• Вильмар Барриос: Никогда не забуду огненный коридор перед моим первым матчем в Петербурге

    Зенитовский «бульдог» вспомнил в разговоре со «Спортом День за Днем», из-за чего плакал в детстве

    11.03.22 11:28

    Вильмар Барриос: Никогда не забуду огненный коридор перед моим первым матчем в Петербурге - фото

    Фото: ФК «Зенит»

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    Недавно агент Вильмара Барриоса заявил, что его клиент, несмотря ни на какие мировые события, не думает об уходе из клуба. При этом сам колумбиец пока не комментировал и не планирует обсуждать политическую ситуацию, в эпицентре которой оказалась Россия.

    Главный «бульдог» российской премьер-лиги ведет себя предельно профессионально: после матчей плей-офф Лиги Европы с «Бетисом» (2:3, 0:0), Барриос помог «Зениту» в чемпионате обыграть «Рубин» (3:2), «Уфу» (2:0), сыграв в обеих встречах по 90 минут, а также вышел на замену в кубковом матче с КамАЗом (6:0).

    В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» Барриос рассказал:

    – как его называли партнеры после перехода в «Зенит» 

    – описал свои ни с чем не сравнимые приключения перед матчем Лиги чемпионов с «Челси» 

    – порассуждал о нон-конформизме и стереотипах в фильмах о Колумбии и России 

    – назвал то, что больше всего любит в Санкт-Петербурге

    – Вам 28 лет, но в вашей карьере было всего 3 клуба – «Депортес Толима» на родине, «Бока Хуниорс» и «Зенит». У многих игроков в вашем возрасте бывает раза в три больше. Представляли себе изначально какой-то четкий карьерный план?
    – Да нет, как и многие, просто хотел играть, получать удовольствие от игры, приносить пользу клубу, за который выступаю. Как человек верующий, всегда считал, что промысел на меня может быть только у Бога, оставалось только ему следовать, принимать решения. Если считал, что меня ждет новый вызов, принимал его и продолжал получать удовольствие от игры, при этом выкладываться по максимуму.

    – В «Зените» вы уже три года, но уровень игры не падает, как это могло бы быть с иностранцем в РПЛ. Что держит вас на плаву, что мотивирует?
    – Мой путь в футболе с детства был таким, что не позволял мне расслабляться. Я вырос с убеждением, что каждый день нужно быть лучше себя вчерашнего. Это самый правильный подход к футболу, к спорту, к жизни в целом. Я не конформист, не довольствуюсь тем, что есть, хочу всегда выигрывать и становиться лучше. Иногда бывают игры, или какие-то отрезки, когда не всегда чувствую, что делаю то, что могу и хочу, когда недоволен собой. Но даже тогда не сомневаюсь в том, что нужно и можно двигаться дальше.

     

    – Было такое чувство после домашних 2:3 с «Бетисом»? Что можно отыграться в Испании?
    – Конечно. И мы играли в Севилье достойно, заслужили победу – уверен в этом. Очень жаль, что гол в концовке, которого мы добились, не был засчитан. Но и в этой ситуации нужно перестроиться и идти дальше.

    Два пластиковых стула и камни под ногами

    – Вы сказали о нон-конформизме с детства. У нас сейчас в России переживают, что детей слишком много заставляют думать о результате на стадии обучения футболу, отчего они теряют удовольствие от игры. Правильно ли я понимаю, что когда вы играли на улицах, такой проблемы перед вами не стояло?
    – Да, я всегда хотел побеждать в детстве. И если проигрывал, даже плакал. А проигрывал часто, потому что обычно играл с ребятами старше меня. Сил выигрывать не хватало, эмоции накатывали, расстраивался на целый вечер. Но в итоге говорил себе: проиграл сегодня, сделай все, чтобы победить завтра. И до сих пор уверен, повторюсь, что для профессионального спортсмена такой подход – единственно верный. Тем более, когда детство, позволяющее тебе в любом случае получать радость от возни с мячом, уходит, и ты погружаешься в повседневную жизнь футболиста: тренировки, общение с тренером, раздевалка… Если менталитета победителя нет, зачем все это?

    – Как выглядели поля, на которых вы играли в детстве?
    – Полями это сложно было назвать. Играли босиком на земле, на камнях. Ставили два пластиковых стула вместо ворот, или бросали сумки. Играли два на два, три на три или четыре на четыре. И так прошло все детство.

    – В Колумбии все так и осталось?
    – Во многих городах до сих пор похожая ситуация. Но, конечно, где-то стало лучше, ведь время идет, города развиваются. Если где-то есть люди, которым небезразлична судьба детей на улицах, создаются условия. Но в бОльшей части страны финансирования на это нет. Допускаю, правда, что сейчас дети реже попадают в рискованные ситуации, когда стоит сделать шаг в сторону, и ты попадаешь в нехорошие истории. Как, например, было в моем детстве. Многие мои знакомые пошли не той дорогой, но меня Бог уберег, тем, что я всегда был сконцентирован на футболе и не смотрел по сторонам.

    «Перед матчем с «Челси» я был физически разрушен»

    – Главный хайлайт, связанный с вами в «Зените» - история с вашим участием в матче Лиги чемпионов с «Челси», когда вы прилетели в Лондон с огромными трудностями в день игры, до последнего не могли получить разрешение от английских властей въехать без карантина, а в итоге вышли на поле на позиции центрального защитника. Любой человек, прилетевший из Америки в Европу первым делом хочет немедленно лечь спать, даже если ему не надо играть в футбол. Как вы все это пережили?
    – Если честно, я был тогда почти мертв от усталости. Прилетел в Петербург из Колумбии, потом сразу в Москву, чтобы получить документы, и еще не было понятно, получится, или нет. Вышло все быстро, снова в самолет, и в Лондон. Менялись часовые пояса, бежало время в самолетах – чувствовал себя физически разрушенным. Но при этом во мне был кураж, который позволил все это преодолеть. 

    Впереди был первый матч Лиги чемпионов, на «Стэмфорд Бридж», возможность в нем сыграть! Сначала не знаешь, получится ли, потом постепенно начинаешь «открывать замки»: сначала дают документы, потом понимаешь, что успеваешь к матчу – и этот кураж соответственно растет. Все это законсервировало накопившуюся усталость, я преодолел ее через животное желание выйти на поле, помочь партнерам, проявить себя. 

    Потом, конечно, я с лихвой испытал последствия перемещений по миру… Но в Лондоне было все просто: приехал в отель, переговорили с тренерами, совсем немного времени перекусить – через час уже ехали на стадион. И меня прямо несло вперед. Матч в итоге провели отлично, как команда. К сожалению, не добились результата, который хотели, но выглядели очень достойно, на мой взгляд…

    – Сколько спали после этого?
    – Смешно, но адреналин после матча был настолько сильный, что спать в самолете до Питера я не смог. Вернулись ночью, часов 6-7 дома поспал, но не более. Дальше жизнь пошла, как обычно.

    – Когда тренеры сказали, что играть будете центрального защитника, это тоже был адреналин?
    – Я вошел в отель как раз, когда команда была на теоретическом разборе. И мне сразу сообщили, что есть такой план. Сразу ответил, что согласен. И мы приступили к тактическим деталям.

    «Атаковать и забивать? Совершенно все равно!»

    – В том самом финале Кубка Либертадорес «Бока Хуниорс» - «Ривер Плейт», который «Бока», к сожалению, проиграла незадолго до вашего перехода в «Зенит», вы, кажется, больше участвовали в продвижении мяча, чем сейчас, поднимались выше. Что изменилось?
    – Возможно, это были просто отдельные ситуации. В целом в «Боке» я играл в более оборонительном ключе, ведь наши крайние защитники практически выполняли роль вингеров, полузащитники постоянно выдвигались вперед, и оборона падала на меня, и на центральных защитников. Так что в «Зените» мне еще удается периодически атаковать. Но, если честно, у меня нет особого желания бежать вперед, выходить на первый план. Мне комфортного и радостно, если я помогаю партнерам развивать атаки, отдавать голевые передачи, забивать мячи. У нас очень качественные защитники, поэтому я чувствую, что иногда можно чуть подняться. Если же ход матча этого не позволяет, спокойно сосредотачиваюсь на обороне.

    – Три чемпионата: Колумбии, Аргентины и России. Что их разнит, и что объединяет?
    – В целом, если ты привык побеждать, то особенно разницы не чувствуешь. Ведь твоя команда играет с позиции силы, и тебе все равно, что происходит
    кругом. Просто понимаешь: по итогам 90 минут нужно победить. В «Зените» эта привычка усилилась в разы, картина мира примерно такая: «Мы выиграли титул, значит в следующем сезоне должны выиграть его снова». 

    Но если говорить о специфике, то, переехав в Буэнос Айрес, я был сражен той атмосферой, которую творят фанаты «Бока Хуниорс». Он в хорошем смысле слова сумасшедшие! На тот момент заполненная «Бомбонера» ни с чем не могла для меня сравниться. И когда побеждали, и даже когда проигрывали. 

    Это невозможно объяснить, можно лишь почувствовать. В Европе чуть другая манера боления, более спокойная, но не могу отметить, что болельщики «Зенита» делают иногда изумительные вещи. Никогда не забуду наш проезд автобусом через огненный коридор перед моим первым матчем с «Фенербахче». Я себя буквально щипал, не верил своим глазам. В «Зените» довелось пережить много ярких моментов, но этот был один из самых крутых и уж точно самым запоминающимся.

    – Как на родине реагируют на ваши выступления в России, на то, что трижды выиграли титул чемпиона? Тем более, что из колумбийцев вы у нас один…
    – Главное, что волнует людей, это, конечно, холод и погода. Спрашивают, как я вообще с этим справляюсь. И признаюсь, что климат – пожалуй, единственная вещь в России, к чему я на сто процентов не адаптировался. Я человек из страны, где 365 дней в году светит солнце. И когда на улице холодно, довольно сложно получать удовольствие от всего, что не касается работы. Да, футбол всегда вытаскивает меня из любого дурного настроения, но сложно, когда невозможно наслаждаться простыми вещами: прогулками с семьей на воздухе, например.

    – Несмотря на холод, что-то произвело на вас в России неизгладимое впечатление? Что-то приносит радость, кроме футбола?
    – Амиго, когда на улице холод, прости сразу: на улице меня не встретить! Моя жизнь складывается по маршруту «дом-тренировка-дом». И это ни разу не образное выражение. Сижу дома безвылазно: смотрю нетфликс, играю в футбол на приставке, занимаюсь дочкой. 

    Но летом – никакой машины! Ходим только пешком, катаемся по Крестовскому на самокатах, скутерах, берем двойные велосипеды. Мне и дочке очень это нравится! Мы знаем, какое короткое в Питере лето и очень его ценим. Так что моя главная радость в России – лето. Оно позволяет мне жить полной жизнью.

    «Чемпионат мира в России оставил невероятные воспоминания»

    – Колумбия, увы, скорее всего не пробьется на чемпионат мира в Катар. Команда очень мало забивала в этом отборочном цикле, много нулевых ничьих, два решающих матча в январе проиграны Перу и Аргентине по 0:1. Что происходит?
    – Иногда на этот вопрос ответить нельзя. Бывает, что тебе кажется, что все в твоих руках, делаем все правильно, но в итоге не складывается. И логически это объяснить невозможно. Совершенно точно мы упустили огромную возможность закрепиться в домашнем матче с Перу, когда еще ситуация в таблице была в нашу пользу. Сами себе навредили, но лично я считаю, что два матча впереди, шансы потеряны не до конца, и мы все эти 180 минут будем бороться за возможность попасть на чемпионат мира, несмотря ни на какие предыдущие неудачи.

    – Кстати, ваша первая поездка в Россию на чемпионат мира 2018 года могла быть начисто испорчена судейством в плей-офф против Англии, когда Диего Марадона сказал, что «рефери своими руками вручил путь в четвертьфинал англичанам». Вы действительно чувствовали тогда, что вас обокрали?
    – Я не люблю обсуждать действия судей. Могу сказать только, что это был хороший матч. Да, был повод для недовольства решениями арбитра, но ведь все закончилось серией пенальти, которая могла закончиться, как угодно. Решали бьющие и вратари, а не судья. В любом случае тот чемпиона мира для меня – невероятное воспоминание и опыт. То, что мы вышли из группы, было большим счастьем. Так что никаких испорченных эмоций.

    «В сериалах о Колумбии есть преувеличения»

    – В России популярен сериал «Наркос». Как вам кажется, не слишком ли ваша страна в нем однобоко представлена – наркотики, криминал и прочее?
    – Это история моей страны, и я ничего не могу с этим сделать. Действительно, во времена Пабло Эскобара, до и после него у Колумбии была не слишком хорошая репутация. То, что сейчас из этого в мире делают культ… Ну так люди же не врут при этом, это история, что тут скажешь. 

    Каждый посмотревший выбирает для себя как к этому относиться, как оценивать страну и то, что в ней было. «Наркос» - очередной сериал про Колумбию, явление массовой культуры. Больше ничего не добавлю, тем более, я его не смотрел. В таких фильмах мне не нравится только то, что некоторые вещи там оказываются слишком преувеличенными. Что-то добавлено искусственно, потому что создателям нужно спровоцировать у зрителей дополнительную эмоцию.

    Интересно, что когда я перешел в «Зенит», сталкивался с разными шутками на тему Колумбии – «Пабло» называли, например. Но все это не выходило за рамки юмора, обижаться было не на что. Это уже давно часть эпоса, история, давно живущая сама по себе.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров