• Вратарь «Вашингтона» Семен Варламов: «Тут просто звери»

    19.12.08

    Экс вратарь ярославского «Локомотива» Семен Варламов триумфально дебютировал в НХЛ. В своем первом матче против «Монреаля» он отразил 32 броска из 33, став первой звездой матча («Вашингтон» выиграл 2:1).

    Мы поговорили с Семеном спустя два дня после его дебюта. Но эмоции его настолько переполняли, что задавать вопросы было сложно. Вратарь делился впечатлениями, как говорится, на одном дыхании.

    Стою — и слезы душат

    — С удовольствием вам расскажу о том, как чуть не стал седым, как прошли два самых сумасшедших дня в моей карьере! — говорит Варлей (именно так теперь называют Варламова в Штатах).

    Мы возвращались из Техаса утром после очередного матча за фарм, как вдруг мне позвонил Саша Овечкин и предупредил, что в «Вашингтоне» на раскатке получил небольшую травму основной голкипер Теодор — надо, мол, быть готовым к приезду. Где-то минут через 30 остановили автобус, я пересел в другую машину, и меня повезли в аэропорт. В Вашингтоне был в семь вечера. Тогда я еще даже не знал, что буду переодеваться вторым вратарем. Начал надевать нижнее белье уже в машине (смеется). А когда вышел на арену, просто обалдел, увидев в доспехах второго вратаря... видеооператора. Его и заменил на скамейке.

    ­— Какова была ваша реакция, когда узнали, что дебютируете в следующем матче с «Монреалем»?
    — С утра на завтраке ко мне подошел тренер вратарей и сообщил, что я буду играть. Начал жутко волноваться. Никогда так не нервничал! Команда в этот день не тренировалась, но я вышел на лед. Ко мне присоединились Козлов, Федоров. Решили мне помочь. Ведь после обеда не мог даже заснуть. Трясло! Не мог успокоиться. Столько мыслей было в голове! Вспомнил все: как начал играть в хоккей, когда первый раз встал на коньки, как к этому пришел. Перед матчем в раздевалке не мог найти себе места, даже клюшку не мог обмотать.

    — Ребята подбадривали?
    — Да. Федоров за обедом подошел ко мне и сказал пару крылатых фраз: «Играй, как умеешь. Не волнуйся, все получится. Не боги горшки обжигают». И еще он мне подсказал, как в некоторых моментах надо играть за воротами. Вообще, горжусь, что играю в команде с Федоровым. Руку каждый день ему жму. И Овечкину, и Семину, и Козлову. Я наслаждаюсь этими моментами. Такие звери в одном месте собрались! (Смеется.)

    Как только вышел на лед, отпустило. Сказал себе: «Все, Варлам, хватит, хорош!» Стою, слушаю гимн, а на глаза слезы наворачиваются. Но почему-то именно тогда почувствовал, что сыграю здорово.

     

    «Варлам, хорош ловить!»

    — Что было во время матча?
    — Атмосфера была сумасшедшей. Арена забита битком. Шум, гам... Овечкин предупреждал, что в Монреале всегда большой ажиотаж, самая лучшая атмосфера. Он, конечно, красавец, подстегивал меня перед игрой. Лучше бы успокоил (смеется).

    Хотя волнение пропало после пары бросков. «Монреаль» — команда, безусловно, сильная. Матч получился тяжелым, очень сильно устал. Отразил 32 броска… Конечно, хоккей в России и в НХЛ — две большие разницы. У меня вообще никогда не было столько эмоций. А когда сирена прозвучала, от счастья даже заплакал.

    — Тренер наверняка остался вами доволен, и одноклубники тоже. Читала высказывания Овечкина, Нюландера. Они считают, что в тот вечер команда победила во многом благодаря вам…
    — Могу сказать одно: от игры вратаря в НХЛ зависит очень многое. Здесь бросают по 30, 40 раз. И кто бросает! Такие, например, как Леша Ковалев! Он, кстати, когда проезжал мимо ворот, мне подножку подставил. Представляете? А Андрей Марков кричал: «Варлам! Ты что, вообще?! Хорош ловить»!

    Конечно, было очень приятно получить поздравления от тренера. А потом Овечкин с Семиным набрызгали на листок бумаги пену для бритья и намазали мне лицо. В НХЛ так положено.

    — В НХЛ повышенное внимание к дебютантам. Ощутили?
    — Да. По полной программе. В раздевалке было очень много журналистов. И могу сказать, что мой английский язык становится все лучше. Ведь на протяжении двух месяцев занимался с репетитором. Но когда люди говорят очень быстро, понимаю с большим трудом. Врач в фарме надо мной прикалывается, ведь я из русских там один. Специально всех журналистов ко мне подзывает, они начинают задавать вопросы, а я им: «Нет, нет. Я пока отвечать не готов. Давайте чуть позже». А врач стоит и угорает.

    — Если придется вернуться в фарм, сильно расстроитесь?
    — Работа есть работа. Надо будет, — вернусь. Но сделаю все для того, чтобы снова сыграть за «основу».


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров