• Проверка на прочность

    26.05.10

    Единственным представителем питерского СКА в сборной России, да и вообще на всем чемпионате мира, был Максим Сушинский. И наш капитан вернулся в город на Неве не с пустыми руками. Быть может, для звезд уровня Овечкина, Малкина или Дацюка эта награда и не так ценна. А 35-летнему Максиму, в коллекции которого уже есть серебро и золото мировых первенств, третья медаль, согласитесь, не помешает. Хотя, понятное дело, всем нам хотелось большего.

    Самому Сушинскому винить себя за поражение от чехов не за что — в финале он не играл. Впрочем, выходить на лед вместе с признанными мастерами из-за океана Максиму довелось. Так что минувший чемпионат стал для Су-33 своего рода проверкой на прочность. А заодно и дал ответ на вопрос, насколько велика пропасть между ним и энхаэловскими «монстрами».

    В дебюте первого же матча со словаками Максима испытали на прочность в самом что ни на есть прямом смысле — нашего форварда впечатал в борт Староста. Сушинский выдержал удар, а вот бортик — нет. Такова, видно, старая питерская традиция, заложенная еще великим Петром, — прорубать куда-то там окна. Правда, Макс в данном случае «прорубил» не окно, а дверь — на скамейку штрафников. Калитку потом долго чинили.

    Проложив в начале турнира таким вот курьезным способом дорогу к месту «отсидки», Сушинский по иронии судьбы затем и удалялся довольно часто. За одну только встречу со Словакией он оказывался за «решеткой» дважды. Объяснить это можно, вероятно, следующим. В команде Барри Смита, очень строго игравшей в обороне, Су-33 редко приходилось сломя голову бежать назад и цеплять рвущихся в контратаку соперников. В сборной же, порой действовавшей по принципу «все вперед», Максиму пришлось перестраиваться. Отсюда и фолы.

    Завершая разговор о первом матче, вспомним и наиболее яркое в нем действие питерского нападающего. А именно — впечатляющий сольный проход во втором периоде, после которого обязан был забивать Мозякин.

    В следующей игре, с Казахстаном, звено Сушинский — Анисимов — Мозякин провело на льду более четверти часа. Смотрелось оно неплохо, но Максим сверкнул лишь в одном эпизоде. Причем сделал это не в своей тройке, а в спецбригаде большинства, пытаясь в излюбленном стиле замкнуть на дальней штанге пас Ковальчука.

    Ну а во встрече с белорусами Сушинский набрал первое (и, увы, последнее) в Германии очко. Снова Су-33 здорово сработал при розыгрыше лишнего. На этот раз он сам классной передачей отыскал притаившегося у стойки Мозякина.

    Затем Максим сыграл на групповом этапе с немцами — не совсем удачно. Учитывая, что сборную после этой игры пополнили Малкин плюс Гончар, отобравший у линии нападения еще одно место в заявке, перевод Мозякина и Сушинского в запас выглядел логичным. Хотя травмы Федорова и Анисимова в финале доказали: Быкову вместо одного из оборонцев стоило заявлять питерца 13-м форвардом.

    Но в полуфинале на площадку Макс все-таки вышел. Формально даже в первом звене, подменив в нем Семина. На деле же он играл вместе с Овечкиным и Федоровым лишь в первом периоде. А в третьем мог стать героем, однако при счете 1:1 упустил отличный голевой шанс, не попав по шайбе. Немцев-то дожали, но ощущение недосказанности от игры Максима в Кельне, и не только по этому моменту, все же осталось. Как и от выступления всей нашей сборной.

     


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров