• Валерий Газзаев: «Какой реванш? Только работа!»

    22.12.08

    Начала писать текст и автоматически набрала на клавиатуре: «С главным тренером ЦСКА…» Привычное сочетание. К отсутствию которого еще надо привыкнуть. Итак, переписываем: с Валерием Газзаевым мы встречаемся в уютном теннисном центре.

    — Пришел посмотреть на тренировку дочери. Видите, на том корте спарринг — две девчушки против парней сражаются? Там моя Вика.

    За успехами сестры вместе с отцом наблюдает Володя Газзаев. Скоро ему, слушателю ВШТ, предстоит встать на тот же сложный путь: Владимир будет помощником Валерия Петракова, который возглавил «Аланию». Ну а пока даже не хочется вмешиваться в спортивный уик-энд этой семьи. Валерий Георгиевич сам прерывает затянувшуюся паузу.

    — Ну что, пойдем? Завтра улетаю домой, во Владикавказ, к родным. Это одно из двух больших интервью, которое дам перед Новым годом прессе. Как и обещал — сразу по приезде с отдыха и специально для вашей газеты.

    Теннис отвлек от футбола

    — Валерий Георгиевич, как провели отпуск? Выглядите отдохнувшим.
    — Отлично отдохнул. Играл с другом в теннис, в какой-то момент даже забыл о футболе. Но куда мы без него? (Смеется.) В итоге все-таки стал смотреть матчи европейских первенств, Лиги чемпионов. В общем, получилось, что сочетал приятное с полезным.

    — Жеребьевку Кубка УЕФА смотрели? Каково ваше мнение о соперниках, доставшихся нашим командам?
    — Смотрел, конечно. На этом этапе легких соперников не бывает. И большое влияние на результат игры, конечно, оказывает степень подготовленности команды. К этим матчам надо подходить с максимальным вниманием. Все-таки игры стартуют уже 18 февраля, то есть необходимо практически за месяц подготовить команду и физически, и психологически. Без индивидуально разработанной системы тут нашим командам не обойтись, потому что соперники к тому времени будут в оптимальном состоянии.

    — После жеребьевки разговаривала с Аланом Дзагоевым. Парень сказал не по годам мудрую вещь: «Можешь удивляться, но на этот раз проще оценить соперника, чем сказать дежурную фразу, что мы исходим из своих собственных сил».
    — После длительного отпуска и отдыха выходить на такого соперника — а «Астон Вилла», на мой взгляд, достаточно серьезная команда — надо в очень хорошей форме, к которой необходимо будет подойти в условиях цейтнота. Так что Алан прав.

    У нас был командный дух

    — На своей последней пресс-конференции в качестве главного тренера ЦСКА вы сказали, что оставляете своему преемнику «команду в золотой обертке». А знаете, что сама ­команда была несколько обескуражена происшедшим, что игроки ожидали от вас иного решения?
    — Это нормальная человеческая реакция, ведь мы столько лет вместе, столько всего прошли... Победы, трофеи, Кубки, титулы, общая радость — такое из головы не выбросишь. Как и простые человеческие отношения. С Дэйвидасом Шемберасом я уже девять лет работаю вместе. С братьями Березуцкими и Игорем Акинфеевым — семь. С другими ребятами самое малое — пять. Это, конечно, срок, за который могут сложиться отношения, близкие к семейным, родственным. За это время каждый из ребят и проявил прекрасные моральные, волевые качества, и свой профессионализм не раз доказал. Мы вместе выходили из сложных ситуаций, которых, к счастью, было мало. Для меня важно, что все это время в нашем коллективе царила прекрасная обстановка, она и двигала к результатам. Ведь есть немало команд, где хороший набор игроков, а самого командного духа как не было, так и нет. Мы побеждали во многом благодаря тому, что в нашей команде царила атмосфера теплоты, дружбы, уважения, нацеленности на результат, профессионального единства. Я понимаю, ребятам непросто сейчас. И, поверьте, мне тоже очень жаль, что так сложилось. Но ничего вечного в этой жизни не бывает. К сожалению, наступил такой период, когда, видимо, надо сделать необходимые шаги, которые я и сделал. И сегодня пересматривать свое решение не собираюсь.

     

    Радоваться, когда грустно, не умею

    — Происходившее в игре с «Нанси» оставило какое-то необычное впечатление. Было ощущение, что матч какой-то особенный для команды: Вагнер со своими «расстрельными пистолетами», несущийся после гола к тренерской скамейке; Юра Жирков, буквально выгрызающий у соперника каждый сантиметр поля; Алан Дзагоев, необыкновенно сосредоточенный… После объявления на пресс-конференции все стало понятно. Вы чувствовали, что эту игру ваша команда посвящает вам, своему тренеру, что они за вас играют?
    — Я очень благодарен игрокам. Мне очень приятно, что, проявив огромную силу воли и огромную самоотдачу в матче, который ничего не решал в турнирном смысле, ребята продемонстрировали свое отношение ко мне. Мне, конечно, очень жаль оставлять такую хорошую… нет, великолепную команду. Недавно мне задали ваши коллеги вопрос, жалею ли я о чем-нибудь случившемся за эти семь лет. Я отвечаю: нет, ни о чем, ни о едином моменте. Команда столько выиграла, такого добилась! Да, матчи, которые мы провели в Лиге чемпионов, не оставили полного удовлетворения, но тут объективные причины. У нас же совсем молодая команда. Даже выигрывая Кубок УЕФА в свое время, мы были юными: Акинфеев, Вагнер, Красич. Жирков, братья — средний возраст, наверное, где-то 21 год. ЦСКА прошел огромный путь, который добавил игрокам опыта. Сегодня ребята молоды, но с этим багажом они уже готовы к матчам на высоком международном уровне. И мы это продемонстрировали. Уверенная в своих силах КОМАНДА — это плод всей нашей совместной работы за эти годы.

    — Еще один момент, бросившийся в глаза: Валерий Газзаев не ведет себя, как обычно: нет бурной реакции на голы, настоящей радости, полноты эмоций...
    — Перед выходом на игру, на установке, я объявил игрокам о своем решении. Конечно, неприятно было произносить такие слова. Я очень переживал в этот момент, для каждого из нас, наверное, непростой. Нынешний ЦСКА для меня это не просто часть тренерской карьеры, это больше: часть моей жизни, часть моего творчества, и не самого плохого, а, наверное, одного из лучших. Мне сложно было говорить ребятам эти слова. Чувствовал, что из жизни что-то родное уходит. Но решение было принято еще летом. Я не скрою, для меня придерживаться его тоже было несколько противоречивым моментом. Все-таки жизнь такая штука — она меняется с каждым днем, сегодня все кажется очень плохо, а назавтра снова солнце. Но… вот так. Да, для меня этот матч был совершенно особенным, может быть, потому что я переживал за него так же, как обычно. Переживал внутренне. И буквально за каждый его эпизод. Но человека ведь не переделаешь: я не могу, когда на душе груст­но, радоваться. Сейчас могу сказать одно: я восхищен игрой, профессионализмом ребят. И их отношением ко мне лично.

    — Евгений Леннорович Гинер озвучил для СМИ, что обязательно будет вести переговоры о том, чтобы вы остались в структуре клуба.
    — Такие переговоры действительно были. Но решение уже принято. Я его не поменяю.

    Уходим всей командой

    — Вместе с вами этап работы с ЦСКА заканчивается, согласно сообщениям СМИ, и у всего тренерского штаба ­команды, и у Александра Стельмаха...
    — Да, это желание людей, с которыми я работаю на протяжении многих лет. Они принимали решение самостоятельно. Все успехи, которых мы добились, — это и их достижение. Человек в одиночку не может ничего большого достичь в жизни, без ­команды единомышленников и друзей это нереально. Я рад, что у меня есть такие верные соратники, как Александр Стельмах, Владимир Шевчук, Николай Латыш. У нас полное взаимопонимание, в общем, мы тоже своего рода команда.

    — Кстати, вы знаете, что как раз то, что вы с тренерским штабом уже готовая «команда победителей», и является одной из главных интриг межсезонья? Все ждут ваших решений о дальнейшем месте работы, к примеру.
    — Нет никакого смысла на эмоциональном фоне принимать какие-то решения. Мы люди с огромным опытом, поэтому понимаем, что надо взять небольшую паузу, все обдумать.

    — И все-таки, в случае если ваша бригада вдруг останется в российском чемпионате, оправданы ли опасения болельщиков ЦСКА, что у вас будут реваншистские настроения?
    — Да нет, о чем вы? Их не может быть и никогда не было лично у меня. Но у меня всегда будут профессиональные намерения, где бы я ни находился. И одно с другим путать не стоит. В профессиональном плане я всегда буду желать побед. Я «Алании» отдал много лет, с «Динамо» и как игрок, и как тренер прошел многое, выиграл вместе с ЦСКА столько титулов. Это все периоды моей жизни. Каждый клуб занимает особое место в моем сердце. Но когда вместе с «Динамо» приезжал во Владикавказ, а «Алания», с которой у меня столько всего связано, стояла на грани вылета… Мы их обыграли. Мне было очень трудно и больно смотреть на это. Но я профессиональный тренер. Я не мог по-другому поступить. Такие эпизоды тяжело даются даже сильным людям. А что касается реваншистских каких-то настроений, они характерны только для слабых духом. Все должно быть благородно в этой жизни.

    «Спартак»? Почему бы и нет?

    — Пронесся слух, что руководство столичного «Спартака» очень внимательно следит за судьбой вашего тренерского штаба…
    — (Улыбается.) Все самое интересное в плане слухов всегда узнаешь именно от журналистов почему-то. Думаю, на самом деле вопрос, где же мы в итоге будем работать, интересует многих. Но, еще раз повторяю, моя профессия — тренер, и в ее сути заложено то, что я должен вести команду к победам, в каких бы цветах она ни выступала. Когда что-то будет носить не виртуальный, а реальный характер, мы с вами обязательно встретимся, и обещаю рассказать все подробности о вариантах, которые появятся к тому моменту.

    — Так сама ситуация «Газзаев в Спартаке» не является для вас чем-то из разряда фантастики?
    — Конечно нет. «Спартак» — один из ведущих клубов страны, флагман российского футбола, с богатыми традициями и хорошей школой. «Зенит», «Локомотив», «Динамо», ЦСКА и «Спартак» всегда были в авангарде нашего футбола. Я понимаю, что многое сейчас в суждениях журналистов обусловлено тем противостоянием, которое было между армейцами и спартаковцами. Но к профессиональной стороне тренерского труда все эти нюансы не имеют никакого отношения. Нельзя категорично отвергать что-либо — в жизни всякое случается.

    Игроками ЦСКА интересуются — это и есть моя победа

    — А в контексте того, что иностранных тренеров в нашем чемпионате станет еще больше, есть желание доказать, что наши наставники не хуже?
    — Мне доказывать никому ничего не нужно — ни иностранцам, ни кому бы то ни было. Не скрою, обидно, что сегодня российские тренеры, неважно, молодые или опытные, оказываются не у дел. К сожалению, руководителям клубов терпения не хватает, все хотят сиюминутного результата, а такое бывает только в сказках. Единственный приятный пример — Андрей Кобелев, которому дали и время, и возможность построить команду. Не гладко ведь все там складывалось. Но он потихонечку, шаг за шагом, своей работой, терпением, вниманием преодолел все трудности. И вот посмотрите, какая команда сейчас «Динамо»! Но это единичный случай. У нас, к сожалению, какое-то рабское преклонение перед «импортом», перед Западом. И вот меня это просто как человека российского… убивает. Не должно быть этого! Надо любить свои таланты, ценить их, помогать именно им. Этот этап в нашей футбольной жизни тоже, конечно, пройдет. Но сейчас все очень неприглядно.

    — А если говорить об обратном интересе — интересе европейских клубов к игрокам из России — на примере ЦСКА. Сейчас появились слухи об уходе Красича в «Реал», о том, что Жирковым интересуется «Барселона», что Акинфеев и Вагнер на карандаше у целого ряда клубов. Насколько хрупкая конструкция нынешний ЦСКА? Сможет ли команда обойтись без футболистов, которых в условиях нынешнего финансового кризиса продать — большой соблазн?
    — Как мне кажется, если уйдут все перечисленные вами футболисты, то команда просто перестанет в игровом плане существовать. Сегодня до уровня европейских суперклубов выросли и братья Березуцкие, и Дзагоев. Тут есть еще один ключевой момент: все эти ребята достаточно молоды, но с большим международным опытом, поэтому интерес к ним вдвойне высок. Мне приятно, что наша стратегия, которую с самого начала взяли на вооружение — а именно предпочтительность работы с молодыми перспективными игроками, — оправдала себя настолько, что ЦСКА стал предметом пристального внимания селекционеров ведущих команд Европы. Мне очень приятно, что крепнет репутация ребят в европейском футболе, что растет их ценность, растут они сами — это самая большая, наверное, моя победа.

    Вместо послесловия

    — Валерий Георгиевич, что в этом году у Деда Мороза попросите?
    — Всему нашему российскому народу чтобы побед побольше принес. Чтобы у всех все было без всяких кризисов и катаклизмов. Попрошу счастья и здоровья для всех своих родных и близких. А для самого себя — нового профессионального успеха.


    Читайте Спорт день за днём в