YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Заслуженный мастер спорта Олег Макаров: «В детстве я был лентяем»

Заслуженный мастер спорта Олег Макаров: «В детстве я был лентяем»
Фото:

Спортивные династии в российском фигурном катании, как это ни удивительно, большая редкость. Разумеется, многие известные фигуристы ставят своих детей на коньки. Но буквально считаные единицы из числа «наследников» дорастают до уровня национальной сборной. Таким вот «золотым исключением» являются живущие сегодня в США чемпионка России — 2010 в женском одиночном катании Ксения Макарова и ее родители — двукратные чемпионы Европы, призеры Олимпийских игр и чемпионата мира в парном катании Лариса Селезнева и Олег Макаров. Причем Олег Витальевич выступает еще и в роли тренера собственной дочери (наряду с легендарным советским одиночником Виктором Петренко).

— Каково стоять у бортика, смотреть за прокатом дочери и понимать, что от вас ровным счетом ничего не зависит?
— Очень сложно. Вообще, когда родители выводят на соревнования своих детей — это всегда психологически непросто. У нас с Ларисой много хороших учеников. Есть даже те, кто выигрывал в США национальное первенство. Да, мы всегда за них волновались. Но того «нервоза», как когда катается Ксения, мы никогда не испытывали. Мне лично легче было кататься на Олимпийских играх, чем «выводить» свою дочку. При этом тренер — это совершенно другая жизнь, отличная от жизни спортсмена. Ты должен передать свою энергию подопечному, чтобы хватило на весь прокат. И при этом ни в коем случае не имеешь права показывать волнение. В Петербурге, на недавнем чемпионате России, который Ксюша выиграла, я изо всех сил пытался скрывать эмоции. А потом, скажу честно, неделю отходил. Не знаю, сколько буду отходить после чемпионата Европы.

— Какие чувства у вас были, когда вы, воспитанник питерской ДЮСШ, после долгого-долгого перерыва вернулись в декабре прошлого года в родной «Юбилейный»?
— Мне было приятно, что в том дворце, где мы с Ларисой начинали кататься, где пришли к нам первые успехи, теперь выступает наша дочь. Второй момент: Ксюша каталась 24 декабря. Это был день рождения Ларисиной мамы Нелли Васильевны, умершей в июне прошлого года. И Ксения в этот день как раз выиграла произвольную программу и весь чемпионат России. Получилось — в память о бабушке.

— Не было боязни, что питерская публика не примет Ксению? Ведь сердца местных болельщиков уже успела завоевать Алена Леонова.
— Нет, боязни не было. Мы же питерские. И родители наши тоже. У нас здесь очень много друзей Питер есть Питер. Это цивилизованный город. И я люблю его, люблю питерцев. Помню, как я сам здесь катался. Свои успехи и свои падения И никогда питерцы меня не сбрасывали со счетов, всегда помогали. И у меня даже мыслей не возникло, что Ксюшу не примут. Все ведь зависит от нее самой. Если она обаятельная — с чего к ней относиться плохо? Вот если будет «стервоза на льду» — никто к ней и не подойдет. А если станет притягивать к себе людей — все будет хорошо. И вообще она молодец. Учится в очень хорошей школе, не пропускает уроков...

— Вы живете и работаете в Америке. А Ксения — американка или россиянка?
— Мы там только живем. Но паспорта и у меня, и у Ларисы, и у Ксении российские. А вот у нашего сына, который родился за океаном, двойное гражданство. Просто так сложилось, что в смутные времена нам пришлось уехать.

— Почти все наши ведущие фигуристы в определенный момент уезжали, потому что здесь, в России, не было работы. Не было свободного льда...
— Да. У нас были схожие резоны. Мы уехали в Америку в 2002 году. А закончили карьеру в 1990-м. Последним нашим турниром стал чемпионат мира в канадском Галифаксе.

— И что происходило с вами между 1990-м и 2002-м?
(Вздыхает.) Много чего было... К примеру, занимался вольной борьбой Мой хороший друг Яша Гантман, заслуженный тренер России, крестный моей дочки, был в свое время главным тренером сборной России. Я у него и тренировался Вообще, в свое время едва не прошел мимо фигурного катания. Начал им заниматься с восьми лет, а где-то в десять меня выгнали за проф­непригодность. Лентяем был...

— У кого рука поднялась-то?
— Нет, действительно я не хотел кататься. Опаздывал на тренировки минимум на двадцать минут. Занимал на соревнованиях низкие места. Вот меня и отсеяли. И я потом три года занимался боевым самбо, вольной борьбой И в знаменитой ДЮСШ на Каменном острове, и у себя в школе А потом как-то пришел на каток и попал на глаза Тамаре Николаевне Москвиной. Здоровый, большой И снова начал кататься. Стали получаться прыжки — прыгал все, что на тот момент требовалось от одиночника. Единственное, со «школой» (то есть обязательными фигурами. — «Спорт») нелады были. И Тамара Николаевна предложила мне попробовать силы в парном катании Андрей Сурайкин, царствие ему небесное, взял нас с моей первой партнершей Мариной Петровой к себе Она была опытной спортсменкой и очень многому меня научила. Но поскольку она была старше меня на два года, мы уже не могли долго кататься по юниорам. А я мог выступать в этой возрастной категории еще четыре сезона. И мне нашли новую партнершу — Ларису Селезневу. Кстати, она была очень хорошей одиночницей. В свое время была второй на чемпионате СССР по фигурному катанию — после Киры Ивановой. Маленькая была — всего 36 кг. Затем, правда, начала расти В общем, вернулся я в спорт. С 1980-го мы стали тренироваться у Игоря Борисовича Москвина. И так до 1990-го...

Оцените материал:
-
0
1
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад