• Управляющий стадиона «Петровский» Владимир Литвинов: «Раньше летали сиденья, теперь — петарды»

    26.12.12 00:00

    Автор: Спорт день за днём


    Каждый год новоселье «Зенита» на Крестовском острове откладывается, и болельщики сине-бело-голубых привычно отправляются на уютный «Петровский». На днях туда заехал корреспондент «Спорта». Прогулялся по официальному магазину и заглянул на огонек к управляющему стадиона Владимиру Литвинову.

    Агрономы обиделись на Широкова

    — Нынешний год был самым тяжелым для стадиона? Все-таки «Зенит» начал играть уже в феврале, а закончил только в декабре...
    — Нет, ничего тяжелого. Такой опыт у нас уже был. Год как год. Весной мы испытывали проблемы с натуральным газоном из-за поздних матчей 2011 года и февральского матча 2012-го, проходивших при отрицательных температурах и климатических особенностях зимы. Она была малоснежная и с довольно сильными перепадами. Причем отрицательные температуры накануне первых матчей держались крайне долго. Это повлияло на качество поля. К середине февраля нам удалось вырастить приемлемый газон, но после матчей при минусовой температуре он просто «убивается». Чтобы его снова вырастить, в нашем климате нужно не меньше трех недель. При этом требуются специальные семена и меры, куча работы, и еще желательно, чтобы повезло с погодой. Вообще при отрицательных температурах в нашем климате на нашем натуральном газоне лучше в футбол не играть. Любая комиссия УЕФА пишет об этом в своих отчетах.

    — В идеале надо заканчивать в конце октября?
    — Как минимум в середине ноября. Но не позже. Начинать идеально в начале апреля. Я вам приведу в пример Скандинавию, где тоже играют в футбол на натуральных полях. Они начинают в конце апреля, а заканчивают в конце октября. Зимой газоны не «убивают». Хотя они, конечно, для нас не являются ориентиром. Все-таки там нет таких идеальных полей, как в Англии.

    — Сильно обиделись, когда весной Роман Широков жестко раскритиковал качество газона?
    — Я не считаю, что тогда газон был в неудовлетворительном состоянии. Он не был и не выглядел «болотом». Просто травяной покров был недостаточно густой. А теперь вспомните, какой тогда у «Зенита» был тяжелый график игр. У нас просто не было физической возможности хорошо подготовить газон.

    — Значит, никого из агрономов вы не уволили, не лишили премии?
    — А за что? Я же вижу и знаю их работу изнутри. Конечно, вся служба главного агронома обиделась на слова Широкова. Причем это еще мягко сказано. По сути Роман, может, и прав, но по подаче так нельзя. Надо понимать, что это твой клуб, твой стадион, где люди из кожи вон лезут, чтобы все подготовить и провести матч на высоком уровне.

    — Недавно Широков упомянул, что теперь агрономы советуются с игроками «Зенита» о том, что делать с полем перед матчем. Это действительно так?
    — Лично я советуюсь с некоторыми игроками или начальником команды. Футболисты «Зенита» любят быстрое поле. Просят сделать траву покороче, чтобы мяч катился побыстрее. Я порой спрашиваю, нужно ли делать поле помягче или, наоборот, потверже. Мы же с агрономами на нем не играем и оценить его физические свойства можем не вполне правильно.

    «Зенит» против синтетики

    — Что сейчас происходит с полем?
    — Оно накрыто специальным материалом, заменяющим снежный покров. Перед последним матчем с «Анжи» были обильные снегопады, а потом — отрезало. И еще начались затяжные морозы. Для нас это очень неблагоприятный фактор. Теперь мы вынуждены держать подогрев на небольшой мощности, чтобы поле не промерзало. Правда, сейчас обещают потепление и снегопады. Мы в ближайшие дни уберем покрывало, и газон укроет снегом.

    — Когда будете включать дорогостоящие лампы?
    — В конце января, когда нужно будет активировать рост свежей травы. У нас есть девять установок по 60 киловатт и две маленькие установки для восстановления вратарских и лайнсменских. Все вместе они перекрывают половину поля.

    — Почему не купить 18 установок и не перекрыть все поле? Слишком дорого?
    — Это дорого и нецелесообразно. Производителем ламп и агрономами разработана оптимальная схема применения именно такого набора устройств, который есть у нас. Схема позволяет добиться хороших результатов при выращивании газона, в том числе и в крайне неблагоприятных условиях. Использовать 18 установок можно, например, если нужно добиться быстрого всхода и роста травы на всей площади поля в условиях дефицита времени. Но как только ты убрал лампу — свежую траву чуть-чуть прихватил мороз, и она моментально гибнет. Вырастить ее второй раз гораздо сложнее. Поэтому для нас большая проблема — сохранить газон при игре в минусовые температуры, нежели чем его вырастить зимой.

    — Кто вас надоумил купить эти лампы?
    — Их используют более 80 клубов по всему миру.

    — Наверное, в северных странах?
    — Вовсе нет. Эти лампы, например, есть у ведущих английских, немецких, испанских, голландских клубов. У скандинавов тоже используются довольно активно. Причем они не являются панацеей от морозов. Лампы не греют, а за счет спектра света, имитирующего солнечный, ускоряют рост травы. Их часто используют на стадионах, где из-за козырьков над трибунами возникли проблемы с инсоляцией арены.

    — Нет у вас желания сделать газон, как на стадионе «Локомотив», где переплетена искусственная и естественная трава?
    — Раньше поле «Петровского» было прошито искусственными нитками. Этот опыт признали неудачным. Из-за синтетических волокон натуральный газон стал плохо расти. Наши агрономы говорят, что не была соблюдена технология прошивки. По какой причине, не знаю. К тому же прошивка поля ограничивает возможности по его обслуживанию и использованию технических средств по уходу за газоном.

    — Я еще слышал, что игроки «Зенита» против искусственного поля...
    — Конечно, лучше играть на натуральном, чем на синтетике. Но в случае отсутствия возможности подготовить натуральный газон на приемлемом уровне синтетика — единственный выход.

    — Сколько агрономов колдуют над полем?
    — Семь человек. Один главный — Наталья Беликова. Есть еще служба главного агронома, куда входят девушки-озеленители. Они занимаются полем и благоустройством территории. Мы периодически обращаемся за консультационными услугами к иностранным специалистам. В этом году в качестве эксперимента в помощь Беликовой мы взяли на зиму — весну украинского агронома Константина Креминского, работавшего вместе с английскими специалистами над газонами украинских стадионов при подготовке к Евро-2012.

    Стюард — это не пожилой мужчина в жилетке

    — Можно ли убрать со стадиона беговые дорожки? Все равно на них никто не тренируется.
    — С чего вы это взяли? С конца мая до конца августа Центральная арена «Петровского» загружена четыре-пять дней в неделю. Мы заменили покрытие беговых дорожек, отремонтировали легкоатлетический инвентарь, действуют секторы метания молота и копья. Международные соревнования, конечно, не проводим, но здесь постоянно проходят межвузовские и межрайонные чемпионаты, тренируются легкоатлеты из ШВСМ, а также спортсмены с ограниченными возможностями.

    — Вы можете их не пустить?
    — А почему я должен это делать? Стадион — городской объект и важный элемент спортивной инфраструктуры. Да, «Зенит» управляет стадионом, следит за техническим состоянием комплекса и проводит футбольные матчи основного и молодежного составов, в основном в выходные дни, в то время как легкоатлеты тренируются, как правило, в течение рабочей недели в летний период. У футболистов с начала июня до середины июля перерыв, поэтому мы друг другу не мешаем.

    — Сиденья с подогревом для болельщиков — утопия?
    — Нет, просто затраты довольно высокие и это довольно сложно технически. Если подумать, одно комфортное сиденье может стоить 200–300 евро. Есть еще один момент. Они не влезают на нашу «гребенку»! Мало того что она не соответствует мировым стандартам, так еще и неровная. Чтобы поставить комфортные кресла с подлокотниками и подогревом, нужно их ставить через ряд. Тогда мы выдержим все нормативы, но при этом потеряем половину посадочных мест.

    — Реально уменьшить число полицейских кордонов на пути к сектору?
    — Я не решаю этот вопрос. Внутри чаши стадиона полиции нет. Работают сотрудники службы безопасности «Зенита» и частных охранных предприятий. Подступы к стадиону и входы на секторы — это предмет ведения полиции.

    — Сколько у вас размещено видеокамер и реально ли по ним вычислить хулигана?
    — Камер достаточно. Только внутри чаши находится 36 штук. Причем служба безопасности «Зенита» постоянно занимается их апгрейдом. Сейчас мы установили суперсовременную разработку, позволяющую распознать лицо злоумышленника, даже сразу нескольких.

    — Даже в петардном дыму?
    — В густом дыму — не всегда. Здесь ни одна камера не справится.

    — Стюарды справляются со своей работой?
    — До уровня английских коллег им еще далеко. Мы проигрываем по уровню требований к стюардам, их обучению и самому статусу стюарда. Стюард — это ведь не просто пожилой мужчина в жилетке, который пришел на стадион выполнить три каких-то инструкции и заодно посмотреть футбол. За рубежом стюарды прекрасно знают свой стадион, способны оказывать первую медицинскую помощь, владеют тактикой переговоров и рукопашным боем. Причем все они дорожат своим местом. В топ-клубах так просто стюардом не станешь.

    Файеры «Вперед, Россия»

    — Болельщики «Зенита» жалуются на дорогие билеты. Есть что им возразить?
    — По российским меркам, наверное, цены довольно высокие. Но они обусловлены несколькими факторами. Клубу необходимо как-то компенсировать довольно большие затраты на содержание инфраструктуры и игроков. Вы же помните, в каком состоянии «Петровский» был лет пять назад?! Сейчас стало заметно лучше, а все это связано с колоссальными расходами. Получив стадион в управление, «Зенит» полностью его содержит, расходуя средства не только на ремонт и обслуживание инфраструктуры, но и на обеспечение комфорта зрителей и выполнение требований регламентов соревнований. Речь идет о сотнях миллионов рублей ежегодно.

    — Оправдала себя идея с семейным сектором?
    — Считаю, что да. Он все время заполнен. Мы запретили там курить. В дальнейшем планируем это сделать на всем стадионе. Никто практически не ругается матом. Люди понимают, что рядом с ними находятся дети.

    — Зато дети прекрасно слышат, что кричат фанаты. У вас есть рецепт, как бороться с матом на стадионе?
    — Это проблема общества, а не футбола. Клубу нужно работать с болельщиками, а государству — с гражданами, чтобы люди не шли на стадион выплескивать свой негатив.

    Мы сменили сиденья, получше закрепили, их уже так просто не вырвешь. Так теперь люди кидают не сиденья, а петарды, бомбы китайского и отечественного производства.

    — Как они вообще попадают на трибуны?
    — Я не буду комментировать действия лиц, отвечающих за качество досмотра. Конечно, на спортивные объекты — не только на «Петровский» — не так сложно что-то пронести. Люди делают это и ничего не боятся. Им почему-то не приходит в голову, что они могут кого-то травмировать. У меня недавно был целый склад трофеев, которые мы находили на трибунах. Прячут в любом закутке, просят кого-то пронести. Меня, например, до сих пор будоражит, что ФГУП «Сигнал» выпускает файеры с названием «Вперед, Россия» и картинкой футбольного мяча. Это же безобразие, когда государственное унитарное предприятие выпускает продукцию, ориентированную на хулиганов!

    До 2018 года стадион не тронут

    — Как «Петровский» принимает матчи Лиги чемпионов, если на нем нет крыши над трибунами?
    — Козырек есть над 1-м и 17-м секторами. Пресса сидит под козырьком — этого достаточно. Мы соответствуем регламенту Лиги чемпионов и Лиги Европы. Но до определенной стадии. С четвертьфиналом мы еще справимся, а вот с полуфиналом уже сложнее.

    — По каким критериям «Петровский» не подойдет?
    — Например, не пройдем по требованиям для прессы. Уже для группового этапа Лиги чемпионов на стадионе должно быть 30 комментаторских позиций.

    — Сейчас сколько?
    — Условно 30. Что такое комментаторская позиция? Это три места, расположенные рядом. К ним подведены коммуникации: телефон, Интернет, ТВ-сигнал. Где их можно разместить на «Петровском» в таком количестве?! Для решающих матчей еврокубков одним из главных критериев является медийная составляющая. Возможность разместить прессу и передвижные телевизионные станции. Уже на групповом этапе ЛЧ необходима стоянка для ПТС площадью две тысячи квадратных метров максимально близко к зоне ТВ-трансляции. Вы ходите на стадион. Можете найти там место?

    — Представители УЕФА не смотрят косо на «Петровский»?
    — Они относятся к нам довольно лояльно. Знают, что для «Зенита» город строит новый стадион и пока нужно играть на старом. Тем более представители УЕФА видят, что для нас требования регламента — это не пустой звук.

    — Каково будущее стадиона после ухода «Зенита»?
    — Напомню, что это городской объект. «Зенит» является здесь управляющей компанией. Каждые три года договор продлевается. Как раз весной мы заключили его до 2015 года. Возможно, за это время будет принято какое-то решение. Сейчас очевидно, что до 2018 года город с помощью «Зенита» или без него будет стараться поддерживать стадион, поскольку он заявлен как тренировочная база для участников чемпионата мира.

    — Можно его как-то модернизировать или проще снести и построить на месте «Петровского» новую современную арену?
    — Легче построить новую.

    — Тысяч на 30?
    — Смотря какую задачу ставить. На 30 тысяч, учитывая современные требования к стадионам, не поместится. УЕФА и ФИФА каждый год ужесточают требования по инфраструктуре, а у нас очень маленькое пространство для большой арены. «Петровский» расположен на искусственном острове. Большую современную арену — тысяч на 45 — здесь не построишь. Возводить маленькую тоже бессмысленно. С другой стороны, город нуждается в спортивных объектах. Так что на месте «Петровского» может появиться суперсовременный комплекс для игровых видов спорта.


    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий