YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Трехкратная олимпийская чемпионка Мария Киселева: Боярский просил: «Плюнь в меня» Гость на выходные

Трехкратная олимпийская чемпионка Мария Киселева: Боярский просил: «Плюнь в меня»
Фото: «Спорт День за Днем» (Игорь Озерский)

Можно сколько угодно спорить о том, какой вид спорта самый популярный и разбивать любые аргументы в пух и прав. Цифры, однако, не врут. Согласно анализу запросов в поисковой системе «Яндекс», Олимпийские игры — наиболее востребованное спортивное событие года среди жителей России. А если обратиться к телерейтингам, мы увидим, что синхронное плавание — та дисциплина, которую смотрит больше всего зрителей. Люди охотнее тянутся к «русалкам», чем к легкоатлетам, гандболисткам (в мужском роде это слово после Рио можно не употреблять) и боксерам. Как объяснить этот феномен? В синхронном плавании есть профессионалы, пожалуй, даже глыбы, способные к каждой Олимпиаде подготавливать золотых медалисток, с которыми невозможно конкурировать. Это тренеры сборной во главе с Татьяной Покровской. Есть и личности, двигающие вид спорта в массы. Человеком №1 в России по этой части выступает Мария Киселева — трехкратная олимпийская чемпионка, знаменитая телеведущая, актриса, успевшая примерить на себя не только роли в кино, но и роль одной из ключевых фигур Олимпийского комитета во время Олимпиады в Сочи. Сейчас Мария организует уникальные водные шоу по всей стране и ее прибытие в любой город становится особенным событием.

Соединяем воду, сушу и воздух

— Вы же не просто так в Питере.
— Конечно! Уже зима, скоро Новый год, а мы уже шестой год подряд в новогодние каникулы делаем в Питере спектакль на воде — для всей семьи. Вместе с моей подругой олимпийской чемпионкой Ольгой Кужела. Город нас тоже принимает и поддерживает. И зрители здесь особенные. Шесть лет назад мы привозили сюда первый спектакль — «Русалочка». Тогда как-раз открылся центр водных видов спорта «Невская волна». Мы немножко волновались. Все-таки Петербург — культурная столица. Театры, музеи, балет — люди привыкли к самому высокому уровню искусства. Как воспримут наше творение? Тем более, мы общаемся со зрителем необычным языком. Соединяем в своих спектаклях различные пространства — воду, сушу и воздух.

— Это как?
— В наших спектаклях действие происходит и в воде, и под водой, и на суше — на специальных сценах и плавающих конструкциях, — и в воздухе. Наши спортсмены и артисты летают, прыгают, танцуют и плавают. Все это происходит иногда одновременно. И все это — в едином сценическом пространстве, с оригинально написанной музыкой, с оригинальными декорациями и костюмами, с оригинальным сюжетом. Мы безумно счастливы, что нас полюбили.

— Что сейчас привезли?
— У нас премьера спектакля «Рецепт волшебства», где мы путешествуем по собственным сказкам, которые придумали за эти шесть лет, и собираем ингредиенты волшебного мороженого, для того, чтобы наша елочная игрушка — обезьянка, которая ожила, — смогла подарить волшебное мороженое Деду Морозу. И тогда во все семьи, во все дома вернется волшебство.

— Вы сами участвуете?
— Как артист — безусловно, нет. Это просто физически невозможно. Я автор этого спектакля и руководитель всего проекта.

— На репетициях показываете, что и как надо исполнять под водой?
— Конечно! В воду я не вхожу, но могу сделать любой элемент синхронного плавания. Спектакль на воде мы делаем одновременно в Москве, Петербурге и Казани. В каждом городе свой спектакль. Только артистов задействовано 70-80 человек в каждом городе! А еще большая техническая команда, режиссерско-постановочная, оргкомитет, волонтеры! Их нужно контролировать, курировать, связывать друг с другом. Принимать в этом участие еще и как артист физически невозможно.

Но у нас замечательные спортсмены и артисты. Они специально берут отпуска на своих основных работах, чтобы в новогодние каникулы можно было принять участие в наших спектаклях.

— Фигуристы со своим «Ледниковым периодом», ваши спектакли — получается, стирается грань между спортом и искусством?
— Фигурное катание, синхронное плавание, художественная гимнастика — это виды спорта, где все переплетается: на 50 процентов спорт, на 50 процентов искусство. Но мастерство спортсменов настолько высоко, что они могут, показывая сложнейшие элементы, еще и передать образ, который заложен в композицию тренером и хореографом-постановщиком. Это самое ценное! Мы же в своих спектаклях имеем возможность раздвинуть эти рамки еще шире, потому что у нас нет соревновательных ограничений. Наши артисты — это спортсмены, которые уже закончили свою карьеру. При этом они все еще сильны, профессиональны и могут открыть свой внутренний мир с творческой составляющей. Здесь нет никаких границ — ни по свету, ни по времени, ни по музыке, ни по костюмам, ни по количеству участников. Все, что фантазия придумала! Твори, мечтай, воплощай!

— Вы суровый руководитель?
— В зависимости от ситуации. Наорать? Нет, я, пожалуй, скажу спокойно, но очень строгим голосом — сразу становится всем понятно (смеется).

— В детстве вы панически боялись воды. Как себя перебороли?
— Благодаря моим родителям. Когда мы выезжали на море, меня было сложно заставить войти в воду. Тогда родители решили отвести меня в бассейн, чтобы я научилась плавать. Мой старший брат тоже начал заниматься плаванием, так что мама приводила нас вдвоем. Меня привели на бортик. Тренер сказал: «Прыгай в воду!» — Не буду, я плавать не умею! — Так, эту девочку отсюда убрать в «лягушатник», она нам не подходит (смеется).

— Что было дальше?
— Я стала учиться плавать в «лягушатнике», а родители увидели объявление о наборе девочек моего года рождения в группу синхронного плавания. Тогда даже название было другое — «художественное плавание». Тренер сказал, что это очень интересный вид спорта для девочек, там все танцуют и плавают под музыку. Посмотрел на меня — ножки тянутся, координация есть, голова работает, тренера я слышу. Меня взяли, и так началась моя история в синхронном плавании.

Конец света

— Вы спортсменка, журналистка, телеведущая. У вас есть актерский опыт. Еще работа в пресс-службе ОКР, теперь работа режиссера и продюсера. Это будет длиться вечно или вы когда-нибудь на чем-нибудь остановитесь?
— На самом деле это все звенья одной цепи.

— Да? Я вот как журналист не ощущаю себя мастером синхронного плавания.
— А меня в журналистику привело именно синхронное плавание. Когда стоял выбор вуза, куда мне идти учиться, я уже вошла в состав сборной России по синхронному плаванию, и мне было обидно, что про наш вид спорта так мало рассказывают. Практически не было публикаций, не говоря уже о том, чтобы найти трансляцию по телевизору. Это сегодня синхронное плавание — популярный в нашей стране вид спорта.

— Когда вы стали олимпийской чемпионкой, что-то поменялось в вашей жизни?
— Вы меня неправильно поняли. Когда я сама была спортсменкой, мне было крайне интересно узнать про свой вид спорта, про тех людей, кто им занимаются. Мы в тот момент были чемпионками Европы, но на мировом пьедестале еще не стояли. И я нигде не могла найти информацию о других синхронистах, о том, чем живет мир синхронного плавания. Тогда я решила: почему бы мне самой не рассказывать про мой любимый вид спорта, который я так хорошо знаю изнутри? Посыл был не в том, что я начну про это рассказывать, выиграю Олимпиаду, и меня начнут узнавать на улицах. Об этом, поверьте, спортсмены думают в самую последнюю очередь.

— Верим.
— Когда я выходила на старт, я не думала о том, что выиграю медали, о том, какая манна небесная меня ждет. Моя задача была сделать идеально ту программу, которую мы нарабатывали каждый день по десять часов. У меня была мечта стать олимпийской чемпионкой, я к ней пришла.

— Самый неожиданный подарок, который вы получили после победы в Сиднее?
— Золотой зажим для носа. Он у меня стоит в коробочке вместе с медалями.

— Вы его использовали?
— Да, профессиональная вещь, работает (смеется)! Но в бассейне не пробовала.

— Ваш дуэт с Ольгой Брусникиной считался абсолютным фаворитом перед Играми в Сиднее, но за несколько месяцев до Олимпиады гром среди ясного неба: у вас обнаружили допинг…
— Это была чисто врачебная ошибка. (Пищевая добавка для снижения веса, которую по рекомендации врача употребляла Киселева, оказалась подделкой и содержала запрещенное вещество. — «Спорт День за Днем».) Шло целое судебное разбирательство, и было доказано, что моей вины там не было.

— Что вы чувствовали в тот момент?
— Было ощущение, что перед тобой закрыли дверь, и ты как в вакууме находишься. Конец света. Ольга меня очень сильно поддерживала. Еще семья.

Эти люди всегда со мной. Хотя были и такие, кто просто «смотрел на ситуацию».

— Пловчиха Юлия Ефимова признавалась, что на Олимпиаде в Рио подвергалась психологическому давлению со стороны американок. Вы сталкивались с подобным?
— Мы с Ольгой Брусникиной даже дружили с нашими конкурентками. Лучшие отношения были, пожалуй, с итальянками. С японками общались и фотографировались на всех соревнованиях, а китаянки тогда еще не доросли до нашего уровня.

Мальчиков в соло не вижу

— Значит, в синхронном плавании не принято подрезать друг другу купальники?
— Мы про это только слышали.

— Вам, вероятно, не повезло со временем.
— Как это — не повезло? (Улыбается.)

— Мужчины не стремились быть синхронистами.
— Нет, подождите, а Билл Мэй?

— Сейчас их гораздо больше.
— Не так уж их много.

— Вам сама эта идея нравится?
— Микст-дуэт — единственный, на мой взгляд, вариант, который имеет право на существование с участием мужчин. Более того, это может положительно повлиять на популяризацию синхронного плавания. В творческом смысле мальчик и девочка могут сыграть любовь на воде.

— А мальчик с мальчиком?
— Это даже не обсуждается. Мальчиков в соло я тоже не вижу. Я видела, как Билл Мэй делал соло, другие ребята, но я не могу сказать, что мне это очень нравится. Микст-дуэты могут подтянуться по уровню лет через пять, когда мужчины войдут в тот же ритм тренировок, что и девушки. Все-таки нужно работать по десять часов в день несколько лет подряд. Когда это случится, мы увидим какой потенциал есть в этом направлении. Давайте чуть-чуть подождем. Александр Мальцев — наш первопроходец в синхронном плавании — большой молодец, в мире ему нет равных.

— Вы говорили, что боялись бассейнов с мутной водой. Вспомните самый страшный.
— Не помню, где именно был этот сбор, но точно не в России. Период перед олимпийскими играми в Сиднее. Тренировки проходили вечером. Бассейн был с мутной водой, а вечером по нему еще плавали большие черные насекомые.

— Они кусались?
— Нет, но они постепенно заполоняли бассейн черной массой. Страх был панический.

— Все равно тренировались?
— К счастью, это происходило в самом конце тренировки. Но нам пытались помочь — вокруг бассейна ходили люди с сачками и вылавливали насекомых.

В Сиднее жили в «картонных домиках»

— На Олимпиадах у вас не только спортивный опыт, но и организационный. В Сочи вы были одной из ключевых фигур в ОКР.
— Я находилась на стыке двух сторон: спортсменов и журналистов. У первых свои интересы, у вторых — свои. Моя задача — свести их в одной точке, удовлетворить обе стороны, чтобы им было максимально комфортно работать. Это было непросто, потому что на Олимпиады попадают лучшие, а это люди с очень разными характерами и своими задачами. Мне кажется, у нас все сложилось хорошо. По сей день я встречаюсь с людьми, с которыми мы отработали два цикла — лондонский и сочинский, — слышу слова благодарности. Общаемся все и сегодня с большим удовольствием.

— Иностранцы приезжали в Сочи с предубеждением.
— Все предубеждения были разбиты в пух и прах. О чем конкретно вы говорите?

— Зеленая вода в гостиницах.
— Это вы про Рио? Вы ничего не путаете?

— Нет, журналисты делали посты в твиттере о плохих условиях в гостиницах, как в номерах отваливалась плитка.
— А, вы об этом… Могу сказать, что общий фон и во время Олимпиады, и после нее был очень позитивным. Конечно, были какие-то рабочие моменты, но все они решались. Все уехали довольными и счастливыми.

— Вам есть с чем сравнить, вы были на Играх в Сиднее, Афинах.
— В Сиднее мы жили в «картонных домиках». Это были не жилые дома, а просто собранные конструкции для временного пребывания. У нас слышимость была такая, что когда кто-то разговаривал в конце олимпийской деревни, мы ощущали, будто это у нас под окнами.

— Ветер сносил домики?
— Нет, конечно. «Картонные» — в смысле с очень тонкими стенами. 

Хотим плавать, как эти русалочки

— Почему Россия продолжает удерживать лидерство в синхронном плавании, хотя в некоторых других видах медалей все меньше?
— Это совокупная история. Богатейший опыт, колоссальный тренерский состав в нашей стране. Татьяна Николаевна Покровская стоит во главе сборной уже столько лет, что успело смениться пять-шесть поколений. Все ее воспитанницы продолжают побеждать. С детьми у нас работают сильнейшие специалисты, они лучшие в мире. Родители отдают детей в секции, потому что те сами об этом просят. Интерес стимулируют золотые медали на Олимпиадах! И водные шоу этому помогают. Девочки приходят их смотреть, а после говорят мамам: «Мы хотим плавать, как эти русалочки».

— Бум приходится на период после Олимпиады?
— Конечно. Конец лета — начало осени — самое горячее время.

— Дочка нашего знакомого ходит в «Невскую волну». Ее не взяли в синхронное плавание из-за недостаточного роста. Как было у вас?
— Я была среднестатистическим ребенком, в меру активным (улыбается). По фактуре была подходящая — спортивная, подтянутая. Тогда, правда, в синхронном плавании еще не было жестких критериев. У меня проверили связки, мышцы, руки, ноги, координацию движений. После чего сказали: «Девочка ладная. Мы берем». Сегодня, конечно, смотрят более внимательно, но и выбор у родителей стал гораздо больше. Есть государственные спортивные школы, где проводится отбор. Одновременно существует множество коммерческих школ. Можно ходить и заниматься каким-то видом спорта, даже если у ребенка нет способностей, но он очень хочет.

— Раньше основными конкурентками наших девушек были испанки. Теперь китаянки. Перед Олимпиадой в Рио они скрывали свою программу, не участвовали в соревнованиях. На ваш взгляд, это правильный путь?
— Сначала у нас главенствовали Америка, Канада и Япония. С 1997 года Россия стала стабильно выигрывать. За нами была Япония. И только потом подтянулась Испания, благодаря тренеру Анне Торрес. В какой-то момент даже начались разговоры: «А не хотят ли испанки составить конкуренцию России?» Но сейчас они очень пострадали, когда Торрес ушла тренировать сборную Украины. Все видели результат в Рио. Где была сборная Испании?

— В соревнованиях групп не попали даже в первую пятерку.
— Сборная Китая начала подъем с того момента, как Пекин получил право на проведение летних Игр-2008. Там сразу начали развиваться все олимпийские виды спорта. Перед домашней Олимпиадой у китаянок было 20 синхронисток одного уровня. Девушки выглядели практически одинаково, все на одном техническом уровне. И тренер просто выбирал девять человек: восемь в команду и одна запасная. Больше нельзя. Прошла домашняя Олимпиада, в Китае продолжили развивать синхронное плавание. И они стремятся развиваться дальше. А что касается закрытости, то возможно они хотели надавить на сборную России, как своего главного конкурента. И на судей — мы специально не показываемся, когда вы нас увидите, то вам ничего не останется, как поставить нам все «десятки».

— Психология.
— Сборная России тоже не очень открыта. Татьяна Николаевна Покровская не разрешает никому из иностранных журналистов заезжать на территорию базы и смотреть, как тренируется ее команда. Зачем выдавать свои секреты? Но при этом наша сборная участвует во всех официальных стартах. Китаянки растут, но, конечно, до уровня российской сборной не дотягивают. Это видно даже не профессиональным взглядом.

— В синхронном плавании судьи могут откровенно «убить»?
— Когда есть арбитр, ставящий оценку, всегда присутствует человеческий фактор. Значит, субъективность. Но нас всегда так учили: «Ты должен быть на три головы выше соперниц, чтобы ни у кого даже рука не поднялась поставить вас на один уровень».

Станьте моей седьмой женой

— Не можем не спросить про «Слабое звено». На съемках программы вам часто приходилось переступать через себя: надевать маску стервы, а когда заканчивался эфир, с радостью ее сдергивать?
— У меня просто не было улыбки на лице.

— Это тяжело?
— Иногда я про себя хохотала до слез (смеется). Вы просто этого не видели. А мне было безумно смешно. Главное, чтобы слезы не потекли. Суть игры в чем была: не я решала, кто уходит, а команда. А моя задача была показать, кто это делает справедливо, а кто вылезает наверх за счет других. Хотя этого совсем не достоин.

— Кто придумывал обидные подколки вроде «У кого голова только для того, чтобы в нее есть»?
— Какая у вас память! Я уже об этом не помню. На самом деле все это придумывала большая команда, работавшая над проектом, но диалоги на площадке рождались сами собой.

— Была даже история, что на вас там напал какой-то психопат.
— Не помню… Был какой-то «олень», был человек, который предлагал мне стать его седьмой женой.

— Непривлекательная идея?
— Вы шутите? (Смеется.) Нет, конечно. Однажды один из участников потерял сознание. Прямо на съемочной площадке. Это ведь было непростое испытание для людей. Многие из них первый раз стояли перед камерами. Не все с этим могут справиться. Плюс достаточно темное пространство. И софиты, которые высвечивают ведущую и твоих игроков. Больше ничего вокруг ты не видишь.

— Действительно, не просто…
— Еще достаточно суровая ведущая, которая тебе не улыбается. Как все привыкли: «Давай, расскажи, что у тебя происходит в жизни». Такого нет. Ведущая достаточно строго задает вопросы. Конкретно и в лоб. А у игрока нет особого времени на раздумье. Надо правильно открыть ящичек в своем мозгу: «Это же я проходил. Это я знаю». Все элементарно. Дома на диване этот ящичек все открывают, а когда стоят перед камерами, то не все это могут (улыбается). Еще нужно следить, как играют все остальные. Кто сильный, а кто слабый. И еще вовремя крикнуть: «Банк!», чтобы заработать сумму, которая висит на экране. Представляете, сколько всего. Это совсем непросто.

— Охотно верим.
— И при этом все вели себя по-разному. Кто-то оставался галантно вежливым, а кто-то напротив вылезал за счет других: «Этот посильнее, его нужно убрать». Здесь уже было нельзя молчать.

— Вас в телецентре не боялись?
— Нет, меня не все и не сразу узнавали. Были даже забавные случаи, когда люди не воспринимали, что перед ними один и тот же человек.

После Сиднея два месяца не ходила в бассейн

— Когда вас стали узнавать на улицах — после ваших спортивных побед или после того, как набрала популярность программа «Слабое звено»?
— Я не ждала и не искала дня, когда проснусь знаменитой. Если отмотать время назад, то, наверное, наибольшую популярность принесла телевизионная карьера. Телевизионное поле — оно гораздо шире, чем мир спорта. Это ведь почти все наше население. Благодаря телевизионной карьере мне удалось сделать так, что синхронное плавание стало больше развиваться. На Первом канале начались трансляции водных видов спорта. Я комментировала чемпионат мира в 2001 году, когда у меня заканчивался год перерыва после Олимпийских игр в Сиднее. Меня тогда еще пронзило: почему я по эту сторону экрана, а не там, вместе со сборной России? Значит, я еще не все доделала на своем спортивном пути.

— Вас по ходу карьеры посещали мысли — может быть, бросить все?
— Были такие моменты. Это действительно очень тяжелый ежедневный труд, рутинный. Элементы необходимо отрабатывать не по тысяче, а по миллиону раз. Возникали мысли: «Зачем мне все это, не хочу больше в воду, от нее тошнит».

— Как с этим бороться?
— Оглядываешься назад и видишь, какая работа уже проделана, сколько людей за тобой стоит… И понимаешь, что мысли — лишь мгновенная слабость, а до цели осталось рукой подать. Сломаться из-за небольшой слабости? Нет. Надеваешь шапочку и работаешь. Иногда мне удавалось получать огромное удовольствие от воды, когда сливаешься с ней целиком.

— Мы все знаем, как нарушают режим юные футболисты. А как с этим обстоит дело у синхронисток?
— Не нарушают. Совсем юные — они просто лапочки. Делают только то, что им говорит тренер. Профессионалы? Как можно нарушить режим, если у тебя 10 часов физической нагрузки в день? Я никогда не спала днем. Только на сборах.

— Зато после Олимпиады, наверное, разгуляй?
— У каждого по-разному. Бывает, что ты закончил карьеру и думаешь, чем заняться дальше. Или у тебя перерыв в карьере. Ты отдыхаешь, а после этого идешь дальше тренироваться. У меня была пауза в карьере после Олимпиады в Сиднее. Я месяца два вообще ничего не делала.

— Даже в бассейн не ходили?
— Вы что, издеваетесь?! (Улыбается.) Конечно, нет! А потом я поймала себя на мысли: если еще неделю проживу в таком режиме, меня сюда затянет, как в болото. Надо срочно что-то делать. И я пошла работать. На телевидение. Началась моя карьера ведущей. После Олимпиады в Афинах у меня уже была профессиональная история. Поэтому никаких разгуляев не было. Олимпиада закончилась, отдохнула несколько дней — и за работу.

Про звонок Бортко узнала случайно

— Вы сыграли Варю Иволгину в сериале «Идиот» по Достоевскому. Исполнитель главной роли Евгений Миронов ради съемок похудел на 8 килограмм. Вам пришлось идти на какие-то жертвы?
— Нет, жертв не было (смеется). Я безумно благодарна режиссеру Владимиру Бортко. Он воплотил в жизнь мечту моего детства, когда я хотела стать актрисой. Как, наверное, каждая вторая девочка в нашей стране. И не только в нашей. Но было невозможно совместить профессиональный спорт и кино, которые требуют полного погружения в себя. Бортко увидел меня в программе «Слабое звено» и понял, что его Варя должна быть именно такой.

— Бортко вас сильно прессовал?
— Наоборот, он прекрасно понимал, что у меня нет актерского опыта. И когда ему нужно было донести до меня какую-то задачу, мы с ним уходили в сторону. Бортко объяснял мне, а потом говорил: «Ну ты поняла?». - Да, поняла. - Пойдем тогда попробуем.

— На съемочной площадке собрался очень сильный состав: Чурикова, Басилашвили, Боярский. Как вам с ними работалось?
— Там все были. Еще Машков, Миронов… Каждый актер, задействованный в съемках, был звездой. Бортко сначала позвонил не мне. Я узнала случайно от кого-то из администраторов «Слабого звена» недели через две после его звонка. «Тебе тут кстати звонили, предлагали в кино сниматься. Но тебе же, наверное, это неинтересно?» У меня аж глаза раскрылись от удивления: «Кто звонил? Почему не интересно?» — «Тогда вот тебе телефон, позвони».

— Что было дальше?
— Я позвонила Владимир Владимировичу. Он сказал: «Ну наконец-то объявилась?» (Смеется.) И он начал мне рассказывать, что за проект, какие съемки запланированы. А потом говорит: «Вашими партнерами будут…» И начал перечислять всех звезд, на которых я смотрела как на небожителей. «Вас устраивают ваши партнеры?» — поинтересовался потом Бортко. От такого вопроса я дар речи потеряла (смеется).

— Самое большое число дублей на съемках?
— Раз пять снимали сцену, где мне было нужно плевать в лицо Саше Лазареву (он играл Ганю Иволгина. — «Спорт День за Днем»). Для меня это было, как ножом по сердцу (смеется).

— Что сложного?
— Я никогда в жизни не плевала человеку в лицо. А в фильме это надо было сделать натурально. И я очень переживала. Долго разговаривала с Лидой Велижевой: «Как мне плюнуть в человека?» — «Да не переживай ты. Сымитируешь, как будто плюнула. И все. Ерунда».

— Вот видите.
— Наконец, мы дошли до этой сцены. Я по совету Лиды сымитировала, как будто плюнула. Один дубль сняли. Разобрали ошибки. Снимаем второй раз. Я делаю то же самое. Вдруг Бортко говорит: «Госпожа Киселева, у вас слюна есть во рту или нет?» (Смеется.) Сделали паузу. Саша Лазарев подходит ко мне: «Маша, ну давай, плюнь в меня». А мы с ним уже были знакомы по жизни. Рядом сидели Володя Машков и Михаил Боярский. Так они меня тоже уговаривали: «Ну, плюнь в нас пожалуйста. Нам это надо».

— Плюнули в Лазарева?

— Да, мы сняли еще три дубля. И на втором он сказал: «Вот, сейчас Маша отлично попала» (смеется).

— Где вы себя чаще пересматриваете: в «Идиоте» или на Олимпиаде в Сиднее?

— Нигде! У меня даже мыслей таких не возникало (улыбается).

|Личное дело

Мария Киселева

Родилась 28 сентября 1974 года в Куйбышеве

Заслуженный мастер спорта по синхронному плаванию (2000).

Достижения: трехкратная олимпийская чемпионка (Сидней-2000 — дуэт с Ольгой Брусникиной и группы, Афины-2004 — группы), трехкратная чемпионка мира и девятикратная чемпионка Европы, многократная обладательница Кубков мира и Европы, многократная чемпионка России.  

В 2001 году начала работать на телевидении, в спортивной редакции на телеканале НТВ. Вела новости спорта в программе «Сегодня», работала корреспондентом на канале «НТВ-Плюс».

С сентября 2001 года по июль 2005 года была ведущей телеигры «Слабое звено» на «Первом канале». Также работала спортивным комментатором в Дирекции спортивных программ «Первого канала». Получила два приза - «Самая стильная телеведущая» и «Дебют года» (2001).

Работала от Первого канала на чемпионате Европы по водным видам спорта-2002, зимней Олимпиаде-2006 и летних Играх-2016.

Входит в президиум Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту.

Трехкратная олимпийская чемпионка Мария Киселева: Боярский просил: «Плюнь в меня»
Оцените материал:
-
0
9
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад