YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Защитник «Зенита» 1990-х Алимжон Рафиков: «Президенту показалось, что я сдавал матч с «Факелом»

Сколько бы ни говорили о невысоком уровне Кубка Содружества, но встречи порой этот турнир дарит потрясающие. Алимджон Рафиков, ныне главный тренер «Истиклола», выступал за «Зенит» на заре чемпионатов России, в самое смутное время. И наша беседа в уютном номере гостиницы «Пулковская» коснулась не только сегодняшних реалий, но и «веселой» жизни «Зенита» начала 1990-х. О которой юные болельщики сине-бело-голубых наверняка и не догадываются.

Нужно провести анкетирование

— Алимджон, отношение многих команд к Кубку Содружества показывает, что турнир им не нужен. Насколько он важен для вашей команды?
— Для нас турнир интересен. В первую очередь тем, что это возможность встретиться с командами из бывших союзных республик. Весь спорт, а футбол в особенности, — отражение ситуации в стране, в первую очередь экономической. В Таджикистане сейчас в целом нелегкая жизнь, понятно, что и возможности для развития футбола не такие, как во многих других республиках. Поэтому любая встреча с крепкими командами — отличная школа.

— Тем не менее приходится ли корректировать подготовку в связи со сроками Кубка Содружества?
— Конечно. В первую очередь из-за сроков, так как обычно команды в январе только выходят из отпуска — кто после первого круга, кто после окончания предыдущего чемпионата. Вот и получается, что сроки турнира накладываются на самое начало предсезонной подготовки. Неудобно. Мы, например, даже на десять дней пораньше вышли из отпуска, чтобы в Питере не ударить в грязь лицом.

— Необходимость играть на синтетике создает проблемы?
— Конечно, это не всегда удобно, так как нагрузка на опорно-двигательный аппарат здесь немного другая, нежели на естественном газоне. Поэтому иногда приходится дозировать игровое время, а кому-то ведь вообще не рекомендуют выступать на синтетике. Впрочем, жаловаться все же не буду, так как поле в СКК хорошее, отвечает современным требованиям. И уж тем более это небо и земля по сравнению с тем, что здесь было в 1980-е годы — тогда покрытие было уложено на бетон, что приводило к очень серьезным травмам. Вспомните, как армеец Сергей Березин после падения на газон оказался в коме!

— Вернемся к турниру. Имеет он перспективу в нынешнем формате? И реально ли возродить интерес к нему со стороны сильнейших клубов бывшего СССР?
— Считаю, имеет смысл всерьез подумать о переносе сроков Кубка, а также о возможности сыграть на естественных газонах. Вообще мне кажется хорошей идея провести анкетирование среди участников, выяснить, у кого какие соображения и пожелания. Так проще понять, как сделать соревнование привлекательным для всех.

— Для ваших игроков турнир еще и возможность показать себя селекционерам серьезных клубов?
— Во-первых, мы привезли сюда состав, на который рассчитываем в предстоящем сезоне. Может быть, не на всех, но восемьдесят процентов — это «обойма». Что касается возможных предложений, то, если кому-то удастся обратить на себя внимание и получить хорошее предложение, руководство клуба будет решать.

В Таджикистане футбол — спорт номер один

— Какие главные проблемы развития футбола в Таджикистане?
— В первую очередь все упирается в экономику. Это и ограниченные возможности для комплектования команд, скудная инфраструктура, в том числе в детском футболе. Ведь для подготовки детей необходимо в нужном количестве иметь искусственные поля, которых сейчас в стране почти нет.

— Неужели такая проблема актуальна для страны с теплым климатом?
— Конечно! Каким бы благоприятным климат ни был, за натуральными газонами надо следить ежедневно, проводить различные процедуры, а в таком случае дети не смогут регулярно заниматься. Для качественной подготовки синтетика обязательна нужна. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить руководство нашего клуба, которое уже заказало для команды два таких газона. Кроме того, в планах выкупить базу, которая когда-то принадлежала «Памиру».

— Какие еще трудности?
— Имея невысокую зарплату, многие так и относятся к своей работе — приходят, отбегают полтора часа и уходят. А ведь можно отнестись к работе с большей любовью, попытаться заинтересовать детей занятиями, привить им необходимые навыки. Увы, такого отношения не хватает. Хотя страны под названием СССР не существует уже почти двадцать лет, ментальность у многих ее жителей осталась прежней. Это большая проблема. Что обидно, изначально-то почва для развития футбола в Таджикистане очень хорошая.

— А если конкретнее?
— Во-первых, климатические условия позволяют много месяцев в году играть в футбол под открытым небом, а это значительно облегчает работу. Что еще очень важно — футбол очень любят дети, по степени популярности он на первом месте. Однозначно! Есть и еще один положительный момент — демографиче­ский. С людским ресурсом проблем в стране нет, так как полно семей, где растут восемь-десять детей. Привлечь к занятиям есть кого.

Проблемы с воспитанием влияют и на футбольное образование

— Интересно, а если не принимать во внимание экономический фактор, то есть ли какой-то аспект футбола, в котором Россия уступает Таджикистану?
— Здесь я хотел бы сказать не о самом футболе, а о воспитании детей и подростков. В России с этим, считаю, большая проблема. Не хватает у молодежи ценностей, уважения к старшим, далеко не все подростки всесторонне развиты. И как бы кто ни пытался отделять спорт от остального воспитания, оно все равно сказывается и на футбольном образовании. Ребятам зачастую не хватает ответственности, целеустремленности, организованности. Я уж не говорю о том, что для большой части нынешней молодежи здоровый образ жизни — понятие очень далекое.

— В Таджикистане по-другому?
— Проблемы существуют, но в некоторых аспектах все же полегче. В частности и потому, что за ведение не самого лучшего образа жизни достанется от родственников, не говоря уже об остальных людях. Получается, общество в какой-то степени воспитывает человека.

— Вы упомянули о недостаточном всестороннем развитии молодежи. Что надо сделать для решения этой проблемы?
— Для начала, наверное, ориентировать молодежь на положительные примеры. И это касается самых разных сфер — если журналисты печатают интервью с человеком, который самодовольно рассказывает, как он ездил за рулем в состоянии алкогольного опьянения, и кичится тем, что всегда оставался безнаказанным в силу известности или служебного положения, и его еще представляют героем, что можно ожидать от молодежи? Какой пример — такая и модель поведения. Многое зависит от средств массовой информации. Скажу прямо: раз допускаются в эфир передачи, подобные «Дому-2», да еще и делается все, чтобы они пользовались популярностью, иначе как дебилизацией населения это не назовешь.

Семин поразил своим отношением

— В бытность игроком вы поработали со многими тренерами. Кто оставил самое сильное впечатление?
— За мою долгую карьеру попадались разные тренеры, но, к счастью, больше было таких, которые многое мне дали и как футболисту, и как человеку. Начну с Юрия Семина, с которым я работал в «Памире», еще будучи совсем молодым. Не хочу обидеть тех, с кем работал до него, но именно Юрий Павлович — первый наставник, который, на мой взгляд, глубоко знал свое дело, четко понимал, что и для чего он делает. Тогда я впервые увидел, как тренер со знанием дела дозирует нагрузки, ясно понимает, почему сегодня он предлагает одни упражнения, а завтра другие. Семин уже в середине 1980-х отличался серьезным подходом и собственным видением футбола. У меня не было сомнений, что его ждет большое будущее. Так и оказалось.

— Поддерживаете с ним отношения?
— Очень давно не виделись, но по отношению к Юрию Павловичу могу сказать только самые теплые слова. У нас было несколько встреч спустя много лет после совместной работы, и эти встречи меня по-хорошему потрясли.

— Что же это за встречи?
— Когда Семин еще не ушел из «Локомотива» в сборную, я приехал на базу клуба попросить его, чтобы он помог устроить сына в юноше­скую команду, если тот поступит в институт. И важна здесь даже не суть разговора, а обстановка, в которой это происходило.

— Заинтриговали.
— Дело в том, что меня Платон Захарчук привез на базу прямо пред тренировкой, и тем не менее Юрий Павлович сразу с большим вниманием отнесся ко мне. И вот представьте, сидит перед тренировкой звездный состав «Локомотива», игроки сборной, к Семину подходит кто-то из помощников и напоминает, что пора начинать занятие. И что вы думаете? Он помощнику и отвечает: «Откладываем начало на двадцать минут». Мне даже как-то неловко стало, я предложил подождать до окончания занятия, но он был непреклонен! (Смеется.) И только после того как мы закончили разговор, дал команду к началу тренировки. Я был потрясен.

У Бердыева хотел бы поучиться основательности

— Вам довелось поработать и в системе «Рубина». С Курбаном Бердыевым пересекались?
— Я работал в детской школе «Рубина». Не могу сказать, что мы общались с Бердыевым, но тем не менее плоды его работы не могут не восхищать. Ведь он не только достиг немыслимых результатов с первой командой, но и создал по­трясающую инфраструктуру. Великолепная база, работа интерната и детской школы — все организовывал и курировал Бердыев.

— Как у него хватает знаний и времени?
— Курбан Бекиевич — очень основательный и разносторонний человек. Он ведь не только знает, как тренировать взрослых футболистов. У него полно знаний и о том, как надо работать с детьми, как укладывать поле, как ухаживать за ним. Когда приезжаешь на базу «Рубина», такое впечатление, что попадаешь в другой мир. Настолько все чисто, размеренно, организованно. Это, кстати, еще один плюс Бердыева — он умеет так организовать работу, что каждый с максимальным эффектом трудится на своем месте, не отвлекаясь на посторонние вещи, никогда нет лишней суеты.

— Учитывая столь глобальную работу, которую он провел, а также уровень, на который ему удалось вывести «Рубин», получается, что кредит доверия у него безграничный?
— Нет, в спорте ничего вечного не бывает. Не будь у первой команды успехов, сомневаюсь, что ему дали бы возможность проделать все остальное.

Питеру симпатизировал с 1980-х годов

— Давайте вспомним 1992 год, когда вы приехали в «Зенит».
— Тяжелое было время... Распалась страна, до последнего не было ясно, какой будет чемпионат. У меня было несколько предложений, но я изначально склонялся к тому, чтобы сделать выбор в пользу «Зенита».

— Чем он вас привлек?
— Во-первых, приехал в Петербург не с самого начала сезона, а только в мае. К тому моменту здесь уже были мои бывшие партнеры по «Памиру» — Вазген Манасян и Андрей Мананников. Но дело даже не в этом. Просто я человек впечатлительный и сентиментальный. И мне очень запомнился «Зенит» образца 1984 года, который выиграл чемпионат СССР. Большое впечатление произвела игра звезд той команды — Желудкова, Бирюкова, Ларионова, Дмитриева, других ребят. Потому отношение к Ленинграду у меня всегда было трепетным и играть здесь считал за честь.

— Какие были еще предложения?
— Сейчас уже не помню подробности, но точно не из московских клубов. Зато помню, что зарплату в тех командах предлагали более высокую, чем в «Зените».

— Какая, кстати, была тогда зарплата?
— В цифрах не скажу, но в «Зените» тогда зарплата была скромная по сравнению с другими клубами. В лучшем случае были по этим показателям в середняках.

— Не секрет, что южные команды имели в советское время хорошие условия.
— Вопреки расхожему мнению, в то время, когда я играл за «Кайрат» и «Памир», больших денег там не было. Зарплата — около двухсот рублей, премиальные — около сорока. Жаловаться не буду, на жизнь хватало, но сказать, что мы жили намного лучше других людей, что могли скопить деньги на что-то серьезное, не могу.

— Вы были одним из самых опытных игроков «Зенита». Приходилось передавать опыт молодежи?
— Что-то мы подсказывали ребятам, но чему-то и сами у них учились! Вообще скажу, что атмосфера тогда была немного другая и отношение молодых футболистов к делу отличалось от того, что сейчас.

— Поясните.
— Помню, как Володя Кулик, Игорь Зазулин, Олег Дмитриев, Максим Боков да и другие молодые ребята постоянно приезжали на базу заранее, общались перед тренировкой, занимались самостоятельно. Сейчас молодежь относится к занятиям более прагматично, и, когда я предлагаю собраться за час до тренировки, подготовиться, пообщаться, понимания это не находит. Приходится объяснять, что все виртуозы — такие как Роналдо, Месси — пришли к своему мастер­ству через постоянную работу с мячом, регулярный тренинг.

Президент «Зенита» заподозрил меня в сдаче матча

— Были шансы у «Зенита» в 1992-м сохранить прописку в высшей лиге?
— Сразу скажу: вылетел «Зенит» не по спортивным причинам. Тогда и судьи, и некоторые соперники творили такое, что даже вспоминать не хочется.

— Веселое было время?
— Еще какое веселое! Помню, перед гостевой игрой с «Факелом» к нам с Мананниковым подошел представитель воронежцев и открыто предложил деньги, чтобы мы сдали матч. Видимо, выбрал нас как самых опытных.

— Что же вы ответили?
— Ответ был прямой. Объяснили ему, что он, мягко говоря, ошибся, сделав такое предложение.

— Много тогда было «интересных» предложений?
— Бывало. Скажу честно: иногда были моменты, когда даже имело смысл на это пойти. В случаях, когда предлагали не тратить силы. Но от подробностей воздержусь.

— Почему после того сезона вы покинули команду?
— Поворотной точкой стал тот же матч с «Факелом». Не забывайте, что в Душанбе у меня осталась жена с двумя маленькими детьми, а в Таджикистане тогда шла война. И вот идем на перерыве в раздевалку, а я слышу по радио, что в Душанбе — уличные бои. Представляете мое состояние? И с каким настроением я вышел на второй тайм. В итоге через несколько минут после его начала меня заменили. А президенту «Зенита» Владиславу Гусеву показалось, что я сдаю матч.

— Что произошло потом?
— Уже в раздевалке сказал ему, что такими подозрениями он только хуже делает команде. Попутно напомнив, что он своего обещания дать мне квартиру так и не выполнил. А я между тем вынужден выходить на поле, зная, что творится в Душанбе.

— Что Гусев ответил?
— Что его это не интересует. В итоге поговорили на повышенных тонах. Но о подробностях не пытайте. Скажу только, что после этого не только моя карьера в «Зените» была завершена — я вообще мог с футболом закончить.

Помощь от Мутко

— Настолько все вышло серьезно?
— Более чем серьезно! И я очень благодарен нынешнему министру спорта Виталию Мутко, который тогда помог разрешить конфликт, что помогло мне продолжить карьеру.

— Почему тогда вышли именно на Мутко?
— Он же тогда курировал спорт в мэрии Петербурга, знакомые помогли организовать с ним встречу. Кстати, я настоял на том, чтобы встреча была не один на один, а присутствовала вся команда во главе с тренером Вячеславом Мельниковым. К счастью, все закончилось хорошо, и я перебрался в Набережные Челны, куда сразу же перевез семью.

— С кем-то из того «Зенита» продолжаете общаться?
— К сожалению, жизнь нас раскидала, некоторых не видел почти двадцать лет! С большой радостью увиделся сегодня с Сергеем Ломакиным, который тогда работал в «Зените», знаю, что Юра Окрошидзе работает в молодежной команде, Игорь Зазулин собирается в СКК. С удовольствием со всеми встречусь! И спасибо Кубку Содружества за такую возможность!

Оцените материал:
-
0
3
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад