• «В «Зените» изменил представление о футболе»: Данила Хотулев рассказал об аренде в «Оренбург»

    Большое интервью 19-летнего защитника «Зенита» со сборов в Турции

    09.03.22 11:44

    «В «Зените» изменил представление о футболе»: Данила Хотулев рассказал об аренде в «Оренбург» - фото

    Фото: «Спорт День за Днем» / Тимур Валеев

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    Защитник Данила Хотулев стал очередным воспитанником «Зенита», который, поиграв за основной состав, вынужден был отправиться в аренду за стабильной игровой практикой. 19-летний футболист вернулся в родной Оренбург, где с 1998 по 2002 годы играл его отец Дмитрий Хотулев.

    Команда чеха Марцела Лички в прошлом сезоне завоевала право подняться в Премьер-лигу, но ее лишили этого права из-за проблем со стадионом. Теперь «Оренбург» лидирует в ФНЛ, а летом наверняка вернется в РПЛ.

    Пусть другие зенитовцы Кирилл Кравцов и Даниил Кузнецов отправились в команды РПЛ – «Нижний Новгород» и «Рубин» соответственно, нельзя сказать, что Данила Хотулев сделал неправильный выбор на ближайшие полтора года. Вполне возможно, что для него это лучшая возможность для дальнейшего роста. Однако дебют за «Оренбург» пока пришлось отложить, так как защитник получил перелом кисти в контрольном матче против «Кайрата».

    Из эксклюзивного интервью «Спорта День за Днем» вы узнаете:

    – о правильном питании на примере Деяна Ловрена;

    – о борьбе Хотулева с коронавирусом;

    – о степени важности отдыха для футболиста;

    – о тренировках отца в Академии им. Коноплева;

    – о подсказках Ярослава Ракицкого;

    – о представлении Данилы о футболе.

    Бабушка и диета

    – Марцел Личка – это твой первый тренер иностранец. Какие-то особые впечатления от работы заметил?
    – Чуть другая энергетика. Он эмоционально полностью отдается. Даже на тренировках идет постоянный подсказ.

    – Часто главные тренеры уделяют мало внимания молодым игрокам.
    – На самом деле, ни в «Зените», ни в «Оренбурге» я с этим не сталкивался. Тренеры всегда создавали атмосферу единой команды.

    – Ты сам родился в Оренбурге, но быстро уехал оттуда. Ощущаешь ли ты себя оренбуржцем?
    – Я часто возвращался. Приезжал летом, а еще у нас с семьей была традиция каждый год приезжать на Новый год, собирались дома у маминых родителей. Раньше было много гостей, потом выходили на улицу и пускали салют вместе с соседями. В последнее время стали пропускать праздники. Сначала не приехали, когда сестра родилась, потому что она совсем маленькая была. В этом году были в Доминикане, поэтому в Оренбург уже не доехали. Но все равно я часто возвращался.

     

    Маленький Данила Хотулев и маскот «Оренбурга»

    – Ты говорил, что в Оренбурге у тебя бабушка, которая готовит очень вкусные пироги.
    – После перехода в «Оренбург» созванивались с ней, она уже начала спрашивать, чем я питаюсь (смеется). Честно признался, что уже никаких пирогов нельзя.

    – Почему это?
    – Помню, когда я от бабушки приехал на сборы «молодежки» «Зенита», встал на весы, а там плюс четыре килограмма.

    – Пироги настолько хороши?
    – Дело не только в них, а во всем том отпуске: Новый год, праздники. Раньше у меня не было представления о том, что и сколько я ел. После перехода в «молодежку» мне рассказали, что стоит есть, и я стал обращать на это внимание. Сейчас я хорошо понимаю, что такое правильная диета. Но все равно иногда хочется съесть что-то запретное.

    – Наверняка подсматривал, что едят топовые легионеры «Зенита»?
    – Деян Ловрен и Себа Дриусси – это два футболиста, за которыми точно можно понаблюдать в плане еды. Отказ от мяса? Нет, это не особо правильно. Но если посмотреть баланс их тарелки, то там прямо топ. Ловрен всегда берет много овощей с оливковым маслом на обед и ужин.

    Коронавирус и правильный отдых

    – Ты интересно перешел к рассуждениям о диете. Поделюсь с тобой наблюдением. Удивился, когда увидел тебя в этом сезоне в Юношеской лиге УЕФА. Со стороны показалось, что ты здорово набрал вес, стал более медлительным. Что-то произошло?
    – С весом было все нормально. Но это связано с коронавирусом. Я перенес его легко, но две с половиной недели ПЦР-тест показывал положительный результат. Из-за этого я вообще не мог тренироваться. И даже дома тренеры мне не разрешали заниматься, потому что я же вроде как продолжал болеть, хотя чувствовал себя при этом отлично. В сумме получилось 20 дней без тренировок.

    Данила Хотулев в основном составе «Зенита»

    Потом в том графике по ходу сезона, что я тренировался с «основой», тяжело было набрать форму. Хотя я даже занимался сам. В общем, понадобилось время. Но на зимних сборах я все наверстал, в «Оренбург» приехал уже готовым.

    – Два сбора с основным составом «Зенита» заложили хорошую физическую форму?
    – Да, причем я изменил подход к отпуску. Раньше я уходил и почти не отдыхал, максимум пару дней, после чего начинал тренироваться. Из-за этого на сборах потом было тяжеловато. В этом году я две недели вообще ничего не делал, отдыхал и только за весом следил. Начал тренировки за 10 дней до окончания отпуска. В итоге я приехал на сбор и сдал беговой тест лучше, чем за все предыдущие разы. Тренеры удивились, думали, что я весь отпуск занимался. Но я думаю, что если бы я не отдыхал, то на сбор приехал уже вяленьким.

    – Значит, работает правило «хорошо тренируешься – хорошо отдыхаешь».
    – Я и Кирилл Кравцов недавно говорили с аналитиками «Зенита» по физической подготовке. Они нам рассказывали про теории суперкомпенсации: мышцам нужна правильная нагрузка и правильный отдых, а если только нагружаться, то мышцы будут только слабее. Привел реальные примеры, мы потом сами еще почитали.

    Данила Хотулев - капитан молодежки «Зенита»

    Вообще всегда нужно узнавать что-то новое. После перехода в «молодежку» я узнал про еду, в основной команде про нагрузку и восстановление, скоро еще что-то новое узнаю, наверное.

    – Постепенное развитие – это точно хорошо. В какой-то мере об этом я писал материал о том, что тебе, Кириллу Кравцову и Даниилу Кузнецову стоит уйти из «Зенита» в аренду, чтобы набираться игровой практики.
    – Я читал. Согласен. Игрок чувствует себя совсем по-другому, когда играет. Тяжело резко сыграть хорошую игру, если долгое время не играешь. Даже когда играешь на сборах, то ощущаешь себя по-другому.

    – Тренировки с такими топовыми игроками, как у «Зенита», не компенсируют недостаток матчей?
    – Конечно, ты растешь, если играешь с ними в рондо и других упражнениях. Но если будешь только тренироваться, то не сможешь качественно сыграть, в эмоциональном плане тоже.

    Дмитрий Степанович и бразильцы «Зенита»

    – Сергей Семак на прощание сказал какие-то напутственные слова?
    – Сказал, что мы можем всегда вернуться, что надо поиграть на хорошем уровне, а возвращаться уже готовыми игроками более высокого класса.

    Если чуть отойти от темы перехода в «Оренбург», то надо сказать, что одной только ЮФЛ не хватает, чтобы дорасти до основной команды РПЛ. Хорошо, что создали ЮФЛ, но РФС хочет, чтобы из «молодежки» люди попадали сразу в команду Премьер-лиги. Но фактически в такой системе закрепился только один Захарян. В 19 лет некоторые еще не готовы, им надо где-то поиграть, но им некуда ехать, кроме как во вторую лигу, где ребята загибаются и условий практически нет. В России не хватает, как в топ-лигах Европы, лиги до 23 лет. Мне кажется, что через нее больше футболистов могли достигать Премьер-лиги.

    – Хочется верить, что планомерное развитие продолжится. Кстати, в Европе пошел тренд на совсем юных футболистов в топовых лигах. Чего нашим игрокам не хватает, чтобы в большем объеме играть в 18-19 лет?
    – Мне нравится, как Марцел относится к молодым, они для него такие же равные, как и более опытные игроки. Хотя мне вообще кажется, что не так уж много молодых играет в остальной Европе, в процентном соотношении сейчас может поровну с Россией.

    – Когда пришел вариант с переходом в «Оренбург»?
    – Еще летом. Но тогда от «Зенита» последовал категорический отказ, хотя я и сам не до конца был к этому готов.

    – Виделись ли вы раньше со спортивным директором «Оренбурга» Дмитрием Андреевым?
    – Я ходил на матчи «Оренбурга», когда Дмитрий Степанович еще играл в паре с Ойеволе, который до сих пор играет, а кто-то уже спортивный директор (смеется). Зимой ветераны «Оренбурга» собираются на товарищеский матч, и я вместо папы всегда играл, потому что у него колено, и он давно не играет. Как-то мы сыграли вместе с Андреевым, тогда и познакомились. Потом я приезжал в Оренбург с «Зенитом» (27 июля 2019 года. – «Спорт День за Днем»). За «молодежку» вышел на 91-й минуте, а на следующий день после матча основных команд («Зенит» победил «Оренбург» 2:0. – «Спорт День за Днем») я подходил к Дмитрию Степановичу за фотографией. Так что факторов для перехода в «Оренбург» было много, но главный – мной заинтересовались по игровым причинам.

    То самое фото Хотулева с Андреевым

    – Почему молодым игрокам «Зенита» часто приходится уходить?
    – Недавно Александр Геннадьевич Анюков говорил на тему легионеров, которые приезжают в Россию. В «Зените» приходится конкурировать с футболистами, которые по несколько лет играют на топовом уровне. Тяжело даже просто быть не хуже них, особенно если ты только вышел с молодежного футбола, а тебе надо быть лучше них, чтобы выходить на поле. И опять же, если играешь только за «Зенит»-2, то выиграть у них конкуренцию практически нереально.

    – Уровень бразильцев в «Зените» действительно очень высок?
    – Определенно. Мы всегда с Кравцовым старались играть в рондо с бразильцами. Не сказать, что они возят до потери пульса, но бывают моменты, когда они заигрываются и могут отдать сто передач и вообще не ошибаться.

    Данила Хотулев против Вендела

    – Кого назвал бы сильнейшим нападающим «Зенита», против которого довелось поиграть на тренировках?
    – Могу сказать, что Сердар Азмун со временем превратился для меня в топ-нападающего. Когда я смотрел на него с трибуны, то представлял его обычным. Но когда играешь против него или за него, то он реально раскрывается. Как он открывается за спину, как он просто прыгает и бежит, его техника! Азмун чуть-чуть пониже меня, но насколько знаю, у него кто-то в семье волейболисты, и он сам прыгает так, что просто летает.

    Тренер-отец и постельное белье Академии «Зенит»

    – Ты начинал в Академии имени Юрия Коноплева в Тольятти. Одно время это была лучшая академия в России. Ощущал этот топ-уровень?
    – В первые годы. Чувствовал давление. Надо было держать хороший уровень, потому что могли отчислить. Желающих занять твое место было много. После смерти Юрия Петровича и ухода Абрамовича со временем стало хуже. Я мог уехать в 13-14 лет, но сейчас уже понимаю, что правильно остался. Папа занимался со мной и никуда не отдавал. Говорил, что нужно сначала здесь всего добиться, а потом уже уходить. Но были ребята, которые уходили раньше, а сейчас кто-то закончил, кто-то непонятно где.

    – По условиям впоследствии в «Зените» было лучше, чем в Академии им. Коноплева?
    – Конечно. У «Зенита» все на уровне. Нельзя было сравнивать. Академию модернизировали много лет назад, а «Зенит» набирал обороты.

    – Правильно понимаю, что в Академии им. Коноплева тебя тренировал отец?
    – Да, но не только он. Сначала с набора был один тренер, потом еще другой. С отцом начал работать с первого отбора на чемпионат России.

    – Не подтрунивали над тобой, что устроился по блату?
    – Сначала было такое. Но если ты сам тренируешься и выкладываешься на полную, то тебе уже ничего не говорят. Так что со временем это прошло.

    – Какие-то послабления от отца все-таки были?
    – Наоборот. Меня обычно первого ругали, если я что-то не так делал. У меня еще привычка вставать первым на каждое упражнение. Он из-за проблем с коленом объяснял упражнение на словах, а не показывал сам. А я же первый всегда стоял и логично ошибался: «Я же только что объяснил!», – сразу шли крики. Когда я пришел в «Зенит», то там тренеры все показывали. Я так же вставал первым, но сразу делал все правильно. Потом отцу пожаловался. Он признал, что, наверное, в этом была причина (улыбается).

    Данила Хотулев на тренировке

    Недавно тоже вспоминал, как он с нами работал. Смотрел матч какого-то турнира – отец тренирует сейчас «Алмаз-Антей» 2010 года рождения. Слышу – он с бровки что-то кричит на детей. Я потом спросил у него, зачем он это делает, они же еще больше в себя уходят из-за криков. И он мне сказал, что будет следить за собой. И вообще с тех пор он стал над собой работать, стал мягче.

    – В Петербург ты уехал один или вместе с семьей?
    – Был чемпионат России. Меня вообще приглашали сыграть там за «Зенит», но я поехал с Академией Коноплева. Это был конец 9-го класса, в школу тяжело перевестись, поэтому я остался. Помню я сдал экзамены, а на следующий день уехал с папой в первый раз в Петербург. Заселился в интернат, а через пару дней уже поехал на турнир в Чехию. С тех пор уже жил один в интернате. С воспитателями сложились хорошие отношения. Не скажу, что было тяжело. Я был ко всему готов.

    – Значит, понимал, что это типичная жизнь футболиста.
    – Да, на этот счет тоже была история. Я жил в комнате с другим парнем. В интернате нужно было самим забрать и поменять постельное белье. И он мне говорит, что не умеет. Я удивился. Учить его не стал, в этом возрасте уже тяжело переучить. В итоге он закончил с футболом.

    – Из-за постельного белья?
    – (Смеется.) Вряд ли из-за этого, но закончил.

    Школа Ярика и видение Марцела

    – В прошлом сезоне в «молодежке» ты забил 8 голов в 15 матчах. Ты знаешь, что защитники должны свои ворота защищать, а не на чужие нападать?
    – Наверное, так сложилось, потому что стандарты много наигрывали. Каждую неделю на тренировках отрабатывали стандарты. Плюс я пенальти бил. Только за счет этого.

    – Центральные защитники не часто бьют пенальти. Когда это началось?
    – Я еще в Тольятти бил пенальти. Потом на сборах тоже были тренировки, я все забивал, потом и в играх. Не копирую чью-то технику. Но помню Левандовски рассказывал, что промахнулся и потом год не бил, так как не был в себе уверен, работал над собой, а потом выдал длительную серию без промахов с пенальти. Знаю, что Жоржиньо бил с паузой, но потом он дважды промахнулся и стал сомневаться в своей технике. Так что проще лишний раз не задумываться над способом удара, а выйти и пробить от себя.

    – За основной состав «Зенита» ты провел пять матчей. Какой запомнился?
    – Дебют (13 марта 2021 года с «Ахматом» – 4:0. – «Спорт День за Днем»). Особые эмоции, когда выходишь на полный стадион. Когда второй раз выходил, то воспринимал это спокойнее.

    – Игра с «Тамбовом» не запомнилась лучше за счет того, что отыграл полный матч?
    – Да, но это не особо важный матч был для турнирной таблицы. Поэтому немного другие мысли были.

    – Для Артема Дзюбы этот матч был важен. Заряжал ли он команду на то, чтобы догнать Сердара Азмуна по голам?
    – Для него, конечно, да. Но мне кажется, что изначально он не рассчитывал на это. Только когда один-два гола забил, то загорелся желанием догнать Сердара. Но перед игрой никакого ажиотажа на этот счет не было.

    – На твоей позиции в «Зените» играл Ярослав Ракицкий. Один из сильнейших центральных защитников в РПЛ. Старался что-то почерпнуть у него?
    – Конечно, спрашивал его, узнавал много нового. Например, про момент для длинной передачи. Почему он хорошо их делает? Он понимает момент, когда нужно отдать пас. Я смотрю все свои игры, иногда даже старые пересматриваю. Я всегда делаю диагонали, но они немного не своевременные. Нужно отдать передачу не тогда, когда тебе хочется, а когда ситуация к этому располагает.

    Данила Хотулев в матче против «Тамбова»

    На одной из тренировок Ярик мне подсказывал, в какой момент, какую передачу нужно сделать, какая с большей вероятностью пройдет. После этого я еще над этим думал и пытался улучшить. Конечно, все зависит от твоего видения поля и исполнительского мастерства. У него эти два качества развиты на уровне топ-топ. Но не думаю, что в моем возрасте он играл так же, как сейчас, это все приходит с опытом.

    – Интересно, что ты смотришь свои игры. Чаще слышу обратное. Как часто включаешь свои игры или пересматриваешь сразу после матча?
    – На самом деле, так и происходит. Я все матчи смотрю. Причем бывает чувствую, что сыграл неплохо, а на видео вижу все недочеты. Бывает и наоборот. Всегда стараюсь анализировать свои действия объективно, если хорошо – хорошо, если плохо – плохо.

    – Сам включаешь свои матчи или просишь сделать нарезку?
    – Обычно сам. Матчи со сборов могу взять у тех, кто снимает. Нарезки – это не то, потому что многое можно не увидеть.

    – С таким подходом ты наверняка сразу выиграешь конкуренцию. Разве 39-летний Ойеволе для тебя конкурент?
    – Все равно надо еще выиграть. У него большой опыт. Плюс в команде хороший микроклимат. Все друг к другу хорошо относятся. Нет никакого разделения. В «Зените» его тоже нет, но иностранцы чуть больше сами с собой общаются. В «Оренбурге» тоже есть иностранцы, но больше русских, так что все едины.

    – Какую цель ставишь перед собой на аренду в «Оренбурге»?
    – Надо выиграть конкуренцию, а потом выйти в РПЛ. У меня аренда на полтора года, «Зенит» может меня вернуть в любое трансферное окно. Я надеюсь, что сыграю в Премьер-лиге за «Оренбург». Но не буду загадывать. В любом случае здесь отличная команда с хорошим футболом, цель которого не только выиграть любой ценой, но еще и качество футбола. Видение тренера стало одним из факторов, почему я решил перейти в «Оренбург».

    На чемпионате России Академия Коноплева всегда выходила из группы, обыгрывали «Крылья Советов», «Рубин», «Краснодар» и «Динамо» (там как раз Тюкавин играл). Но не в обиду папе, мы не особо футбол показывали. Когда перешел в «Зенит», то здесь схема только 4-3-3, контроль мяча, постоянный прессинг. Все это изменило представление о футболе.

    Фото: из архива Данилы Хотулева, ФК «Зенит»


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров