• Собачье мясо, ерш и «Родина». Мы поговорили с Денисом Лактионовым о жизни в Корее и ляпе Акинфеева

    Разговор с Ли Сон Намом о традициях и культурном шоке

    20.07.19 15:50

    Собачье мясо, ерш и «Родина». Мы поговорили с Денисом Лактионовым о жизни в Корее и ляпе Акинфеева - фото

    Фото: ffnso.ru

    41-летний Денис Лактионов, которого в Южной Корее называют Ли Сон Нам, привез на этой неделе в Петербург московскую «Родину». Команда, основанная в 2019-м, неожиданно сыграла вничью с «Ленинградцем» (2:2) в первом туре ПФЛ зоны «Запад». Совсем свежая команда показала нехарактерный для такого «возраста» организованный футбол. 

    После игры «Родина» тут же отправилась с Nova Arena на Московский вокзал, торопилась домой. Договорились встретиться с Лактионовым в кафе. Зайдя, почувствовал антураж будущего диалога: все столики вокруг занимали корейцы и китайцы. Но кафе выбрал не с целью приблизить Лактионова к знакомой атмосфере. 

    К сожалению, даже по требованию Родины (кавычки по желанию) поезд задержать невозможно, и мы не успели обсудить все интересные моменты биографии Ли Сон Нама.

    В этом интервью мало футбола и много собак.

    Из интервью с тренером, отыгравшим в Южной Корее больше 12 лет и получившим корейское гражданство в 2002-м, вы узнаете:

    – Почему «Родина» откажется от трансфера лучшего игрока ПФЛ, даже если он попросится в команду;
    – Что нужно добавить в русский менталитет от корейского;
    – И наоборот;

    – Что не нравилось Лактионову в Корее. И что шокировало;
    – О гастрономии,
    – Об отношениях Южной Кореи и КНДР;
    – О неожиданных ставках в Корее на матч против России на ЧМ-2014;
    – О том, как Лактионов в самый последний момент не попал в сборную России на ЧМ-2002.


    Что такое «Родина»

    – У нас были интенсивные тренировки с первого числа, – начал Лактионов с обсуждения матча против «Ленинградца». – Конечно, все было в укоренном режиме. Но футболисты с первой игры показали, что они готовы играть в профессиональный футбол. У нас был один предсезонный матч с профессиональной командой, и он сыграл очень большую роль.

    – На сайте «Родины» есть запись на просмотр, там указаны четыре возраста. Самые «пожилые» – 1998 года рождения. Это принципиальная политика клуба?
    – Да. Мы можем просмотреть человека 1997 года, но и то лишь в том случае, если увидим в нем перспективу. Почему? С молодежью интереснее работать, интересно увидеть в человеке потенциал, желание работать. Если так происходит, мне как тренеру это дает толчок. Это говорит, что мы не зря работаем.

    – Насколько знаю, у вас дружеские отношения с Максимом Астафьевым. Он чуть-чуть старше 1997 года рождения. А если он захочет к вам в команду? Не возьмете?
    – С удовольствием возьму, но в качестве тренера. У него колоссальный опыт во всех лигах. Ну и отличные человеческие качества. Таких людей мало. Я хотел бы, чтобы он пополнил наш тренерский штаб.

    – Сильно выделяется на уровне ПФЛ.
    – Соглашусь. Вопросов нет. Сегодня он был лучшим на поле.

    – В ПФЛ играет московский «Велес». На их матчи в том сезоне приходили 100–300 человек. Как «Родина» заинтересует болельщиков в городе с большими и старыми командами в РПЛ? Какие задачи?
    – Главная задача – растить футболистов нашей школы. Сегодня играл парень из школы 2003 года рождения. Болельщиков планируем привлечь игрой. Всегда приятно, когда приходишь на стадион и видишь играющих молодых ребят. Наша задача – чтобы они играли в интересный футбол.

    – Против «Ленинградца» получилось.
    – Да, не сбились. В начале был сумбур, но мы предполагали, что так произойдет: 10–15 минут, а потом ребята «вкатятся». Молодцы, перестроились, пропустив гол. Спасибо нашему вратарю, при счете 0:1 отбил сложный мяч, и это стало переломным моментом.

    12 лет в Корее: сдача золота во время дефолта и жесткий принцип старшинства

    – Поговорим о вас. 1996 год, вы перешли в «Сувон». И началась ваша «корейская история», длившаяся больше 10 лет и закончившаяся получением гражданства. Ни о чем не жалеете? Размышляли, как бы сложилась карьера, не перейди вы в «Сувон»?
    – Ни в коем случае не жалею. Для меня Корея – второй дом. Половина сердца – в России, другая – в Корее. Там я познакомился с женой, обрел семью, там родились двое детей. Как футболист я вырос в Корее. И вообще корейская и российская культуры схожи. Уважение к старшим, самолюбие. И мне, в принципе, было легко освоить их культуру. Спасибо тем, кто помог встать там на ноги.

    – Что хорошего из корейской культуры и менталитета вы бы добавили в русский?
    – Для меня важно честное отношение. Если ты хороший человек, то кореец никогда тебе не сделает ничего плохого. При любых условиях, даже если ему будет плохо, он не останется в стороне и поможет. Считаю, что такого отношения не хватает в России. В Корее все как одна большая семья. Вся страна. В середине девяностых у них был дефолт. И ребята из команды сдавали все свое золото государству. Через два-три года им это все вернули деньгами.

    – Вы тоже сдавали?
    – Нет. На тот момент я не был гражданином Кореи.

    – Все сдавали на добровольной основе?
    – Да.

    – А что вы бы добавили русского корейскому менталитету?
    – Они несколько прямолинейные. Грубо говоря, им сказали – они так и сделают. А в России народ более смекалистый.

    – И не всегда это к хорошему приводит.
    – Да, можно с вами согласиться (смеется).

    – Что вы переняли из их менталитета? Ловили себя на мысли: «Да, я поступил точно как кореец!»
    – Конечно, частичка Кореи всегда живет во мне. Во-первых, я привык к уважению к старшим. Всегда помогаю сам пожилым и учу этому своих детей. Например, если вижу, что кто-то несет сумки, – обязательно помогу. Это мелочи, но людям всегда приятно помочь. И это я перенял из Кореи. Например, были случаи, когда я оставлял портмоне, телефон. Меня догоняли, кричали: «Вы забыли, возьмите!»

    – Больше честности, чем в России?
    – Именно.

    – Андрей Соломатин рассказывал, что тренеры били футболистов. Насколько часто? Неужели, на каждой тренировке после ошибки? Как это происходило? «Отдал плохой пас – выходи – получи в печень»?
    – Да, часто были неприятные моменты. И я уходил, чтобы не видеть этого. Я ничего не мог сделать, ведь понимал, что это часть их культуры. Но было неприятно. Я вставал и демонстративно уходил. Я не мог видеть, как тренер бьет игрока по лицу. Мы все люди. Мы играем в футбол. А футбол невозможен без ошибок. Я видел много таких инцидентов, и несмотря на уважение к их культуре, считаю, что это неправильно.

    – Что вам говорили тренеры, руководство, партнеры после демонстративных уходов?
    – Меня пытались остановить. Сказать: «Вернись на место!» Но у меня есть принципы. Где-то я могу принять культуру. Но если для меня это недопустимо – я никогда не соглашусь.

    – К вам рукоприкладство было невозможно, поскольку вы были иностранцем?
    – Думаю, да. Невозможно.

    – Только словом на вас воздействовали? Или не давали повода?
    – Повод давал. Но я всегда стоял за себя. Меня с детства учили не давать себя в обиду. Может, иногда я чересчур это показывал, выказывал недовольство, но с возрастом этого становилось меньше.

    – Про сборную Южной Кореи в 2002-м ходило много историй. Одна из них – якобы у всей команды были черные пояса и даже даны по тхэквондо. Это правда? В ваших командах были тхэквондисты?
    – Отвечу так: навыки есть, ведь в Корее практически все дети до 10 лет, и девочки и мальчики, занимаются тхэквондо. Это принято. После 10 лет некоторые уходят в другой спорт.

    – То есть на тренировках вы тули не отрабатывали и по мешкам не били?
    – Нет (смеется).

    – Еще о традициях. Что скажете противникам китайского фестиваля собачьего мяса и корейских традиций?
    – Отношусь с уважением к чужим традициям. Мы много раз ездили в рестораны, где едят собачье мясо. Половина игроков ела. Суп из собачьего мяса считается блюдом, приносящим здоровье и силу. Якобы на следующий день после употребления проснешься богатырем. И часто, да, мы ездили всей командой в такие места. Естественно, мы, иностранцы, не ели собачатину.

    – Вы сперва думали, что это стереотип или шутка?
    – Нет. Я сразу по приезде начал изучать корейскую культуру. Считаю, раз они выросли на этом, то почему бы и нет?

    – Какая порода собак наиболее востребована? Какая самая вкусная?
    – Не могу сказать, не знаю (смеется).

    – То есть партнеры не рассказывали, например: «Вот чау-чау – супер, а тойтерьер – так себе, больше его заказывать не буду!»
    – Нет, не расспрашивал. И они не рассказывали. Бывало, что мы поели первыми, уходим в автобус, ждем тех, кто ел собачатину. Они приходят, мы говорим: «Ну что, расскажите нам что-нибудь на собачьем» (смеется).

    – А вы не хотели попробовать?
    – Нет. Я воспитан в другой традиции, где собака – друг человека.

    – А так бы говорили: «Денис Лактионов в футболе собаку съел!»
    (Смеется.) За это и люблю русский язык. Иностранцы восприняли бы это буквально, а наши не поверили бы и посмеялись!

    Акинфеев, конфеты и ерш

    – Хорошо. Давайте еще о традициях и стереотипах. Среднестатистический кореец съедает в год больше килограммов собак, чем россиянин выпивает литров водки?
    – Отвечу так: для корейцев поход в ресторан очень многое значит. Для них это ритуал, неважно – будь то хороший ресторан или забегаловка. Очень серьезно относятся. Любят хорошо выпить и поесть. Стимул жизни – хорошо поработал, хорошо поел, пошел отдыхать. А по поводу «выпил»… корейцы намного больше русских пьют!

    – Серьезно?
    – Да. Но они правильно пьют – едят и пьют одновременно. А у нас, вы знаете, как бывает (смеется).

    – Вы имеете в виду, что для россиянина выпить водки – повседневное дело, а для корейца – съесть собаку – праздник, который случается реже? И отношение другое?
    – Да. Они относятся к любой пище, не только к собачатине, как к празднику и ритуалу, тщательно готовятся.

    – Что они выпивают?
    – Соджу. Двадцатиградусная водка. А еще любят пить водку с пивом. Прямо в ресторанах.

    – Теперь понял, почему вы сказали, что корейская культура схожа с российской!
    – Именно! Ерш – это то, что объединяет (смеется). Помню, сидим мы за столом. Старший налил себе стакан, поднял. Говорит: «Камбэ!». Значит «за здоровье». Все выпили. Только поставили. А он опять налил. «Камбэ!» – кричит. И все тут же должны пить! Проходит минут 20–30 – все на полу лежат (смеется). И в Корее ты не имеешь права отказать такому тамаде.

    – Знаю, что в Испании принято выпивать по бокалу вина перед матчем. В Саудовской Аравии, естественно, правило «Ни капли алкоголя!». А какое отношение в корейском футболе? Тоже спокойное, раз часто был «Камбэ!» с ершом? Или выпивали тайно?
    – Да, выпивали тайно. Тренеры это не поощряли. Иногда ставили ребятам по бутылочке пива за ужином. Но ребята часто приезжали после игр на базу и собирались после в баре, ужинали, выпивали, разговаривали. Но «до чертиков» – очень мало таких случаев было. И чтобы выпивали в командных автобусах, по дороге на игры, в самолетах, поездах – ни разу. Только в свободное время.

    – Что вас больше всего шокировало или удивило в Азии? В футболе и в житейском плане?
    – В футболе – тренировки. Я приехал в декабре 1995-го. Попал на самые пиковые сборы. Четыре тренировки в день. Только успевал поесть и доползти до кровати. Играли два раза в день по 90 минут. Утром и вечером. Это было тяжело после второй лиги. А мне было 18 лет. Начал сезон в стартовом составе, сыграл пять игр. И потом меня к-а-а-к подкосило! Силы кончились. Тогда буквально на месяц меня хватило. В житейском плане меня больше всего шокировало «старшинство», с которым иной раз перебарщивали.

    – Например?
    – Сидишь, смотришь телевизор. Подходит старший, переключает канал, не спросив тебя. Бывает, лежишь и отдыхаешь, подходит старший, говорит: «Иди сбегай для меня в магазин!» И надо встать и побежать. Меня это, конечно, не касалось, но напрягало, когда видел такое.

    – Да, такое мало кому бы понравилось.
    – Но сегодня он делает это, завтра придет младший и будет бегать за ним. Это их культура. Нам кажется, что это унижение и пренебрежение. Но это их культура, обычная вещь.

    – Но просят вежливо? Одно дело сказать: «Встал и принес!», другое – попросить любезно.
    – Нет, невежливо. Подходит и говорит: «Давай! Купи это, это, это и это». Но зато, если собирается компания за столом, всегда платит старший. Старший всегда скажет младшему «сбегать». И тот выполнит беспрекословно. Но в кафе и ресторанах младшие никогда не достают деньги. Только старший.

    – Значит, просьбы окупаются?
    – Разумеется (смеется).

    – Как в Южной Корее освещается жизнь и спорт КНДР?
    – В Южной Корее много и часто освещают жизнь Северной. Эти люди – родственники. Там не происходит такого, что показывают у нас на телевидении. Все спокойны и лояльны. Между людьми хорошие отношения. Нет напряженности, как об этом любят рассказывать у нас. Сколько я жил, ни разу не увидел подтверждений всем «ужасам». Помню, мама с папой звонят: «Что у вас там происходит?». Говорю: «Вы о чем? Спокойно все».

    – Вопрос о ЧМ-2014. Как обсуждали в Корее ляп Игоря Акинфеева?
    – Во-первых, со всеми такое бывает. Тогда я переживал за обе команды, хотел, чтобы они продолжили выступление на турнире. Всякое бывает (делает жест, похожий на ляп Акинфеева). Тогда я работал играющим тренером в «Канвоне». Смотрели всей командой тот матч. Делали ставки друг с другом. На конфеты спорили.

    – Кстати, о конфетах. Слышал, что однажды болельщики забросали свою команду конфетами после проигрыша. Якобы это символ позора в Корее. Правда? Ложь?
    – Ни разу такого не слышал. Знаю, что сборную закидали яйцами после чемпионата мира во Франции. И тренера и игроков. В каждой стране есть недалекие люди.

    – Чемпионат мира – 2002. Вы получили травму в товарищеском матче и не попали в окончательную заявку сборной России. Часто вспоминаете тот момент? На ваш взгляд, это сильно повлияло на вашу карьеру?
    – Нет. Травмы не было. Болел пах от перенагрузок. Когда я приехал – состав уже налаживался. Это выбор тренеров. Все были достойны, для тренеров это был сложный выбор. Для меня то время стало колоссальным. Я бы все повторил, будь возможность. Ничего не изменил бы. Мне было очень приятно быть частью той команды. Конечно, очень хотелось сыграть на домашнем чемпионате мира (смеется), хотя наша группа играла в Японии. Но что сделать? Тренеры сделали выбор.

    За стеклом кафе в это время засобирались игроки «Родины», подняли сумки и чемоданы. До отправления поезда оставалось десять минут. Лактионов, любезно попрощавшись, (в корейском стиле?) повел «Родину» в столицу родины.

    источник фото: gettyimages


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров