YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Второй человек после Суареса. Часть 1 НТВ, «Спорт-Экспресс», Фареры, Уругвай — история уникального болельщика

Об Иване Эгинссоне я знаю 14 лет, а познакомился только прошлым летом. И когда шел с ним на встречу в маленьком отеле в Рио, ощущал мандраж. Похожий был только, когда ждал Дель Пьеро. Впервые про Ивана мне рассказал наш автор Александр Кузьмин. «Представляешь, — назидательно говорил он мне в питерской редакции «Спорт-Экспресса», — Ты вот сдвинутый на Чехии, а Ваня Москаленко выучил фарерский, датский и норвежский языки, уехал на Фареры и взял фамилию Эгинссон». «И я так хочу…», — опавшим голосом протянул тогда в ответ. «Но ты же еще ни черта не выучил!», — усмехнулся Кузьмин. С этой фразой я жил все эти годы…

«Аргентина — 19 титулов. Уругвай — 20 титулов. Поэтому — вперед, Германия!». У чемпионов мира накануне финала чемпионата мира оказалось на одного поклонника больше. При этом его совершенно не интересовало, какую работу в течение 8 лет проделал Йоахим Лев, да и все прочие проблемы бундестим. Иван Москаленко уехал жить из России на Фарерские острова в 90-х. Взял новое имя — Иван Эгинссон-Эйстурланд. Выучил в придачу к английскому и французскому все скандинавские языки. В сочетании с холодным умом это дало ему выгодную работу, позволяющую наполнять новым жаром горячее сердце. Сердце футбольного фаната, который, впрочем, мало похож на тех, кто каждый год покупает в фаншопе новый шарфик и способствует пополнению казны какого-либо топ-клуба. Точнее, не похож совершенно. «Виноват» во всем этом, пожалуй, один человек: полузащитник сборной Фарерских островов и трехкратный чемпион Фарер по шахматам Тошчиль Нильсен. 12 сентября 1990 года он превратил для Ивана в знаковый день всей жизни, забив в шведской Ландскруне победный гол в ворота Австрии в первом официальном матче островной сборной.

Маленькая деревенская нация победила пусть и вовсю шатавшуюся, но футбольную империю вместе с самим Тони Польстером. Для Ивана вся суть футбола, словно джин в бутылку, была заключена в этот один исторический момент. Когда побеждают не деньги, не бизнес и не имена, а точно такие же люди, как ты. Особенно если они из крошечной, никому не известной прежде страны.

— Групповой турнир Лиги чемпионов я не смотрю, совершенно неинтересно — сплошной бизнес. Заканчиваю смотреть турнир на стадии квалификации, когда еще вызывают интерес маленькие клубы. Футбол для меня — романтика. Легко болеть за большую страну. Для меня большая страна — все, что больше 10 миллионов. На Фарерах футбол в 100 раз популярнее, чем в США, но при этом в США в 100 раз больше футболистов, чем на Фарерах. Знаешь, мне отвратительна сборная США. Они украли Арона Йоханссона у Исландии, он ведь случайно в Алабаме родился! Родители его исландские студенты, учились в Америке, потом вернулись в Исландию. А американцы украли игрока у страны, население которой меньше, чем самого маленького американского штата! И как его не хватало в стыковых матчах с Хорватией! Мы летали в Исландию на стыковой матч отбора ЧМ с другом, фарерским журналистом. Колбейна Сигторссона сломали, в нападении некому было играть. Как я могу относиться к такой стране! — делится Иван.


На нем — черная футболка с нанесенной зеленым картой Фарерских островов и фразой на польском, призывающей их посетить. Если бы можно было кому-то вручить паспорт человека мира, Эгинссон-Эйстурланд — первый кандидат. Его жена Кинга — из Польши. Она разговаривает с ним по-польски, он ей отвечает по-русски. Сама свободно говорит на пяти языках. Кинга поддерживает Ивана во всех идеях, кажущихся большинству безумными. По полгода они проводят в фарерском Клаксвуйке, остальное время путешествуют. Сложно сказать, сколько из этого времени уходит на командировки, а сколько — ради сборной Уругвая. Селесте — не меньшая страсть Ивана, чем Фарерские острова, где он уже давно чувствует себя, как дома, а Уругвай остается мечтой, без которой, видимо, футбольный фанат жить не умеет, несмотря на то, что русский фаререц стал там популярной фигурой. Теперь вы понимаете, откуда взялся Иван Эгинссон-Эйстурланд. Republica del Oriental de Uruguay — так по-испански звучит официальное название его страны-вдохновения. Восточная Земля — так переводится с фарерского вторая часть его фамилии.


Иван Эгинссон и самый невероятный в мире таксист — бывший игрок сборной Уругвая Альберто Кардаччио

— Уругвай — уникальная страна. Парадокс, которого не должно было быть, — пускается в рассказ историк по образованию Эгинссон-Эйстурланд — Страна-компромисс. Были испанские и португальские колониальные интересы. Уругвай оказался яблоком раздора, хотя там нет ни полезных ископаемых, вообще ничего. В начале 19 века в разгар войн за независимость Бразилия и Аргентина никак не могли договориться по Уругваю. В итоге решили — пусть будет такая смешная страна-буфер. Там не было ничего никогда своего. Люди — те же, что в Аргентине. Жители с темным цветом кожи — черные потомки беглых рабов из Бразилии. Кстати, первые темнокожие футболисты в сборной появились именно в Уругвае, а не в Бразилии, где процент цветного населения всегда был огромен, а в Уругвае — ничтожен. Как сказал тренер Уругвая в 1966 Андино Виера, «у каждой страны есть своя история, а у Уругвая — свой футбол». Это — национальная идея. Посмотри, сколько в Бразилии людей протестовало против чемпионата мира, сколько вообще не интересуются футболом. В Уругвае я не встретил ни одного равнодушного. Именно футбол поставил Уругвай на карту мира, точно так же, как и Фареры. Кто бы знал про Фареры, если бы не было футбола? Если мы — даже не независимое государство. Фарерцы — нация, с самым «маленьким» языком, которому угрожает вымирание. Надеюсь, когда-нибудь мы будем независимыми. Вот и Уругвай — это футбол и больше ничего. В первой половине 20-го века был и экспорт мяса в Европу, и банковская тайна, латиноамериканская Швейцария. Страна притягивала себя, туда ехали переселенцы из Польши, России. Община из Тамбовской области, например, основала там деревню… С 50-х годов начался упадок, кризис, сейчас страшно смотреть… Будто приходишь в замок к очень богатому, но полностью разорившемуся графу. Остался только замок, жизнь в нищете. Очень жалко. Хотя люди там очень гордятся страной…


В 1989-м году Иван Москаленко смотрел самую популярную (и единственную в СССР) передачу о футболе — «Футбольное обозрение». Вслед за привычным обзором игр чемпионата страны совсем немного времени уделялось зарубежному футболу. Нападающий сборной СССР по хоккею, а в то время уже известный комментатор Евгений Майоров «вывел на поле» буквально на три минуты Уругвай и Боливию в отборочном турнире к Италии-90.

— На меня почему-то произвела впечатление атмосфера «Сентенарио», — Иван начинает говорить с паузами. — Кругом бело-голубые цвета… Потом уже перед самым чемпионатом в Италии Уругвай играл товарищеский матч с Германией в Нюрнберге. Закончили 3:3, пропустили смешные мячи. Вратарь Эдуардо Перейра, длинноволосый такой, уехал в Европу во время диктатуры. Ему на момент игры было под 40… Лежит, мяч катится, поднимает колено, мяч под ногой проходит в ворота. А вот описать словами финт Рубена Перейры не могу, после него Остолаза сделал счет 2:2.

Потенциал у той команды был сумасшедший, она выиграла в 1987-м чемпионат Южной Америки, заняла 2-е место в 89-м, когда проиграла на Маракане… Уже в Италии Соса не забил пенальти Испании. Энцо Франческоли, увы, не раскрылся ни в 86-м, ни в 90-м. Велик был на других турнирах, трехкратный чемпион Южной Америки… Не видел, насколько он был велик во Франции, но если Зидан назвал своего сына в его честь, хотя Франческоли играл всего год за «Марсель», это о чем-то говорит…

Спустя 20 лет в Уругвае появился новый Франческоли, куда более удачливый и успешный. Но значительно более кусачий. Луис Суарес блистал в ЮАР в 2010-м, когда Селесте дошла до 4-го места, вытащил ее в плей-офф и в Бразилии.

— Если бы Суарес не сделал то, что сделал… — Иван без внешних эмоций рассказывает о главном для себя разочаровании ЧМ. — Не думаю, при этом, что его искусственно прижимают. Естественно, он кусает. Я не могу вспомнить, кто еще когда-либо кусался на поле. Увы, вести больше сборную было некому. Форлан с ЮАР физически шел только вниз. Парень очень глубокий, интеллигентный, вырос в хорошей семье. Но организм больше не тянет…

Сейчас Эгинссон-Эйстурланд и Луис Суарес — почти равные величины для маленького Уругвая. И путь к этому был удивителен и прост одновременно. Первая же поездка в страну мечты в 2008-м году словно стала знаком свыше — просто туристом Иван здесь точно не будет.

— Я пригласил в поездку своего друга, кстати, он играл в том самом матче Фареры — Австрия — Ян Дам его зовут. И мир оказался удивительно тесен. Его жена — единственный человек с Фарер, которого знаю, живший в Уругвае. За много лет до их знакомства. Он вместе со мной объезжал адреса, где она жила, работала. Детский дом оказался на улице Хосе Насасси, одного из первого чемпионов мира 30-го года! А Ян даже не знал, кто такой Хосе Насасси! Но это было еще не все. Заканчивается матч с Перу. Выигрываем, кстати, 6:0, Форлан делает хет-трик. Берем первое попавшееся такси, нас везет обратно в отель участник ЧМ-74 Альберто Кардаччио. Я, конечно, его не узнал, возможно, даже не знал, как он выглядит. Выяснилось все лишь из разговора. Такой получилась первая поездка.

P. S. В январе 2015 года Альберто Кардаччио не стало, он погиб в автокатастрофе.

Продолжение следует.

Рио де Жанейро — Спб
Оцените материал:
-
0
7
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
1 комментарий
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Рапопорт – 01.04.2015 17:32

Тут сложно что-то комментировать... Можно только позавидовать))

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад