YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия

Матч-центр
Футбол. Россия. Премьер-лига
18:30 Крылья Советов : ФК Оренбург | 14:00 ЦСКА М : Урал
Хоккей. NHL. Регулярный чемпионат
03:00 Коламбус Блю Джекетс : Миннесота Уайлд | 03:00 Филадельфия Флайерз : Нью-Йорк Рейнджерс
03:00 Каролина Харрикейнз : Колорадо Эвеланш | 06:00 Анахайм Дакс : Питтсбург Пингвинз
06:00 Вегас Голден Найтс : Баффало Сейбрз |

Юрий Каминский: «Я ждал медалей»

Пока олимпийская сборная России, как и все ее болельщики, мучается от медальной засухи Ванкувера, единственными полноценными глотками живительной влаги стали золотая медаль в спринте лыжника Никиты Крюкова и серебро его товарища по команде Александра Панжинского. Изрядная доля этого успеха принадлежит старшему тренеру спринтерской сборной России Юрию Каминскому. После триумфа своих подопечных Юрий Михайлович ответил на вопросы корреспондента «Спорта».

Завалили норвежцев

— Ну и как же вам удалось сделать то, о чем раньше российским спортсменам оставалось только мечтать — завоевать золотую медаль в спринте на Олимпийских Играх?
— Тренировались, работали, старались, что еще можно сказать? Довольно стандартный набор.

— Все тренируются и работают, но медалей-то пока нет.
— Думаю, что именно в спринтерской команде у нас получилась преемственность методики — два года с командой работал Лопухов Николай Петрович, видимо, от этого сотрудничества взяли самое лучшее и развили это направление дальше. В прошлом году главным тренером стал Юрий Викторович Бородавко, внутри команды развилась конкуренция, возросла она и в целом по стране. Все эти нюансы — нельзя их называть мелочами — вкупе позволили нам создать группу единомышленников, коллектив, который заряжен одной целью — победить норвежцев. Это у нас не идея-фикс, но где-то близко к тому было. Конечно, не могу сказать, что все получилось, но многое из того, что мы делали, скорее всего, на Олимпиаде и сработало.

— Когда ребята выходили на старт финала, какие у вас были чувства? О чем думали, чего ожидали?
— Я ждал медалей. И небезосновательно, потому что видно было — Панжинский и Крюков способны завоевать место на пьедестале.

— То, что по ходу дистанции произошел завал, как-то помогло нашим лыжникам?
— Ну, как они говорят — даже не видели его. Завал был сзади. И среди спортсменов, которые уже начали отставать.

— После этих медалей, золотой и серебряной, ваша тренерская жизнь и жизнь ребят изменится?
— Прежде всего, медали — признак того, что мы движемся в правильном направлении, стимул для дальнейшего совершенствования и работы. Cитуация сейчас, как в известной истории про Алису в Зазеркалье — для того, чтобы стоять на месте, надо бежать изо всех сил. Мы сейчас стоим на первой позиции, и должны сделать все, чтобы на ней остаться.

— В Штатах, например, если спортсмен завоевывает золотую медаль, то сразу же становится богатым и знаменитым человеком. У нас пока не так?
— Ну, в принципе, сто тысяч евро, положенные за золото, это, наверное, хорошие деньги.

— Да, можно даже в Москве купить квартиру…
— Ну да (смеется). Рекламные контракты сейчас у ребят наверняка будут появляться. Так что по российским меркам они, скажем так, будут обеспеченными людьми.

— А что касается вас, тренера?
— Думаю, моя заработная плата тоже несколько увеличится…

— А премия разве не полагается?
— Наверняка полагается, но я не знаю, каков ее размер. Честно говоря, я не задавался этим вопросом. Думаю, и сами лыжники не думали о деньгах, премиях, а уж тем более мы — коллектив, который работает со спортсменами.

— Я вот говорила с конькобежцем Скобревым, он сказал, что все эти достижения — для России…
— Понятно, что хотим мы или не хотим — все время выступаем командой. Здесь она многочисленная, и потому развивает определенные патриотические чувства. Мы ведь общаемся друг с другом, с представителями других видов спорта, желаем, чтобы они успешно выступали и сами, разумеется, стараемся показывать наилучшие результаты в составе российской сборной.

Снег в опилках

— Кстати, вы готовились к этой Олимпиаде в Финляндии. В России закончился снег?
— В России пока нет возможности получить хорошо подготовленные трассы, на которых можно было бы качественно готовиться.

— Что значит, нет возможности?
— Ее просто нет. Снег есть, а трасс нет. Мы до этого были в Австрии, затем мы провели сбор в Рыбинске — на своем, кстати, снегу, который готовили по финской технологии.

— Это как?
— Там его запасали с прошлой зимы — консервировали.

— Что представляет собой этот процесс?
— Этот процесс сейчас там отрабатывается. Нужны опилки, чтобы снег не таял. И вот их-то при консервации в Рыбинске положили в прошлом году меньше чем нужно, и круг в итоге сделали на тысячу сто метров, хотя изначально планировали на два километра. В маленькой Финляндии такую технологию применяют в шести местах, у нас в России впервые это сделали в Рыбинске. Но мы бы с удовольствием бы готовились на родине, потому что проблемы, которые возникают — с питанием или какие-то организационные вопросы — дома легче решать.

— Подготовка к Олимпийским Играм в Сочи начнется сразу же после Ванкувера? Будут ли требовать улучшения результатов?
— Я не знаю, какие будут требования, но понятно, что Олимпиада будет домашней, и условия для нас создадут невероятные на ближайшие годы. А что касается требований — это вопрос. Я считаю, что подготовку к Сочи нужно начинать сразу же после окончания ванкуверских Игр. И если руководство это будет понимать, то это станет огромным шагом вперед. В прошлом году нам создали условия, чтобы мы без сбоев, практически круглогодично, целенаправленно готовились к Олимпиаде.

— А если бы эти условия создали не в прошлом году, а четыре года назад, могла, эта Олимпиада не быть такой провальной?
— Если бы десять лет назад не дали угробить спортивные школы, особенно в провинции, то мы бы сейчас имели совершенно другое количество высококлассных лыжников. Почему сейчас спринт так поднялся — потому что повысилась внутренняя конкуренция, и неясно было, кто попадет в сборную команду. Было 7–8 реальных претендентов на четыре места, в итоге за счет женской команды увеличили количество спортсменов до пяти человек. И еще три-четыре спринтера находились вне команды, которые говорили — мы будем готовиться, мы будем стараться и поедем за медалями. А вот у женщин, к сожалению, такой конкуренции не было, как не было у них и целенаправленного методического движения в каком-то направлении. Присутствовали хаотичные метания из одной системы в другую, а что главное — тренерский коллектив так до сих пор, наверное, с методикой и не определился. Нет такого основного стратегического единомыслия. Нужно создавать возможность для борьбы за место в сборной, а еще подключить, вероятно, каких-то специалистов из области науки. Мы попытались в этом году, объединив женский и мужской спринт, фактически готовится по основам мужского.

Женский вопрос

— То есть женщины готовились на одном уровне с мужчинами?
— В одном методическом направлении. Хотя мое мнение — спорт так развивается, что на дистанциях скорости женские всегда начинают подтягиваться к мужским. То, что было у мужчин вчера — уже сегодня у женщин. Поначалу лыжники-дистанционщики хорошо конкурировали со спринтерами, не было разделения — бежали и то, и другое, становились олимпийскими чемпионами, но потом начали специализироваться. Сейчас же это происходит у женщин, мне кажется — налицо тот же путь, только с некоторым отставанием. При этом я убежден, что в вопросе ведется такая дискуссия — дистанционное начало или скоростно-силовое. На сегодняшний день истина, как и всегда, лежит посередине. Надо искать ее именно в смешении, в симбиозе, какую-то золотую середину разных видов работы. Надо определяться, но пока не получилось. И второй нюанс, который, порой, имеет решающее значение — это психология. Женская от мужской отличается очень сильно. Я имею ввиду психологию спорта высших достижений.

— И личные отношения тоже важны?
— Конечно!

— Я так понимаю, что у вас с ребятами — полный контакт?
— Да, да. Взаимоотношения в команде сейчас очень хорошие, что, в общем-то, радует и вселяет оптимизм. С женщинами тоже, но они не настолько рабочие, я бы сказал. Ребятам ты говоришь что-то и видишь — поняли они это или не нет, и если не поняли, то они будут добиваться взаимопонимания. С девушками, к сожалению, такого контакта не получилось, может быть, оттого, что мы меньше знаем друг друга, помешали какие-то нюансы и прочее. Я, в общем, недоволен работой с женской командой.

— Если уж вы недовольны своей работой, то, что должны говорить тренеры и руководители в других видах спорта?
— Каждый, выполняя работу на своем месте, видит, наверное, свои недостатки, но иногда они лучше заметны со стороны, особенно, какие-то мелочи. Где-то что-то ускользнуло, а коррективы вовремя не внесли. Как и получилось с девушками. Многое мы сделали не так — затянули с ними в отборе. Две наши лыжницы в Рыбинске показали лучшие свои результаты, значит, сейчас наступил закономерный спад. Попытки как-то сгладить и предотвратить неудачное выступление не увенчались успехом.

— Каковы в целом ваши предчувствия относительно грядущих итогов этой Олимпиады? Она для России так и останется самой неудачной?
— Я могу сказать только по поводу лыжных гонок, мне тяжело оценивать другие виды спорта. Я, конечно, стараюсь следить — газеты, информация какая-то… Что сказать? Фигурное катание у нас стало слабее. Также могу сказать, что мы, лыжники, конечно, будем стараться. Уверен — медали еще будут. Но при этом, к сожалению, мы не можем сказать, что у нас сейчас стопроцентные шансы, такие, как были раньше. В Турине сложилось в плюс, здесь в Ванкувере вполне может получиться также. Однако нюансов, на самом деле много, — кто в каком состоянии окажется на лыжне, как повлияет смазка. Последнее имеет немаловажное значение. И я как раз хочу отметить, что наша смазочная бригада отработала в спринте просто великолепно. Чуть-чуть запоздали внести в полуфинале минимальные коррективы — зато добавили в финале лишний тоненький слой, и сразу получилось уверенное держание ребят в подъемах, уверенная работа. Норвежцы, может быть, эти нюансы в финале как раз и не учли, и поэтому сразу повалились.

— В биатлоне проблема тоже со смазкой лыж?
— Чтобы говорить, тем более, на какую-то аудиторию, нужно обладать информацией, которая позволит что-то утверждать. Я могу сейчас предположить десять вариантов, почему они не могут выиграть. Но для этого мне нужно знать, в каком состоянии они заехали, что они сделали и так далее… Нужен серьезный разбор.

Уистлер


Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №7 (24 февраля — 2 марта 2010 года).

Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.


Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад