• «Все идут налево, меня тянет направо». Никита Крюков о Елене Вяльбе, допинге и политике

    Но о спорте – гораздо больше! Например, о прощальном марафоне на острове

    10.04.19 20:11

    «Все идут налево, меня тянет направо». Никита Крюков о Елене Вяльбе, допинге и политике - фото

    Фото: Sportbox


    У Никиты Крюкова много громких успехов на лыжне. Он побеждал на Олимпиаде и на мировых первенствах. Никита – кавалер орденов Дружбы и «За заслуги перед Отечеством» первой степени. Эта звездность ни в малейшей степени его не изменила. Он остается доброжелательным, открытым, обаятельным, остроумным парнем. Это, наверное, тоже очень важно.

    Герой Смутного времени. Его любили за то, что теперь ненавидят

    А мне было очень сложно поверить в то, что он оставляет лыжню. И как-то горько от этого. Но Никита совершенно не производит впечатления растерявшегося человека, как многие большие спортсмены, завершая карьеру. Скорее, он заряжает своей уверенностью.

    Отношения с Вяльбе? Не блеск

    – Никита, вы сказали, что ваше решение завершить карьеру – взвешенное и обдуманное. А каковы все жепричины? 33 года – отнюдь не критичный возраст для лыжника. Евгений Дементьев считает, что. если бы не этот грязный допинг-скандал, у вас бы сохранилась мотивация. Но ведь ваша невиновность доказана и официально признана ВАДА.
    – Соглашусь. Быть может, это и не единственная причина, но очень важная, значимая.

    – Елена Вяльбе, монопольно правящая отечественным лыжным спортом, заявила, что она в сборной Никиту не видит ни в каком качестве. Быть может, вас подтолкнули к уходу эти ее слова?

    – Нет-нет, дело не в этом. Однозначно не в том, кем меня видит или не видит Елена Вяльбе. Тут внутренние психологические причины и, повторю, повлияли те события конца 2017-го, когда начался допинг-скандал.

    Крюков не нужен Вяльбе в сборной России

    – Елена Валерьевна говорит также, что «мы не будем помогать Академии Крюкова». К сожалению, в наших лыжах маловато сейчас олимпийских чемпионов, кому же помогать, как не им? У вас что, такие сложные взаимоотношения? Помню, как вы еще в Сочи сказали, что Вяльбе завышает медальный план для сборной. Поверьте, я не ищу скандал, разобраться хочу.

    – Отношения, скажу прямо, не блеск (смеется). Ну так, обычные отношения. Я не вижу, как она может мне помочь, но очень бы хотелось, чтоб было сотрудничество с федерацией. Но если Вяльбе категорически говорит «нет», я не собираюсь пробивать лбом эту стену.

    Не вижу вывеску «Ищем депутатов»

    – Но Академия Никиты Крюкова в Подмосковье, невзирая на эти препоны, все же будет работать?
    – Безусловно! Я считаю, что лучше пытаться, бороться, работать, даже если в итоге не получится, чем изначально сдаться. Причем вариант «не получится» я пока даже не рассматриваю. У меня глаза горят, и молодость во мне еще бурлит! Мне хочется развиваться, двигаться вперед, словом, запал есть.

    – А еще вы недавно сказали, что в политику вы не пойдете, вас не зовут. А хотели бы? Мне кажется, прояви вы побольше активности, дождались бы приглашения.
    – (Смеется.) Политика – это стабильность. Находясь, скажем, в Думе, работая на благо нашей страны, обретаешь стабильность и уверенность. У меня нет такой цели, а когда я сказал, что меня не зовут, это, скорее, была шутка, ирония, сарказм. Действительно, нет такой двери, через которую входят в политику. Не вывешивают объявления: «Ищем депутатов». Туда идут далеко не все, и берут далеко не всех.

    – А вас, стало быть, стабильность не привлекает, вам вечный бой подавай?
    – (Смеется.) Так интереснее, согласитесь.

    Спринтером надо родиться

    – В силу разницы в возрасте у нас и устремления разные. В сборной России упразднена спринтерская группа. Елена Вяльбе – противница узкой специализации. В международном лыжном календаре количество спринтерских забегов растет стремительно, это ведь зрелище, и телевизионщики охотно раскошеливаются. Не поторопилась Елена Валерьевна?
    – Уверен, что спринтерская группа необходима. И наши медали это подтверждают. На протяжении очень долгих лет у команды дистанционщиков вообще не было результатов (ни у мужчин, ни у женщин), и сборная России только за счет спринтеров и выезжала. Да, спринт – узкая специализация, но тот же Йоханнес Клэбо очень хорошо бежит короткие гонки, спринт, «пятнашки», масс-старт, и этого хватает ему для того, чтобы выиграть Кубок мира в общем зачете.

    – Вы мне сказали как-то, что спринтером надо родиться, особая антропофизиология. А как выявлять одаренных спринтеров среди юных ребят? Как отыскивать будущих Крюковых?

    – Эти задатки видны уже на очень ранней стадии. Реакция, взрывная скорость – это все начинает быстро проявляться. И со временем, с тренировками принесет результат. Я в свое время стал спринтером, потому что благодаря именно спринту я остался в команде. Я не жалею, что выбрал этот путь. Может быть, из меня бы и получился дистанционный лыжник хороший, скажем, попадающий регулярно в первую десятку. А в спринте я все же немало золотых медалей выиграл.


    ВАДА нуждается в реконструкции

    – Вернемся еще раз к допинговой той истории. Прессуют россиян? Предвзято относятся? Вот ведь ваша история доказывает вроде бы, что можно добиваться справедливости.
    – Вы имеете в виду, что нас оправдали?
    – Да.
    – Можно добиваться справедливости. Грамотные юристы, адвокаты могут помочь. Я не хочу сказать, что у нас были какие-то лазейки, мы их нашли и выпутались из этой ситуации. ВАДА показало себя в какой-то мере даже беспомощным, его система работы далека от совершенства. Агентство нуждается в реконструкции.

    – Вы отказались от участия в Олимпиаде-2018 под нейтральным флагом. А ведь почти все наши спортсмены согласились. Не жалеете о том своем решении? Ведь могли и победить в Пхенчане.

    – А у меня вообще в жизни постоянно получается так, что все пошли налево, а я один пошел направо. Причем я это делаю не на зло кому-то, а просто вот потянуло направо. И неважно, что все направились в противоположную сторону. Так и с Пхенчханом вышло. Когда все приняли решение выступать, я уже объявил, что отказываюсь на таких условиях. Времени прошло уже достаточно, и я могу сказать, что не жалею и вообще на судьбу не жалуюсь. Я доволен своей карьерой, в которой сейчас ставлю большую и жирную точку. Хотя будет у меня и прощальная гонка.


    Прощальный марафон в Исландии

    – А можно об этом поподробнее? О прощальной гонке. 
    – Я в мае лечу в Исландию на марафон.

    – Подходяще для спринтера!
    – Это опять будет такое дерби (смеется), дуэль Крюков – Александр Панжинский. Как на той Олимпиаде. Саша тоже летит в Исландию. Я начинал карьеру с противостояния с ним, аналогично и завершу.

    – Вы закончили московский Университет МВД России. Вы офицер, старший лейтенант полиции. Мне вы еще в Сочи сказали, что считаете службу в полиции делом очень важным и нужным, но сейчас вы избираете иную стезю. При вашем-то максимализме сосредоточились бы на карьере в МВД, глядишь, и генералом бы вскоре стали. А как хорошо быть генералом!
    – Можно было бы, конечно, постараться и пойти вами описанным путем, но мне все же кажется, что гораздо больше пользы я принесу в лыжах, в спорте. На сегодняшний день я в этом уверен. Хотя мне очень импонируют такие качества, как честность, справедливость, стремление бороться за правду. Все это где-то внутри меня. Поэтому я рад тому, что представляю МВД, полицию и могу эти качества применять.

    – Кстати, о максимализме. Я помню, как вы были расстроены вашим вторым местом в Сочи, где вы не стали чемпионом только лишь потому, что финн Сами Яухоярви грубо нарушил правила, а судьи предпочли этого не заметить. В спорте такой максимализм способствует реализации чемпионских амбиций. Сейчас, в обычной жизни он не станет вам помехой? Не опасаетесь?
    – Думаю, нет, это качество мне не помешает. Я вообще считаю, что быть максималистом для мужчины – это хорошо, это правильно. Надо ставить перед собой самые высокие цели и непременно стремиться их достичь. Вы правы, в Сочи я очень расстроился, заняв второе место. И коррективы внес в подготовку. Так что, я думаю, эти качества только во благо пойдут.

    По деньгам до футболистов далеко

    – Тогда в Сочи, пребывая в расстроенных чувствах, вы, едва сойдя с пьедестала, позвонили любимой девушке и спросили, готова ли она принять вас с серебряной медалью вместо золотой. Та незамедлительно ответила, что с нетерпением ждет вашего возвращения. Я считаю, что вы просто обязаны были на ней жениться, господин старший лейтенант!
    – Я тоже так посчитал. Пять лет со дня свадьбы только вчера отметили. Двое детей у нас.     

    – Поздравляю! Детей собираетесь на лыжню?
    – Это должно быть их выбором. Если захотят, я им в этом помогу. Вот видите, я академию открываю. Пока мои дети будут расти, академию, надеюсь, удастся усовершенствовать, огранить, как бриллиант, довести до оптимального уровня, и я смогу сказать своим наследникам: «Добро пожаловать!» (Смеется.)

    – На лыжне вы принесли стране золото Олимпиады в Ванкувере, три чемпионских титула на мировых первенствах и еще ряд наград. Обласканы славой, болельщицкой любовью и государственными орденами. Но позвольте поинтересоваться, вы покидаете лыжню обеспеченным человеком?
    – Можно сказать, что – да. Если сравнивать со средними доходами наших сограждан, то – да. 
    – Давайте с футболистами сравним.
    – (Смеется.) До них мне далеко. 

    – Можете назвать самое яркое мгновение вашей звездной карьеры?
    – Это, безусловно, победа на Олимпиаде в Ванкувере. Ну и золотой дубль на чемпионате мира в итальянском Валь-ди-Фьемме в 2013 году. Но все же самое важное, яркое и значимое, что было за карьеру, – успех на Олимпиаде в Ванкувере.

    – У вас был девиз «Невозможное возможно». Сохраните в качестве девиза и после завершения карьеры?
    – Да, безусловно. Я доказал и доказываю себе и всем, что на самом деле, если очень постараться, все возможно. Надо только не бояться ставить перед собой цель и стремиться к ней.  

    Загрузка...

    Комментариев: 0

    , чтобы оставить комментарий