• Пять голов «Штутгарта» и «накрытая поляна»

    25.02.09

    Прошлых матчей «Зенита» со «Штутгартом» в Кубке УЕФА я живьем не видел. Ни первого в Ленинграде, ни ответного. Хотя на игру в Штутгарте вполне мог бы и попасть, проходи она не в 1/16 финала, а хотя бы в 1/8. Служившие в конце 1980-х в ГДР советские офицеры из числа неравнодушных к футболу могли себе позволить смотаться на матч. Только Берлин посещать не рекомендовали. А так все что душе угодно — сам Марадона с «Наполи» в Лейпциге, Платини со сборной Франции в Дрездене или австриец Кранкль с «Рапидом» в Йене.

    Но особенным (по статусу, по сюжету и сопряженным с ним политическим событиям) был отборочный матч сборных СССР и ГДР к итальянскому чемпионату мира. Дело было 7 октября 1989 года на небольшом стадиончике в Карл-Маркс-Штадте, практически полностью забитом нашими военнослужащими. Самим немцам тогда было уже не до футбола: по всем крупным городам проходили манифестации с требованием демократических перемен. А тут еще на празднование 40-летия ГДР в Берлин пожаловал главный реформатор Михаил Горбачев. Наши, кстати, тогда проиграли. Вели себе после редкого по красоте удара Литовченко спокойненько в счете, как вдруг на последних минутах пропустили два мяча. Позже от немецких журналистов приходилось слышать, что это был своего рода подарок от наших футболистов к юбилею ГДР. Мол, Эрику Хонеккеру и сподвижникам ох как нужна была громкая победа, чтобы отвлечь восточных немцев от политических переживаний. Мог ли пойти на это Лобановский? Со спортивной точки зрения — вполне: наша сборная и без того выходила на ЧМ-1990.

    Но как бы то ни было и какие бы меры ни принимали руководители ГДР, а ровно через месяц случилось то, чего, как казалось, не случится никогда — 9 ноября 1989-го рухнула Берлинская стена. Затем стали открываться пропускные пункты на еще недавно так строго охранявшейся германо-германской границе. Поначалу через них пропускали только немцев, а затем сняли все посты, и путь на Запад открылся для всех без исключения. В том числе и для наших офицеров и членов их семей. Только вот «Зенит» играл в Штутгарте за неделю до падения стены — 1 ноября 1989-го. Так что мне пришлось рыскать по всему гарнизону в поисках телевизора, принимавшего один из региональных западногерманских каналов. Обнаружил в кабинете у одного полковника, абсолютно равнодушного к футболу. Пришлось «накрывать поляну», на которую сбежались болельщики ЦСКА, киевского «Динамо» и московского «Спартака». Ну не было у меня в части ленинградцев…

    Каждый из пяти пропущенных Михаилом Бирюковым голов я пропускал будто вместе с ним. И даже не потому, что западногерманское ТВ уже тогда показывало каждый гол с нескольких ракурсов, в том числе и из ворот (откуда сделано и публикуемое сегодня фото), что по тем временам даже на черно-белом экране выглядело эффект­но. Каждый влетавший в ворота зенитовцев мяч сопровождался еще и смачным комментарием старших офицеров по поводу любимой с детства команды. За время моего боления за «Зенит» случались и более унизительные поражения, пропускали и по пять мячей, а то и больше, но никогда мне не было так обидно, как в тот раз. Спустя без малого 20 лет «Зенит» снова играет в Штутгарте. На сей раз добрался сюда и я, увижу сегодня здесь на предматчевой тренировке и Бирюкова, но в воспоминания ударяться не стану. Ему и без меня здесь на стадионе все до боли знакомо.

    Штутгарт

     


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров