• «Только спустя несколько лет после окончания карьеры справилась с булимией». Важный разговор с бывшей российской фигуристкой

    Эксклюзивное интервью Амины Атахановой о диетах, булимии и РПП в фигурном катании
    «Только спустя несколько лет после окончания карьеры справилась с булимией». Важный разговор с бывшей российской фигуристкой - фото

    Фото: Наталья Панарина; Михаил Шаров

    На это интервью нас вдохновил фильм российской фигуристки Анастасии Скопцовой «Расстройство пищевого поведения в спорте».

    Амина Атаханова – бронзовый призер финала юниорской серии Гран-при. До 12 лет она каталась в одиночном катании, а после перешла в парное. Карьера Амины завершилась в самый разгар ее успеха, а одной из причин стали проблемы с весом и расстройство пищевого поведения.

    В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» Амина рассказала о трудностях переходного возраста, экстремальных способах похудения и булимии. Сейчас ей – 20 лет. Она работает тренером в одной из питерских школ.

    – С чего все началось? Ты помнишь конкретный день, когда ты посмотрела на себя в зеркало и подумала: я толстая. Или, может, тренер сделал тебе замечание по поводу лишнего веса?
    – Когда я только пришла в парное катание, то тренер сказал, что есть проблемы с весом. На весы меня никто не ставил, нас, в принципе, не взвешивали, но следить за фигурой говорили. Плюс я смотрела на других девочек, которые были явно худее меня.

    Если посмотреть объективно, то лишний вес у тебя реально был?
    – Я от природы мышечная, я никогда не была супер худой. Но не думаю, что у меня был лишний жир, были мышцы, которые весят немало.

    Amina4.jpg

    – Какие меры начала применять, чтобы похудеть?
    – В 13 лет я каталась и в одиночном, и в парном катании. Начались колоссальные нагрузки. Тренировок и здорового рациона питания хватало, чтобы сбрасывать вес. Когда начался переходный возраст, то одно питание решить проблему не могло. Начала применять другие, не совсем здоровые, методы.

    – С психологической точки зрения было трудно принять новое тело в переходный период?
    – Резких изменений я не замечала. Психологически было тяжело из-за того, что не получались элементы, ухудшались результаты на соревнованиях. Я думала, что все проблемы в моем лишнем весе.

    – Какие кардинальнее меры по похудению ты применяла?
    – Я бегала, обмотавшись пленкой. Причем сначала мы мазались жгучим гелем для похудения, обматывались пленкой, наверх надевали несколько теплых штатов и бегали в душном зале. Больше часа бегать не могла, все-таки колоссальная нагрузка на сердце.

    – Тренер видел эти манипуляции. Как он относился к таким жутким методам похудения?
    – Нет, она этого не видела. В Москве у нас был подпольный зал со свободным доступом. Тренер с нами на арене в это время не находился.

    – Правильно понимаю, что желание выглядеть хорошо и показывать результаты преобладало над желанием быть здоровой?
    – Конечно, преобладало. Тем более, когда выступаешь на таком уровне…, не хочется понижать планку. Смотришь на себя со стороны, думаешь, что можно выглядеть лучше.

    – Тебе было важнее, как ты выглядишь внешне или ощущаешь себя на льду? Согласись, можно иметь лишний вес, но при этом справляться с ним на льду и выполнять элементы.
    – Думаю, основная проблема была в том, что я ориентировалась не на свой внешний вид, а на цифру на весах. Я взвешивалась через каждые полчаса, после каждого приема пищи. Соответственно, если видела прибавление цифры, то сразу казалось, что выглядела больше.

    – Примерно в это же время, про которое мы говорим, вышла программа Малахова с Юлией Антиповой, которая страдала анорексией. Ее история не насторожила тебя?
    – Выпуск передачи вышел в тот момент, когда я только перешла в группу к Наталье Евгеньевне Павловой. Именно в ее группе каталась Антипова. Я тогда не верила, что тренер мог довести ее до анорексии. Лично мне, конечно, могли сказать, что есть лишний вес. Но ложку изо рта никто не вынимал, есть не запрещали, с тренировок из-за веса лишнего не выгоняли. Все мое похудение было моим выбором.

    – Значит, тренер никакого давления на тебя не оказывал?
    – Думаю, ситуацию с Юлией Антиповой повлияла не на нас, а на тренеров. На нас никакого давления не оказывали. Мы работали с психологом, нам давали советы по питанию. Но в таком юном возрасте ты не воспринимаешь помощь. Думаешь, что ты умнее и сам знаешь, как тебе поступать.

    Помню, однажды после сбора в Кисловодске Наталья Евгеньевна передала меня маме и сказала, наоборот, откормить меня, мол я сильно похудела, и она переживает за меня.

    – У всех девочек в группе были проблемы с весом и питанием?
    – У нас была маленькая группа – всего три пары. Алиса Ефимова всегда была очень маленькая и худенькая. Нам ее даже в пример иногда ставили. Вторая девочка – Саша Шевченко, тоже ограничивала себя в питании, хотя выглядела хорошо. Мы пытались соответствовать самой худой девочке в группе.

    – Ты могла обсудить с партнером свою проблему?
    – Когда начались проблемы с весом, то пытались их решить вместе. Если я иду в зал, чтобы сбросить вес, то партнер шел делать подкачку. Но так было со вторым партнёром Никитой Володиным.
    С первым Ильей Спиридоновым я не делилась переживаниями. Я была маленькая, одна жила в чужом городе. Да и тренеру ничего не рассказывала, переживала все внутри себя.

    – Партнеры говорили тебе, что ты толстая, что им сложно тебя поднимать?
    – Нет, никогда такого не было.

     

    Amina3.jpg

    – Как относилась мама к тому, что ее ребенок буквально гробит себя?
    – Я ведь жила одна в Москве. Мама ничего не знала. Когда приезжала домой, то ела нормально, мы куда-нибудь ходили, устраивали читмил.

    Когда я вернулась из Москвы в Санкт-Петербург, то мама следила за моим питанием. Я завтракала овсянкой, на обед ела брокколи, фасоль и тунец, вечером был легкий ужин. Но на тот момент у меня уже было РПП (расстройство пищевого поведения – «Спорт День за Днем») и началась булимия. Когда знаешь, что можешь съесть много, а потом сходить в туалет и от всего избавиться, то начинаешь объедаться вредной едой.

    – Ты пыталась себе как-то помочь? Обращалась к психологам, читала литературу?
    – Я нашла какую-то группу в интернете, читала истории других девушек. Но когда ты стоишь на этом пути, то твой разум находится в помутнении. Ты не думаешь о последствиях, тебе нужен молниеносный результат. Образ жизни меня устраивал, считала, что помощь мне не нужна.

    – Когда ты поняла, что нужно что-то менять?
    – Когда осознала, что у меня нет сил на тренировки, сводит тело судорогами, не хватает дыхалки, чтобы откатать программу до конца, тогда и начала задумываться о проблеме.

    – Как удалось выбраться из замкнутого круга?
    – Тяжело. Это ведь своего рода наркотик. Одной из причин завершения спортивной карьеры стало как раз расстройство пищевого поведения. Было тяжело смириться с тем, что вес начал расти вверх. Наверное, только спустя несколько лет после окончания карьеры я справилась с булимией. Осознала, что нужно восстанавливать здоровье, как-то ведь еще нужно жить, детей рожать в дальнейшем.

    – Как обстоят дела с принятием себя сейчас?
    – С переменным успехом (смеется). Благо, у меня есть близкие люди, которые принимают и поддерживают меня. Бывают дни, когда не нравлюсь себе, но когда вспоминаю те времена… То приходится принимать себя любой: и толстой, и худой.

    – Сейчас ты работаешь тренером. Как сказать ученику, что у него есть лишний вес, при этом не навредив ему?
    – Я тренирую маленьких детей, они не доросли до переходного возраста, у них нет сильных проблем с весом. Однако нужно учитывать физиологию не только детей, но и их родителей.

    Ребенку напрямую лучше не говорить о проблемах с весом. Вижу, например, что у спортсмена что-то не получается из-за веса, могу сказать что-то лишнее на эмоциях. Поэтому лучше разговаривать с родителями. А они уже преподнесут эту информацию ребенку и внесут корректировки в питание.

    Когда спортсмен становится старше, то рекомендации можно давать им лично.

    Amina2.jpg

    – Что можешь посоветовать профессиональным спортсменам, которые страдают РПП?
    – Когда у меня началась булимия, то я ходила к психологу. Но не могу сказать, что мне это помогло. Посоветую лучше общаться с родителями, они поддержат лучше любого психолога. Хотя бывают такие родители, зацикленные на результате, что им без разницы на здоровье ребёнка.

    Можно сходить к диетологу, который составит рацион питания. Пока не началось РПП, можно скорректировать все питанием и физической нагрузкой. А переходный период просто надо пережить.

    – Почему спортсмены начинают поднимать эту проблему только после завершения карьеры?
    – Думаю, боятся давления тренеров и федерации. Когда ты действующий спортсмен и поднимаешь такие проблемы, то тебя отправляют на допинг-проверки. По твоим анализам будет видно, принимаешь ли ты какие-то препараты для похудания или нет. Девочки боятся потерять своё место. Нынче в сборную попасть непросто.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров