• За ними наблюдал я с дуба каждый день

    Межсезонье

    28.01.12

    Больше недели зенитовцы провели в Дубае на первом зимнем сборе. Все это время к ним постоянно приезжали гости: от простых фанатов до президента клуба Александра Дюкова. Журналистов тоже хватало. Но все эти люди приезжали и уезжали — постоянно оставались лишь надоедливые павлины, орущие и мешающие людям работать. В частности, записывать интервью. С другой стороны, для телевизионщиков эти звуки были прекрасным интершумом, передающим атмосферу сборов.

    Спаллетти любит розовый

    В отеле зенитовцев, разумеется, узнавали, а иногда на ужин поклонники приходили организованно — за автографами. В итоге команда решила позаботиться о фанах – корреспондент «Спорта» был свидетелем, как перед вечерним приемом пищи у входа в столовую были разложены футболки, на которых предстояло расписываться игрокам. «Так, у тебя черный маркер и синий. Надо еще розовый положить — Спаллетти любит розовым расписываться», — советовали члены тренерского штаба.

    В этот вечер я как раз должен был делать интервью с Максимом Канунниковым. Когда он вышел из столовой после ужина, мы поздоровались, и я стал ждать, когда он распишется. Так мы стояли секунд двадцать, а потом он спросил: «А чего мы ждем?» — «Я думал, вы расписываться на футболках будете — ждете своей очереди» (как раз в этот момент с маркером в руках орудовал Константин Зырянов). «Нет, вы что, мне-то зачем подписывать», — поскромничал Максим. И действительно, подписывать не стал.

    Колись: журналист или нет

    В Дубае я еще раз осознал одну вещь, и так в общем-то понятную: футболисты не хотят общаться не потому, что они такие плохие и гадкие люди. Часто они просто не желают общаться именно с журналистами. И это неудивительно: можно найти как минимум сто причин, почему у игрока не возникает желания разговаривать с представителями прессы. А так те же зенитовцы — совершенно обыкновенные, нормальные люди со своими плюсами и минусами. Не лучше и не хуже других. С простыми обывателями, кстати, питерские футболисты общаются запросто.

    Тут показателен случай с Данко Лазовичем. Когда я пытался задать ему вопрос после финальной встречи Dubai Matchworld Cup, он сухо отказался, опустив голову и пройдя мимо. Это был рабочий момент — футболист отказал журналисту в комментарии. Когда же я встретил Данко в чайной комнате стадиона Jebel Ali, где проходили встречи против узбекских «Локомотива» и «Шуртана», он был крайне вежлив — улыбался, отвечал на вопросы, что-то спрашивал сам. Потому что я не обозначил, что являюсь журналистом, а в лицо Лазович меня не знает. Вот такая, как выразился бы какой-нибудь Бродский, амбивалентность.

     

    Однако в «Зените» есть человек, готовый, кажется, общаться с кем угодно и в любое время. Это Николас Ломбертс. Даже когда я случайно наткнулся на него в одном из коридоров стадиона «Аль-Мактум» и, неподготовленный и растерявшийся, вместо вопроса «Как поживает ваша жена?» поинтересовался насчет ее физической формы (это я потом понял, прокручивая диктофонную запись и с ужасом осознавая, что ляпнул на англий ском языке нечто бестактное), Нико с улыбкой на лице ответил, что «все отлично». Редко отказывает журналистам в общении (по крайней мере по моим наблюдениям) Игорь Чеминава. Почти всегда вежлив и приветлив Сергей Семак.

    Впрочем, и у трех людей, с которыми мне довелось общаться, с этим делом все в порядке. Разговаривать с Бруну Алвешем одно удовольствие. Максим Канунников не по годам профессионален в общении с прессой — рассказывает развернуто, умело подбирает нужные слова. Дмитрий Телегин отвечает честно и прямо.

    А вот Доменико Кришито не откажешь в хитрости. Выслушав мою просьбу об интервью и что-то пару раз переспросив (все это — на английском) он как будто вспомнил: «Интервью на английском? Я не говорю на этом языке», — сказал он на ЭТОМ языке. Может, действительно не говорит — трудно понять этих итальянцев.

    Бухаров и Джим Моррисон

    Самым обсуждаемым событием последних дней сбора стал твиттер Александра Бухарова, который он завел и стал активно наполнять сообщениями. Один из поклонников спросил у него: «С кем вы больше всего общаетесь?» — «С Семаком, Быстровым и Анюковым» — таков был ответ. И действительно, на последний матч Бухаров шел к автобусу вместе с Семаком — они шутили и что-то бурно обсуждали. А во время одной из встреч Бухаров в течение тайма обменивался мыслями с Анюковым. Выходит, правду форвард пишет в своем твиттере. Так что может смело повторять за Романом Широковым и Джимом Моррисоном: Follow me.

    Ну а если вы хотите следовать за «Зенитом» в прямом смысле — покупайте путевку во Флоренцию. Если найдете там сине-бело-голубых (вы сможете сделать это до 8 февраля), в автографах они вам точно не откажут.

    Дубай


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров