Малевич — единственный профессиональный хоккеист из дальневосточного города Зея.

«Лежбище моржей» для фильмов-катастроф

Но самое уникальное место рождения было уготовано братьям Захарчукам. Иван и Степан (последний, кстати, выступает сейчас за ЦСК ВВС) появились на свет в заполярном поселке Амдерма, где зимой температура легко может доходить до минус 50. Не случайно с ненецкого Амдерма переводится как «лежбище моржей». При ветрах с Карского моря зимы там невыносимы, да и лето не сахар.

Возникшая в 1933 году как флюоритовый рудник Амдерма с 1960-х по 1990-е была предоставлена 72-му Гвардейскому полку дальней авиации СССР, с распадом которого от военного поселка осталась куча полуразрушенных объектов, идеально подходящих для съемок фильмов-катастроф. Расстояние до окружного центра — города Нарьян-Мара — 420 км., ближайшая железнодорожная станция через 270 км — в Воркуте, откуда, кстати, родом главный «Батя» отечественного хоккея Андрей Николишин и экс форвард СКА Андрей Поснов.

Оцените материал:
-
0
6
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад