YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Сергей Карякин: Пробил пенальти Родионову так, что не взял бы и Дасаев Шахматный гроссмейстер в рубрике «Гость на выходные»

Сергей Карякин (витрина)
Фото: DPA/Vostock-photo

Лучший на сегодняшний день российский гроссмейстер, в конце ноября в Нью-Йорке едва не отобравший мировую шахматную корону у норвежца Магнуса Карлсена, в интервью «Спорту День за Днем» рассказал, как начал болеть за московский «Спартак», подсчитал, на сколько килограммов похудел за время подготовки и по ходу матча на первенство мира, признался в равнодушии к карточным играм, а также дал рецепт, как поддержать интерес телевизионной аудитории к шахматам.

Успеть из Катара к праздничному столу

— Сергей, как приходили в себя после матча с Карлсеном? Удалось ли отдохнуть?
— Нужно сразу сделать оговорку, что матч за шахматную корону — соревнование особенное, за ним, без преувеличения, следили десятки миллионов человек, и он потребовал больших энергетических затрат. После того как я вернулся из Нью-Йорка в Россию, был буквально нарасхват: множество встреч, интервью, пресс-конференций. Вот, к примеру, на разговор с вами я приехал со съемок на Первом канале. Очень рад, что к шахматам вновь проснулся такой серьезный интерес. А что касается лично меня, то отдохнуть после матча, к сожалению, не получилось. Надеюсь, что после чемпионата мира по быстрым шахматам и блицу, который пройдет в Катаре в самом конце декабря, появится время хотя бы встретить Новый год с семьей (улыбается).

— Вам, в отличие от хоккеистов молодежной сборной России, этот праздник все же чаще удается отмечать дома, в кругу семьи?
— По возможности стараюсь праздновать Новый год дома, потому что без семьи-то никак. Хотя бывает, что приходится находиться в это время на каких-то турнирах.

— Новый год для вас — это елка, салат оливье, шампанское, мандарины, бой курантов, или вы можете сорваться вместе с семьей куда-нибудь в теплые страны?
— Здесь мы с супругой довольно консервативны. Я с детства привык со своими бабушками, дедушками и прабабушкой встречать Новый год исключительно дома, в кругу семьи. Действительно, многие любят в это время уезжать отдыхать туда, где потеплее, но у меня и без этого так много разъездов, что хочется просто побыть дома. Для меня дом — это отдушина.

— После возвращения из Америки вы успели побывать на матчах футбольного и хоккейного «Спартака», где соответственно нанесли первый удар по мячу и произвели символическое вбрасывание шайбы. Впервые побывали на футболе и хоккее в роли почетного гостя?
— На матчах футбольного «Спартака» я и раньше бывал несколько раз, и всякий раз эти игры заканчивались победами моей любимой команды, но приглашение сделать символический удар по мячу перед началом встречи получил впервые. И это, конечно, очень меня порадовало и впечатлило.

Сеанс одновременной игры с Родионовым, Пятницким, Паршивлюком

— Вы родились в Симферополе, жили на Украине — откуда такая любовь к московскому «Спартаку»? Почему не к петербургскому «Зениту», который за последнее время выиграл гораздо больше титулов?
— Еще живя в Симферополе, я ходил на матчи местной «Таврии», естественно, когда была такая возможность. Потому что из-за серьезных занятий шахматами не то что на футбол, в школу-то не всегда удавалось ходить. Когда в 2012 году, уже после переезда в Москву, мы заключили соглашение о сотрудничестве с компанией «Альпари», появились определенные активности. В то время шахматы не были на таком пике популярности, как сейчас, а вот «Спартак» всегда был народной командой и остается самым почитаемым клубом по сей день. И чтобы как-то подтянуть популярность шахмат, а заодно дать некий импульс моему творческому развитию, стать более узнаваемой в среде любителей спорта персоной, мы вместе с моим менеджером Кириллом Зангалисом решили дать сеанс одновременной игры в футбольном «Спартаке», благо в клубе были знакомые люди, которые помогли это организовать. В результате этот шахматный сеанс состоялся, против меня играли такие известные спартаковцы, как Сергей Родионов, Андрей Пятницкий, Сергей Паршивлюк. Вот так и получилось, что симпатией к красно-белым я проникся с подачи своего менеджера, но затем симпатия переросла в серь­езное чувство к этой команде. У меня появились хорошие товарищи и знакомые из VIP-ложи «Спартака», с которыми тоже доводилось и в шахматы играть, и для обсуждения различных бизнес-проектов встречаться.

— А со спартаковцами вы только в шахматы играли?
— Не только. После сеанса возникла идея дать мне возможность пробить пенальти. Не зря говорят, что новичкам везет: безо всякой специальной подготовки я пробил точно в «девятку» ворот, которые тогда защищал Сергей Родионов. Впрочем, наверное, тот мой удар не взял бы и Ринат Дасаев в лучшие годы (смеется).

— Круто!
—А когда мы вернулись из Америки после матча с Карлсеном, Родионов сам позвонил и пригласил на домашний матч «Спартака» с казанским «Рубином», чтобы сделать тот самый символический первый удар. И практически одновременно аналогичное приглашение поступило из хоккейного «Спартака». Буквально на следующий день я побывал на матче красно-белых с «Ак Барсом», где познакомился с такими звездами, как Борис Майоров и Алексей Жамнов.

— После того матча удалось пообщаться с нынешними хоккеистами «Спартака», которые не только имели представление, кто такой Сергей Карякин, но и болели за вас по ходу матча с Карлсеном, а затем с энтузиазмом отнеслись к предложению принять участие в шахматном сеансе одновременной игры с вашим участием. Готовы сразиться за доской с хоккеистами?
— На самом деле идея шикарная. Хоккей я тоже люблю, как и футбол, и с таким же уважением отношусь к хоккеистам. Все-таки у них очень жесткий вид спорта, там действительно играют настоящие мужчины, как поется в песне (улыбается). Поэтому с большим удовольствием приду в гости к хоккеистам и дам сеанс одновременной игры.

— Они, к слову, развили тему и предложили некий взаимовыгодный обмен: не только вы им даете шахматный сеанс, но и они вам — хоккейный мастер-класс. Вам с клюшкой на лед раньше приходилось выходить?
— Не стану вас обманывать: я очень плохо владею коньками. Ну, скажем так, круги на льду могу делать, но не более того. И ни разу в жизни не брал в руки клюшку. Но мне кажется, что любое общение между спортсменами, представляющими разные виды спорта,— это всегда интересно.

Привет от Лесуна через тезку и однофамильца

— Кстати, о других видах спорта. Знаю, что несколько лет назад вам организовали встречу с тезкой и однофамильцем Сергеем Карякиным, добивавшимся тогда значительных успехов в современном пятиборье. Стали после этого более пристально следить за этим видом спорта?
— Глупо скрывать, что до того момента, как я познакомился с Сергеем, практически ничего не знал о современном пятиборье. Но когда наша встреча произошла, этот вид спорта меня действительно заинтересовал. И пятиборец Сергей Карякин тоже стал следить за шахматами. Мы до сих пор общаемся, переписываемся, можно сказать, теперь мы друзья, а не только однофамильцы (улыбается).

— Нынешний год был олимпийским. Понятно, что в августе вы активно готовились к матчу за шахматную корону, но все же успевали смотреть трансляции из Рио? Соревнования по каким видам спорта вас больше всего интересовали?
— Не могу выделить один или несколько видов спорта, но в целом я всегда болею за российских спортс­менов, за сборные команды в игровых видах спорта. Конечно, следил за олимпийскими соревнованиями, переживал за наших, понимал, как сказываются на них все эти бесконечные скандалы. Если все же говорить о персоналиях, особенно болел за пятиборца Александра Лесуна, который в итоге и завоевал олимпийское золото. Кроме того, он на последних семи чемпионатах мира неизменно попадает в тройку призеров, а в таком виде, как современное пятиборье, где очень велик элемент случайности, это вообще супердостижение. И венцом всего сезона стало признание Саши спортсменом года в России. Мы с ним тоже общаемся, и тезка Карякин буквально на днях передавал мне привет от Лесуна (улыбается).

— Поскольку речь зашла об Олимпиаде, нельзя не поинтересоваться вашим мнением, когда шахматы станут олимпийским видом спорта. И что нужно сделать для продвижения вашего вида спорта в программу Игр?
— Наверное, в этом вопросе довольно много политики. Как известно, президент Всемирной шахматной федерации Кирсан Илюмжинов на протяжении многих лет пытается добиться того, чтобы шахматы вошли в олимпийскую семью. Но, к сожалению, не все зависит от него и пока что серьезных подвижек в этом вопросе нет. А ведь было бы здорово, если бы шахматы были представлены на Олимпиадах. Потому что это такой же вид спорта, как и другие. Многие это недооценивают, а на самом деле шахматист по ходу турнира может терять несколько килограммов! И для того чтобы по семь часов сидеть за доской и сохранять полную концентрацию внимания, требуются огромные усилия. Поэтому практически все ведущие шахматисты достаточно серьезно подкованы физически. То есть являются спортсменами в полном смысле этого слова.

— А вы на сколько килограммов похудели после матча за титул чемпиона мира?
— У меня была немного необычная ситуация. После победы на турнире претендентов и вплоть до начала матча в Нью-Йорке по рекомендации своего врача я начал соблюдать диету и похудел на восемь килограммов. А по ходу самого матча с Карлсеном потерял еще два-три кило. Итого — больше десяти, если вести отсчет от претендентского турнира. Поэтому пусть никто не думает, что шахматы — это какой-то скучный вид спорта, где люди просто сидят за столом и ничего не делают (улыбается).

От сладкого пришлось отказаться

— К вопросу о диете. Недавно прочитал весьма своеобразный рецепт победы от новой звезды российского фехтования Яны Егорян, которая призналась, что не выиграла бы турнир саблисток в Рио, если бы не ела в три часа ночи. А вы какого режима питания придерживаетесь?
— Мое главное ограничение в еде — полное отсутствие сладкого. Те самые восемь килограммов ушли из моего организма именно после отказа от сладостей. Хотя я был и остаюсь сладкоежкой, если меня не ограничивать, могу есть всевозможные десерты и выпечку постоянно (улыбается). Поэтому пришлось включить силу воли, чтобы следовать рекомендациям врача.

— А как же расхожее мнение о том, что сладкое, в частности шоколад, стимулирует работу мозга, а значит, должно быть полезно в таком виде спорта, как шахматы?
— Это смотря какое сладкое. Шоколад — это так называемые быстрые углеводы, которые помогают мозговой деятельности на протяжении очень короткого промежутка времени, после чего наступает спад. От такого краткосрочного эффекта по ходу длительной шахматной партии будет только хуже. Но есть другие, намного более полезные вещи, например, курага, сухофрукты. Вот их во время матча с Карлсеном я и употреблял.

— Многие шахматисты еще и заядлые картежники. Анатолий Карпов, например, на профессиональном уровне играл в спортивный бридж. А вы используете карты как способ проведения досуга?
— Нет, в карты я не играю вообще. Считаю, что двухчасовая прогулка после напряженной партии или в конце тренировочного дня принесет больше пользы и лучше поможет снять психологический стресс. Тем не менее достоверно знаю, что некоторые из современных шахматистов действительно не прочь перекинуться в карты. Скажем, члены французской сборной на Кубке мира делали это регулярно (улыбается).

— Какой самый неожиданный телефонный звонок вы получили после окончания матча за шахматную корону?
— Наверное, от Станислава Черчесова. Когда меня пригласили на встречу в редакции «МК», одному из руководителей этой газеты Петру Спектору позвонил главный тренер футбольной сборной России. Оказалось, они с Черчесовым давно дружат, а в тот момент Спектор просто передал мне трубку, не представив звонившего. Станислав Саламович пожелал мне всего наилучшего, поддержал после поражения от Карлсена. Было неожиданно, но и очень приятно слышать такие слова от Черчесова. Может быть, теперь меня и на игру футбольной сборной как-нибудь пригласят (улыбается).

Оптимальный вариант — проводить тай-брейк до основного матча

— Ваше противостояние с Карлсеном привлекло огромную аудиторию телезрителей, породило новый всплеск интереса к шахматам. Как удержать этот интерес на высоком уровне, сделать шахматы еще более «телегеничными»?
— Со своей стороны делаю для этого все возможное. Никогда не отказываю журналистам в интервью, всегда прихожу на телевидение, когда приглашают. Отвечаю согласием на всевозможные встречи: к примеру, мне предложили провести лекцию на юрфаке МГУ.Таких мероприятий после возвращения из Нью-Йорка очень много, они идут одно за другим, и я таким способом стараюсь внести свой вклад в популяризацию шахмат. Вопрос в том, чтобы это было поддержано ведущими телеканалами. В идеале хотелось бы, чтобы на одном из них появилась регулярная шахматная передача. На мой взгляд, она привлекла бы серьезное внимание зрителей, потому что после матча на первенство мира интерес к шахматам поднялся на небывалую высоту. Знаю, что многие родители именно сейчас отдают своих детей в шахматные секции. Так что специализированная телепередача стала бы весьма своевременной. Вот только будет ли услышано это пожелание?

— А в Норвегии при наличии действующего чемпиона мира с присутствием шахмат на ТВ все в порядке?
— У них есть чему поучиться. Во время нашего с Магнусом матча на главном норвежском телеканале не то что прямые включения из Нью-Йорка организовывались — там шел полный онлайн партии, с первой и до последней секунды! Знаю, что многие российские любители шахмат, узнав об этом норвежском ноу-хау, написали письмо руководству «Матч ТВ» с просьбой последовать этому примеру и перенести прямые трансляции партий со спутникового канала «Наш спорт» на общедоступную «кнопку».

— Насколько вас устраивал формат матча за мировое первенство? Как вы относитесь к тай-брейку, партиям с укороченным лимитом времени?
— Это вопрос двоякий. С одной стороны, мы играем матч на первенство мира по классическим шахматам, с другой стороны, если он заканчивается вничью, нужно как-то определять победителя. Самым оптимальным решением, на мой взгляд, было бы провести тай-брейк до начала основного матча, чтобы заранее стало ясно, в чью пользу будет ничья в «классике».

— Значит, вы не согласны с тем, чтобы играть, как в Кубке Стэнли, овертаймы в классическом варианте, без всяких «буллитов», до первой «заброшенной шайбы», то есть выигранной партии в обычные шахматы?
— Думаю, здесь уместно будет вспомнить знаменитый матч Карпов — Каспаров 1984 года, который длился пять месяцев, но так и не определил победителя. Наверное, все-таки не стоит превращать матч за шахматную корону в безумие (улыбается). Да и изматывать обоих шахматистов в таком режиме не имеет смысла. Кроме того, необходимо учитывать финансовую сторону, рекламные контракты, прочие нюансы, рассчитанные на определенный, четко оговоренный период времени, в который должен уложиться матч. Поэтому какой-то тай-брейк в случае ничейного результата неизбежен, но его формат нужно хорошенько продумать. В Нью-Йорке же вышло так, что к мини-матчу с укороченным контролем времени я оказался не совсем готов.

Любое блюдо, приготовленное любимой женщиной,— самое вкусное

— Вспомнив легендарное противостояние «двух К» конца 80х годов прошлого века, невольно проводишь аналогии с нынешней вашей битвой с Карлсеном: снова на титул претендуют гроссмейстеры, чьи фамилии начинаются на эту букву. Вы сами верите в шахматную магию буквы К?
— Это, конечно, здорово! Мне уже с детства говорили, что если моя фамилия начинается на К, значит, обязательно буду играть в матче на первенство мира (улыбается). Но все-таки надеюсь, что достиг таких высот в шахматах вовсе не благодаря каким-то приметам. Просто у нас с Магнусом так получилось, что на данный момент он чемпион, а я — претендент. Каждый из нас выигрывал турниры претендентов и по праву получал возможность сражаться за шахматную корону. А если говорить о магии буквы К, то к Карлсену она не совсем имеет отношение — ведь в латинском написании его фамилия начинается с буквы Си. Так что я в большей степени К, чем норвежец (смеется).

— Это очень хороший намек на неизбежность завоевания вами чемпионского титула! Есть предчувствие, когда это произойдет?
— В принципе, я уже сейчас был готов обыграть Карлсена. Другое дело, что не сумел удержать достигнутое в восьмой партии преимущество. А мог его и развить: в девятой партии у меня были гигантские шансы на вторую подряд победу. Да и десятую партию, в которой Магнус сумел выиграть, я вполне мог свести к ничьей. Конечно, были у меня ошибки, возможно, не хватило опыта или чего-то еще. Но в любом случае выводы из этого поражения будут сделаны. Мне всего лишь 26 лет, и достаточно посмотреть на матч Ананд — Гельфанд из недавнего прошлого, в котором обоим участникам было за сорок. Так что шанс завоевать титул у меня точно будет, просто нужно продолжать работать и двигаться вперед.

— Кирсан Илюмжинов объявил, что следующий матч за шахматную корону примет одна из азиатских стран, но не Катар и не Китай. Поскольку прозвучала «подсказка», что это высокоразвитая в технологическом отношении страна, можно предположить, что выбор будет сделан в пользу Японии. Или, возможно, Кореи. Вам было бы интересно сыграть на Дальнем Востоке?
— Честно говоря, кроме Китая, я так далеко на восток не забирался, поэтому никакого опыта игры в дальневосточных странах нет. Но, думаю, было бы неплохо сыграть матч в каком-нибудь новом, неизведанном месте. Однако при всем этом я очень люблю играть дома, в России, где, как говорится, родные стены помогают.

— Насколько процесс акклиматизации и разница в шесть-семь часовых поясов влияли на ваше состояние в Нью-Йорке и могут повлиять в той же Японии?
— Что касается Нью-Йорка, то накануне матча с Карлсеном мы ради акклиматизации провели двадцатидневный заключительный тренировочный сбор в Майами. А вот когда вернулись в Россию, первую неделю было действительно очень тяжело. Вечером засыпал, среди ночи просыпался и ничего поделать не мог (улыбается). Если же предположить, что следующий матч пройдет в Японии, не думаю, что там будут какие-то проблемы с привыканием к местным условиям. Единственное, могут возникнуть определенные вопросы с питанием, потому что невозможно три недели подряд есть только суши (смеется).

— Вы, кстати, как относитесь к восточной кухне?
— Она мне нравится, но все хорошо в меру. День-другой могу есть суши, но не постоянно же! Поэтому нужно будет продумать вопрос с питанием. Тем более что опыт уже имеется: в Нью-Йорк со мной ездил личный повар.

— В продолжение гастрономической темы и в преддверии Нового года хочется узнать, есть ли у вас любимое блюдо, которое обязательно должно быть на вашем праздничном столе? Может быть, вы сами что-то готовите?
— Нет, сам я почти ничего не готовлю, благо супруга делает это очень хорошо (улыбается). Что касается любимого блюда, скажу так: любая еда, приготовленная любимой женщиной, непременно будет самой вкусной. А на новогоднем столе у меня обычно нет ничего экзотического — все то, что привычно для каждого из нас.

Оцените материал:
-
0
8
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад