• Запрет на премии

    Премиальные

    03.10.10

    В российском хоккее тема премиальных — одна из самых трудных, и когда игроков спрашивают, большие ли у них дополнительные доходы, они чаще всего стараются уйти от ответа. Да и у руководителей команд нет понимания, как платить игрокам.

    Западная модель для нас непривычна, и спортсмены на нее переходить не хотят, но и современная ситуация многих не устраивает. В НХЛ никаких премиальных нет.

    — У хоккеиста есть годовая зарплата, — объясняет нападающий «Трактора» Виталий Ячменев, долгое время игравший за океаном. — Она делится на весь сезон, исключая Кубок Стэнли. В плей-офф все играют бесплатно в том смысле, что в это время никаких платежей хоккеистам не поступает. Бонусы — только по итогам розыгрыша Кубка Стэнли. Да и то я не слышал, чтобы кому-то платили за «проход первого раунда». Впрочем, опять же, бонусы за победу в плей-офф включены в первоначальный контракт. Так что там просто не бывает такого, что приходит начальник и вручает всем деньги в дипломате. Или перед решающим матчем объявляет: выиграете — премия удваивается. Очень строгая бухгалтерия в клубе.

    Интересно, что как только хоккеисты возвращаются в Россию из НХЛ, они первым делом начинают спрашивать о сумме премиальных. Причем отдельно оцениваться должны победы, а также ничьи на чужой площадке. Клубы, где премии не платят, обречены на провал.

    — Когда я выступал за «Молот-Прикамье», нам рассказали о новой системе премиальных, — вспоминает защитник «Автомобилиста» Владислав Отмахов. — Какие-то гонорары за игру мы могли получить лишь в случае, если шли в первой тройке. Понятно, что клуб не мог замахнуться на такое, и вся команда сидела без премий. Дело не в том, что все такие жадные, просто у многих невысокие контракты, а премиальными можно удвоить или утроить доход.

    Российские клубы модернизируют систему премиальных, как могут. При Сергее Михалеве в «Салавате Юлаеве» была прогрессирующая шкала. За первую победу игрокам начислялось по 5 тысяч долларов, за вторую — по 10 и так далее, по возрастающей. Интересно, что деньги выплачивались после того, как серия прерывалась. Как-то уфимский клуб, одержавший пять побед подряд, приехал на матч с «Крыльями Советов», которые как раз начало трясти. Коллектив из Сетуни решил объявить забастовку из-за долгов по зарплате. Через час после того, как новость появилась в сети, хоккеистам «Крыльев» стали названивать уфимцы с просьбой выйти на лед. Если бы они получили три очка за счет технического поражения, серия бы была прервана. А ведь была хорошая возможность увеличить свое благосостояние. В итоге сетуньцы вышли на лед, с треском проиграли, а своих денег так и не получили. Зато уфимцы благодарили соперника так, словно сами голодали.

     

    — В прошлом году у нас были довольно скромные контракты и премии, — рассказывает один из финалистов второго Кубка Гагарина в составе ХК МВД. — Мы и так прилично заработали во время регулярного чемпионата, так что руководители поначалу нам просто объявили, что в плей-офф мы играем «за команду». Спорить с нашим начальством бесполезно, но в этот раз капитан команды ушел на переговоры, чтобы объяснить — дополнительные премиальные в плей-офф только помогут команде выкладываться на льду. В итоге за каждый раунд мы получали определенные суммы, но, конечно, не такие огромные, какие были у соперников. Хотя нам этого хватало.

    Курьезная ситуация с премиальными вышла в прошлом году в «Автомобилисте». Перед началом сезона игрокам объявили о премиях за победы. Они были весьма умеренными и особого энтузиазма ни у кого не вызвали. Тем более было понятно: новичок КХЛ побеждать будет крайне редко. Владелец клуба, видя, что искорки в глазах у хоккеистов не появилось, сделал важное уточнение: «В случае выхода в плей-офф все ваши премиальные удвоятся».

    — Помню, мы тогда только вздохнули, — рассказывает один из хоккеистов прошлогоднего состава «Автомобилиста». — Это выглядело нереальным. С таким же успехом нам могли бы пообещать и утроить гонорары, а после победы в Кубке Гагарина всем выдать по миллиону долларов.

    Но «Автомобилист», проваливший старт турнира, к зиме неожиданно ожил, стал набирать очки и вышел в плей-офф, пусть отчасти из-за совершенно безвольного выступления «Сибири». Тут-то и наступил час расплаты.

    — Премии и зарплату нам задерживали еще в течение регулярного чемпионата, — продолжает хоккеист. — Мы вообще на всем экономили. Допустим, в Москве жили в отеле вместе с челноками — там очень дешевые номера. Но при этом кровати такие, что спать невозможно. Нам также говорили, что завтрак за счет игроков. Короче, на всем экономили. А когда мы попали в плей-офф, то вообще крах наступил.

    Владельцы команды не могли погасить текущие платежи, а когда премии нужно было увеличить в два раза, совсем растерялись. В итоге клуб за долги едва не исключили из лиги и четко предупредили: если ситуация повторится, Екатеринбургу придется забыть о хоккее. Теперь хоккеистам не обещали никаких повышенных премиальных за выход в плей-офф, просто немного повысили сумму за победы.

    Не самые богатые клубы вообще предлагали сделать премии основной строкой в доходе игроков. Главным сторонником этой идеи был бывший тренер «Трактора» Андрей Назаров.

    — Вот приняли положение, в котором есть не только «потолок», но и «пол» зарплат, — негодовал он. — Но это же глупость. Получается, мы сразу должны платить хоккеисту приличную сумму, а у него нет никаких обязательств. Было бы правильно, если бы мы сами устанавливали зарплаты, а вот премии сделали бы повышенными. Тогда у игроков появится стимул зарабатывать деньги. Сейчас же их стимул — заключить контракт. Они становятся защищенными, любой суд встанет на их сторону, а клуб ничего не выигрывает.

    Против такой системы восстал проф­союз игроков. Точнее, руководителям объясняли, что рано или поздно к этому придут, но активисты профсоюза были против.

    — У хоккеиста не так много лет для того, чтобы получить полноценный контракт, — говорили в профсоюзе. — Лишать их дохода было бы неправильно. Клубы готовы платить высокие зарплаты, и отказываться от этого не стоит.

    В итоге лига продавила решение, которое в хоккейной среде называется «70 на 30». Суть в том, что хоккеисты получают на руки 70 процентов от контракта, а остальные 30 им доплачивают за результат.

    — Не согласен с таким решением, — главный тренер «Нефтехимика» Владимир Крикунов категоричен. — От него выигрывают лишь сильные команды. Большинство хоккеистов просто теряют 30 процентов. Полностью те, чьи ­команды не попадут в плей-офф. Частично компенсируют свои потери хоккеисты, прошедшие первый раунд. А всю сумму на руки получат лишь финалисты. Но это всего два клуба, не больше. Остальные в минусе.

    Крикунов считает, что каждый клуб сам должен определять шкалу достижений. Допустим, в Нижнекамске будет считаться хорошим достижением выход во второй раунд плей-офф, для «Витязя» — само попадание в число 16 лучших, а такие клубы, как СКА, вряд ли будут удовлетворены меньшим, чем участие в финале.

    Сторонники другой системы считают, что премиальные вообще надо убрать как класс. Например, за такой путь развития Вячеслав Фетисов. Президент ЦСКА считает, что контракты у хоккеистов и без этого высокие, и дополнять их надо только бонусами за личные достижения или командный результат, а практику премий за результаты отдельных матчей надо уничтожить.

    Впрочем, сейчас и без этого многое изменилось. В большинстве клубов КХЛ сумма премиальных вносится в контракт, и у каждого хоккеиста эта сумма, а также критерии ее получения индивидуальны. Нападающим обычно полагается прибавка за голы и передачи, защитникам доплачивают за приличный «плюс-минус». Общие премии лишь у бедных клубов.

    Но уже точно нигде нет ситуаций, когда деньги выдаются наличными сразу после матча, а сумма премиальных может повыситься между периодами. Первые иностранцы, игравшие в России, рассказывали о том, как иногда им приходилось выходить со стадиона с мешком денег, так как карточки еще не были развиты, да и платили чаще всего «черным налом». В те времена и зарплату, особенно легионерам, привозили в отель в спортивных сумках. Теперь же все цивилизованно.

    Однако еще нет понимания, каким путем вообще идти России. Как-то глупо выглядит, когда игрок получает за сезон 10 миллионов рублей, а после побед — дополнительные 3–10 тысяч долларов. За что эти деньги? За хорошо выполненную работу? Тогда зачем такой высокий контракт? Но отменить премии в одну секунду никто не решается. В России привыкли к премиальным. И когда хоккеистам скажут, что они просто должны отрабатывать зарплату, владельцы наткнутся на непонимание. Пожалуй, единственный способ решить проблему премий — изменить стандартный контракт хоккеиста. Тогда любые поощрения за матч станут незаконными, и провинившихся будут наказывать.

    А игроки постепенно привыкнут.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №38 (29 сентября — 5 октября 2010 года).


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров