• Защитник ЦСКА и сборной России Джон Роберт Холден: «Я работяга!»

    Автор: Спорт день за днём

    Вчера ЦСКА стартовал в Кубке Александра Гомельского. Накануне этого турнира лидер армейцев Джон Роберт Холден дал интервью корреспонденту «Спорта».

    — ЦСКА уже в четвертый раз подряд начал подготовку к сезону в Италии — не надоела еще эта страна?
    — Тут погода такая приятная, что я даже не представляю, как такое может надоесть. На самом деле в этом году все для меня здорово отличается, потому что я, кажется, в первый раз так поздно в команду приехал, когда все уже тренировались: мне дали чуть больше отдыха после работы со сборной.

    — Ну а вообще, как вам Италия? Приятное местечко?
    — Не могу сказать, что хорошо ее знаю. Вот если бы я здесь играл когда-нибудь, например, целый сезон, то наверное мог бы судить. А так — ну просто симпатично. Хороший климат, приятные люди, отличная кухня. А вот для нашего наставника Этторе Мессины Болонья, где мы играли с «Виртусом», — чуть ли не родной город. Конечно, когда приезжаешь в город, где тебя все знают и уважают, где ты столько раз был чемпионом, то понимаешь, наверное, что это часть тебя. Думаю, и тренер это чувствовал. Но когда речь идет о работе, он, скорее всего, об эмоциях забывает. У него сейчас есть задача — создать почти новую команду и сделать так, чтобы она свой лучший баскетбол показывала, когда это действительно нужно, то есть в конце зимы и весной.

    — ЦСКА на вас какое впечатление сейчас производит? Это новая команда или все-таки своей игрой московский клуб будет сильно напоминать прежний?
    — Сейчас рано об этом говорить. Мы ведь сохранили главных игроков, которые создают лицо этой команды, — Траджана, Рамунаса и Матьяза (Лэнгдона, Шишкаускаса и Смодиша. — «Спорт»). Они, мне кажется, лучшие в своих амплуа, и игра очень во многом зависит именно от них. Конечно, без Тео и Дэвида Андерсена прежним ЦСКА нам уже не стать, но и новые парни добавят нам как раз то, что требуется. И Каун, и Кейру, и Эразм Лорбек. Вообще эти двое словенцев — Лорбек и Смодиш, кажется, здорово друг друга понимают!

    — Про себя вы, как обычно, упомянуть забыли!
    (Смеется.) Я работяга — свое дело знаю!

    — В команду вернулся еще и Дэвид Вантерпул. Теперь он будет помощником Мессины. Необычно видеть его в новом качестве? Хотя Евгений Пашутин на ваших глазах такую же трансформацию пережил!
    — Да, точно та же история. Ну а с Дэвидом это, кажется, такая естественная перемена. Он ведь и когда играл — все равно был как тренер на площадке. Больше всех командовал! У него все должно получиться, потому что он действительно хорошо знает баскетбол и всегда понимает, что именно надо сказать.

     

    — Как же вы его называть будете? Тренер или все-таки Дэвид, как старого приятеля?
    — Когда мы не в зале, он, конечно, просто Дэвид, а на тренировке, на игре он — тренер. Работа такая!

    — Теперь оставим клубные темы, вернемся к сборной. Почти месяц уже после Олимпиады прошел. Можно было все события спокойно переварить. Что сейчас чувствуете?
    — В первую очередь Олимпиада — великое событие, которое далеко не у каждого спортсмена в жизни бывает. Я думал об этом, когда шел в колонне сборной России на церемонии открытия. Смотрел на всех спортсменов и думал, через что им пришлось пройти, чтобы здесь оказаться, и сколько еще не менее достойных атлетов осталось в России. Это огромное счастье — быть среди этих людей.

    — Слово «разочарование» вы так и не произнесете?
    — Вы же спрашиваете про главные чувства. Первым делом мне парад открытия вспоминается. А разочарование было. Но когда ты долго играешь, то уже понимаешь, что игра, да и вся жизнь тоже, состоит из взлетов и падений. Надо быть готовым ко всему.

    — Встреча со сборной США тоже надолго запомнится?
    — Это был особенный день. В дет­стве я так мечтал в подобном матче сыграть, правда, тогда я представлял, что на груди у меня только три буквы будут написаны (смеется). Мне было очень приятно, но когда игра началась, я сразу забыл, против кого играю.

    — После Олимпиады было много разговоров о вашем будущем в сборной. Вы на эту «тайну» свет не прольете?
    — Ой, сейчас мне действительно трудно что-то об этом сказать. Все мысли только о сезоне в клубе. Загадывать слишком рано. Вообще, когда мы начинали разговор о сборной, речь шла о трех сезонах. Я уже отыграл за команду четыре года и счастлив, что это так. Вообще был бы очень рад, если бы в команде появился такой разыгрывающий, которому я мог бы смело передать мяч с уверенностью, что он в надежных руках.

    — У вас есть на этот пост подходящие кандидатуры?
    — Вопрос непростой. Но почему бы, например, не Сергей Быков? Сейчас действительно говорить обо всем этом слишком рано — весной ситуация может измениться. Пока же я думаю только о том, как принести как можно больше пользы ЦСКА и еще раз сыграть в «Финале четырех».

    — Кстати, если это произойдет, для вас это будет уже седьмой «Финал четырех» подряд. Неужели он остается такой же желанной целью, как и прежде?
    — Может быть, даже более желанной. Победы, знаете ли, надоесть не могут. Кроме того, мы ведь с ЦСКА еще ни разу не выигрывали Евролигу два раза подряд. Это новая цель.

    P. S. Накануне на собрании ЦСКА капитаном армейцев назван Матьяз Смодиш. Вторым капитаном армейцев стал Траджан Лэнгдон. Должность капитана оставалась вакантной после перехода Захара Пашутина в питерский «Спартак».


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров