• Такая сабля

    В столице России прошел традиционный турнир по фехтованию «Московская сабля». В очередной раз столица упустила шанс сделать этот красивый вид спорта чуть популярней. Зато чемпион мира Артем Занин рассказал обо всем.

    Россиянин Артем Занин в 1/64 финала проиграл очень сильному венгру Жолту Немчику и пошел на трибуну. Да-да, спортсмены в УСК «Дружба» переодевались на трибуне, благо свободных мест было столько, что они никому не мешали.

    – Нет, мы не везде так располагаемся, – объяснял он. – Просто в «Дружбе» раздевалки находятся внизу, пока спустишься, пока поднимешься – силы тратишь. А тут спокойно сел, отдохнул перед боем, ждешь следующего соперника.

    Мимо прошел запыхавшийся Алексей Якименко.

    – Поздравляю, – сказал Артем. – Молодец.

    – Ага, спасибо, – выдох­нул лидер национальной сборной. – Он идет на меня, а я туда. А он стоял, ну а я сюда.

    Все было непонятно только тем, кто пришел на фехтование первый раз.

    – С каким счетом-то закончил? – уточнил Занин.

    – Так это, ну, – Алексей явно растерялся. – Так, кажется, он даже за десятку не вышел. То ли семь, то ли восемь.

    Якименко пошел перевести дух. Артем повернулся и стал дальше рассказывать о том, как это трудно – пробиться на самую вершину в сабле.

    – Понимаете, турниры проводятся по системе выбывания, а общий средний уровень очень серьезно повысился, – рассказывал он. – Чуть зевнул, моргнул – все, домой. Иногда даже за голову  хватаешься. Первый день, а сто спортсменов уходит.

    Разговорились о том, трудно ли догнать соперника, если он заметно оторвался.

    – Вот Вениамин Решетников стал третьим на чемпионате мира, проигрывая в одном бое 0:8, – вспомнил Артем.

    – Так 0:8 – не страшно, – говорю. – Тут еще есть шансы достать. Страшно, когда 11:14. Сопернику нужно нанести один удар, и ты уже не в своей тарелке.

    – Все совсем наоборот, – смеется Занин. – При таком счете ты уже расслабляешься и не боишься ошибиться. И шансов становится гораздо больше.

    Почти тут же случается то, о чем говорил Артем. Николай Ковалев выигрывал у румына со счетом 14:10, но проиграл бой.

    В «Дружбе» народу так мало, что полиция расслабленна и досматривает сумки очень лениво. В зале много детей. Причем ведут они себя довольно спокойно. Наверное, потому, что все эти дети занимаются фехтованием, а там не очень принято быть слишком эмоциональным.

    Мы уже неоднократно рассказывали, что в Москве как-то совершенно карикатурно проводят турниры, и теряется уникальная возможность познакомить людей с прекрасными видами спорта.

     

    Не исключено, кстати, что руководство организаторами довольно. А что? Турнир проведен, накладок нет, бюджет освоен. Участники не обращают внимания ни на что, кроме своих дел.

    Но людям-то каково? Вот смотрите, на предварительной стадии в зале сразу четыре поединка. Между кругами – пауза в 30–40 минут, и в это время непонятно, чем заниматься. Но верх идиотизма – пустота почти полтора часа перед полуфиналами. Смысл в том, что полуфинал и финал идут в общей сложности минут пять-семь. Вот если ты в «Дружбе» не по работе, то делать совершенно нечего.

    Остается ходить взад-вперед по коридорам или рассматривать цены в буфете. Только в «Лужниках» бутылка воды чудесным образом увеличивается в цене в два раза.

    Да можно же придумать все, что угодно. Провести автограф-сессию Луиджи Та­рантино – живой легенды фехтования или Станислава Позднякова. Красиво рассказать о правилах, тем более в сабле они не так однозначны, как может показаться. Показать спорные моменты на экранах и рассказать зрителям, как судьи принимают решения. Тренажер какой-нибудь поставить, чтобы любой желающий смог ударить саблей манекен и получить балл. Да было бы желание. Вместо этого...

    Вместо этого состоялось самое совковое «торжественное открытие», и кавычки тут вполне закономерны. Это же сколько времени должно пройти, чтобы отучились же, наконец, приглашать для выступления нудных почетных гостей, которых уже никто не слушает, ведь их слова так нелепы, как и крупнейший и представительный сабельный турнир без зрителей? Предсказуемо выносить флаги стран-участниц? Приглашать каких-то артистов из самодеятельности, которые что-то там делали со шпагами? И все это под объявление диктора-старичка, у которого сохранились нотки ненависти, когда называется команда США.

    – В Европе уже давно научились делать шоу, – признается Артем Занин. – Нет, не везде конечно, но в Европе точно. Особенно славится Франция или Италия. На полуфиналы где-то, например, участников вывозили байкеры на мотоциклах. Помню, еще полуфиналистов из-под потолка спускали.

    Надо отметить, что Занин, рассказывая это, сохраняет спокойный тон и не разделяет праведного гнева. Он просто уже привык к тому, что у нас все скромно.

    Главная звезда сборной России даже не харизматичный Алексей Якименко, а Кристофер Бауэр.

    Генеральный менеджер сборной России – француз, и трудно вот так сразу описать его значение для национальной команды. Его можно было бы сравнить с Гусом Хиддинком в футболе, который с большинством своих сборных устраивал сенсацию и даже свозил нашу команду на крупный турнир, где она проиграла всего два раза. Но Бауэр – в более элитной лиге.

    Достаточно сказать, что при Кристофере на очень высокий уровень поочередно вышли команды Франции, Италии и Китая. Именно при нем сборная России стала чемпионом мира по сабле.

    Бауэр – француз, по-русски знает только «давай-давай», а, например, Артема называет так, как ему привычней – по фамилии. Рядом с генеральным менеджером постоянно переводчик Матвей. Причем Матвей не просто хорошо знает язык, он сам бывший фехтовальщик и понимает, что именно переводит.

    В своих первых интервью Бауэр рассказывал, что поначалу в России к нему отнеслись с недоверием и постоянно критиковали. Делали это уж точно не журналисты, но специалисты. Природа этих сомнений непонятна, ведь с командой стал работать проверенный профессионал.

    – Да, поначалу ему действительно тяжело было, – комментирует Занин. – Дело в том, что у нас в стране всегда были свои специалисты по фехтованию и они были недовольны, когда пригласили иностранца.

    Эта мотивация понятна. Потому мы, например, в национальных сборных по хоккею тасуем наших тренеров, которые требуют с агентов деньги, а потом удивляемся, отчего это Россия проигрывает не только канадцам, но и европейцам.

    Правда, сейчас в фехтовании все успокоилось, и есть надежда, что до Олимпиады Бауэра оставят в покое. Но, поверьте, стоит ему ошибиться, как все отечественные тренеры, оставшиеся не при делах, встанут на дыбы.

    Бауэр во время поединков довольно спокоен. На «Московской сабле» можно подойти совсем близко к тренерам и слышать каждое слово, каждый совет. Кристофер недовольно косится на арбит­ров, когда они принимают спорное решение, и те немного напряжены, если ловят этот взгляд.

    В открытый конфликт вступает только один – украинец Вадим Гуцай. Бауэр не выдерживает и громко требует просмотра момента, а тот возражает.

    – Оу, нот, – повторяет рефери. – Оу, нот.

    При этом он машет руками на нашего генерального менеджера, призывая того успокоиться. Бауэр не идет не конфликт.

    – Тебе надо задумать, тебе надо что-то задумать, – повторяет он Артему Занину.

    Когда Артем проигрывает, Бауэр начинает его отчитывать.

    – Ты плохо провел середину, только в концовке было нормально, – говорит он. – Ты не знал, с чем тебе идти. Это плохо.

    Очень часто при общении Кристофер показывает на голову и повторяет, что у всех спортсменов проблемы там, внутри. А на самом деле они – мастера высокого уровня, которые способны выигрывать.

    – Да так и есть, все проблемы в голове, – подтверждает Артем. – Самое тяжелое – на тренировках, а во время соревнований мы уже должны получать удовольствие от боя. Конечно, требуется концентрация, но это не должно превращаться в муторную работу.

    При Кристофере Бауэре в национальной сборной стало больше порядка. Этим, кстати, он похож на Гуса Хид­динка. Тот тоже требовал для своей команды лучшие отели, лучшие условия, четкого исполнения любых рекомендаций.

    Артем Занин все это подтверждает и настаивает на том, что сейчас в сборной дисциплина.

    – Мы вот тренируемся именно так, как надо, – говорит он. – Нет такого, что все обязательно фехтуют. Работа идет гибко. Каждому дается то, что надо. И порядок, безусловно. У нас давно такого не было.

    Вообще в российской сабле сейчас идет смена поколений, и потому последние результаты были не самые лучшие. Но Бауэр как-то довольно быстро сумел вдохнуть жизнь в молодых ребят. Вы часто слышали, чтобы команда во время смены поколений выигрывала чемпионат мира?

    Несмотря на то что фехтовальщики довольно спокойные в жизни люди, эмоций море. Если стоять рядом с дорожками, то можно услышать, как русскоязычные спортсмены рассказывают, чем именно они недовольны. И звучит это так, словно находишься на рынке.

    Между прочим, опасный вид.

    – Вот видите шрам, – показывает руку Занин. – Сблизились, и мне гардой пробило перчатку. Все пальцы у меня были сломаны. А иногда в такой стык пойдешь, что даже жилет не помогает.

    – Порой вы так сближаетесь, что сердце замирает: будет драка, – говорю.

    – У нас же все-таки аристократический вид спорта, – комментирует Артем. – Мы сдерживаемся, хотя локальные стычки бывают.

    Через полчаса Александр Буйкевич из Белоруссии бьет наотмашь Алексея Якименко, да так, что последний падает на пол, а его сабля отлетает метров на пять. К Буйкевичу рванул Кристофер Бауэр, чтобы разорвать его, но сумел совладать с эмоциями. Да и белорус извиняется, хотя удар был грубым, жестким и умышленным.

    – Да он просто расстроился, – объясняет Артем.

    Странно, что белорусу не показали даже желтую карточку.

    – Есть еще и черная карточка, – вспоминает чемпион мира Занин. – Это сразу двухмесячная дисквалификация.

    – Получали?

    – Да, – смущается он. – В одном бою посчитал решение арбитра несправедливым, бросил саблю, маску. Кричал. Вот мне ее и дали.

    На «Московской сабле» выше желтой карточки не давали. И, конечно, за споры с судьями. Обычно спорт­смен, если он с чем-то не согласен, просит просмотреть эпизод по видео. Но чаще всего это ничего не меняет, тогда в ход идут крепкие слова.

    Во время личных соревнований был, кажется, только один эпизод, когда судья поменял мнение. И случилось это как раз в последнем бою Артема Занина.

    Сборная России еще не отобралась на Олимпиаду, и «Московская сабля», хоть и является Кубком мира, никаких очков не при­носит.

    – У нас вот-вот начнутся отборочные турниры, первый – в Греции, – продолжает информировать Артем. – Придется очень трудно.

    – Сколько человек попадет в сборную?

    – Мы вообще планируем отобраться командой, а это значит, что три человека и один запасной точно могут участвовать в личных соревнованиях. Если команда не отберется, то надо проходить через одиночников.

    Чтобы поехать в Лондон, сборная России должна быть в тройке в кон­тинентальном рейтинге. Или наши ребята должны быть в числе 16 мирового рейтинга.

    Про конкуренцию мы уже говорили, но надо снова вернуться к этому. В Европе как минимум шесть-семь команд приличного уровня.

    Луиджи Тарантино мог бы уже давно закончить с большим спортом, но ему это не надо. Он ездит по соревнованиям и получает удовольствие. В «Дружбе» он – самый улыбающийся спортсмен. Успевает даже поговорить с детьми, которые смотрят на него во все глаза с трибуны. Дети – наши. По-итальянски они ничего не понимают.

    – Привет, – кричит ему ребятня.

    – Мяу-мяу, – смеется Тарантино.

    Когда к нему подходят за автографом, он не просто расписывается, а что-то говорит. Но, конечно, его никто не понимает, хотя всем весело. Станислава Позднякова никто не узнает, да он в строгом костюме слишком занят организацией. Хотя ведь не менее крутой спорт­смен, чем Тарантино.

    Алексей Якименко проигрывает в полуфинале французу, который потом уступает в финале ко­рейцу.

    – Вот корейцы откуда-то появились, – объясняет Артем Занин. – Раньше про них никто не знал, но вдруг они стали везде ездить и выигрывать. Причем я не скажу, что их много. На все соревнования приезжают по три-четыре спортсмена. Одни и те же. Но смотрите, как они здорово бьются.

    – Сами-то по­едете в Лондон?

    – Постараюсь. Но вы же видите, что отбор очень сложный. Конечно, я буду стараться изо всех сил.

    В сборной, повторим, всего три места. А если учесть, что есть Алексей Якименко – два.

    – Конечно, на словах конкуренция выглядит угрожающей, но в России всего 10–12 спортсменов, способных побороться за место в команде, – успокаивает Артем.– Хотя, конечно, нелегко придется.

    Артем идет на трибуну и мгновенно уходит в себя. Проиграл ведь достаточно рано.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №10 (23-29 марта 2011 г.)

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров