YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Заслуженный тренер России Леонид Остроушко: «Ко мне относятся как к неандертальцу»

Одного из лучших тренеров постсоветского пространства корреспондент «Спорта» встретил в кулуарах Университета имени Лесгафта. Мастер спорта, заслуженный тренер СССР, Казахстана, Узбекистана, России. Ныне Остроушко — преподаватель кафедры футбола, сотрудничает с Центром обучения и лицензирования тренеров. Как стать хорошим тренером? Почему в России мало классных футболистов? Сколько договорных матчей игралось в СССР и как они мутировали сейчас? Кто виноват в том, что буксуют футбольные школы Петербурга? На эти и другие вопросы ответил Леонид Остроушко.

Однажды меня «заказали»

— Леонид Константинович, вы украинец, из Запорожской области. Наверняка мечтали играть в киевском «Динамо». И ведь получили приглашение от легендарного клуба?
— Мне только 19 стукнуло. Тренировался в дубле рука об руку с юными Лобановским и Базилевичем. Но в отличие от них — не был местным, ведь в эвакуацию мы с семьей из Запорожской области в Казах­стан отправились, и я уже казахским «аборигеном» считался. Отчасти и этот нюанс предопределил мое будущее в Киеве. А когда в 1959 году в «Динамо» пришел москвич Вячеслав Соловьев, он в первую очередь стал ставить в состав Лобановского и Базилевича. А на моем месте играли зрелые футболисты, оставалось терпеливо ждать своего часа. Соловьев в первый же год работы выиграл серебро, а на следующий год — золото, но я продолжал оставаться не у дел, да и приглашали меня другие люди, после удачной игры в «Кайрате» против киевлян. Забил гол, надежно смотрелся в обороне, да еще украинские корни сыграли роль.

— Вам приходилось играть против ярчайшей звезды советского футбола Эдуарда Стрельцова.
— Первый раз на футбольном поле я встретился с ним в 1956 году, на Спартакиаде народов СССР. Стройный, высокий парень с развитыми ногами, обладающий пушечным ударом, имел приличную скорость и отличную технику. Быстро стал настоящей звездой советского футбола, равной которой нет до сих пор, настоящий самородок. Если бы Эдуард поехал на чемпионат мира в 1958 году, то не уверен, что Пеле стал бы там лучшим. После отсидки Стрельцова опять не взяли на чемпионат мира в Англию, хотя он набрал хорошую форму. Его «подставили», оклеветали, нюансы этого дела до сих пор никто не знает. Всю жизнь он был предан родному клубу, не соглашался перейти в другие именитые команды. Стрельцов для «Торпедо» — полкоманды, если не больше, хотя там играли такие классные футболисты, как Валентин Иванов и Валерий Воронин.
На предсезонном сборе в Одессе я любовался его игрой — и это после того как Стельцов отсидел шесть лет, еще в течение двух лет не имел права играть за клубы высшей лиги. Как «персональщик», игравший против многих лучших игроков Союза — Каневского, Бибы, Нетто, Красницкого, — противостоял и Эдуарду Анатольевичу. Иногда справлялся с ним, благо Бог одарил цепкостью, жесткостью, умением отбирать мяч. Всегда действовал против него в рамках правил, понимая, какой это великий талант, старался отнимать мяч чисто.

— Правда ли, что игроки «Кайрата», когда вы уже работали главным тренером, заказали вас киллеру?
— Была такая история (улыбается). Один игрок был недоволен своим положением в коллективе. Честно говоря, меня мало интересовало его мнение, не любил бездельников и болтунов. Полунастроений не терпел, ценил только дисциплину, самоотдачу и работу до седьмого пота. Только такие ребята оставались в команде, бездельники быстро исчезали. Никаких национальных трений в «Кайрате» не было, как и во всей республике. Немец Штромбергер впоследствии в ЦСКА перебрался, получил в столице трехкомнатную квартиру, Нидергаус — в «Ротор». В Казахстане было много немцев, а в Павлодаре, Актюбин­ске, Караганде существовали даже немецкие колонии, под Алма-Атой, например, существовала немецкая деревня. Когда же в период перестройки им разрешили вернуться на историческую родину — все футболисты-немцы оказались в Германии, а Евстафий Пехлеваниди уехал в Грецию.

— Как справлялись с многонациональным коллективом?
— В первые годы перестройки, когда в стране пошли разрушительные процессы, у нас оставался дружный, многонациональный коллектив, все были уроженцами Казахстана. Уезжать из «Кайрата» никто не стремился, разве что в Москву, Киев или Днепропетровск. В 1982 году Гладилин оказался в московском «Спартаке», а я стал главным тренером «Кайрата» и сразу вывел команду из первой лиги в высшую. В команде раскрылись Бердыев и Стукашов, многие стремились играть на высоком уровне. Проделанная огромная работа сказалась, и в сезоне-1984 мы были восьмыми, а в 1986-м заняли седьмое место.
Шесть человек выступали за различные сборные СССР. Яровенко стал олимпийским чемпионом Сеула. Пехлеваниди тоже мог им стать, но на зарядку во время тренировочного сбора пришел в тапочках. Бышовец его сразу отправил домой — мол, у нас тут не пляж. Встретил его, бедолагу, в аэропорту, посочувствовал, успокоил, отправил этого талантливого футболиста на базу. Был Евстафий человек непростой, я с ним никогда не скандалил, но он при любом конфликте звонил начальству, говорил, мол, Остроушко нас «душит» (улыбается). Если сегодня подвести итоги моей работы в «Кайрате», то секрет успеха можно сформулировать так: крупица таланта и ведро пота. Тезис на все времена.

Бердыев звал в «Рубин»

— Нынешний рулевой казанского «Рубина» Курбан Бекиевич Бердыев — ваш воспитанник?
— Курбан был техничным, умным, грамотным футболистом, но скорости порой не хватало, ее недостачу компенсировал грамотной позиционной игрой. Ленился, бывало, на тренировках, однако талантом обделен не был, работать с ним нравилось. В нем уже тогда угадывался тренерский потенциал. Показательный момент. У меня была толстая тетрадь с методическими материалами: наблюдения, установки, разборы, теоретические статьи. Бердыев все время брал ее у меня, что-то переписывал. Всегда за это благодарил. В 2003 году в Алма-Ате встретил Павла Черепанова, человека из тренерского штаба Бердыева в «Рубине». Казанцы уже тогда показывали умную, содержательную игру в чемпионате, занимали высокое место. Черепанов мне поведал, что Курбан работает по той самой программе, со старыми «кайратовскими» записями не расстается…

— Бердыев звал вас в Казань?
— В 2004 году был вариант оказаться в «Рубине». После матча с «Зенитом» встретились на «Петровском» с Бердыевым, поговорили о многом, в том числе и о совместной работе. Обещал подумать. Но вскоре по­ступило предложение возглавить минское «Динамо», и я дал согласие. Спустя некоторое время узнал от Черепанова, что Бердыев ждал меня в Казани, но контракт с Минском надо было отрабатывать. Пока Курбан раздумывал, я был в поиске работы и принял предложение из Белоруссии. Условия для работы в «Динамо» были отличными, но уже в процессе понял: что-то не так. Если бы выдержал паузу и оказался в «Рубине», до сих пор бы там работал, неважно, в какой роли — мой опыт пригодился бы. Сейчас уже время ушло, мой ученик сильно вырос, стал прекрасным специалистом, дважды сделал «Рубин» чемпионом, успешно руководил командой в Лиге чемпионов. Виделся с ним пару лет назад, рассказал о том, что работаю в Университете Лесгафта. Взять в «Рубин» не просил. Постеснялся — быть может, зря…

— На ваш взгляд, существует рецепт качественной тренерской работы?
— Чтобы стать хорошим тренером, надо ежедневно работать над собой — в теоретическом и практическом плане. Необходимо следить за современным футболом, развитием тренерской мысли, новыми технологиями. Почему у нас не появляются звезды? В чем причина того, что наши футболисты на вторых ролях в Европе, а сборная не попадает в финальные турниры чемпионатов мира? Чтобы воспитать хороших футболистов или создать сильную команду, надо жить футболом, засыпать и просыпаться с мыслями о нем. Тогда будет результат. Важно вложить в молодых футболистов идею о том, что мастерство приходит через большой труд и самодисциплину. Наставник — человек, как раз воспитывающий эти качества. Молодость проходит быстро, именно в ней закладывается фундамент мастерства.

Главная цель — заработать деньги

— Сейчас Россия испытывает недостаток квалифицированных тренеров?
— Да! И в том числе среди тех, кто только что закончил играть. Большинство тренеров в СДЮШОР бесправны, их зарплата и социальный статус очень низкие. Чтобы вырваться из нищеты и забвения, они пытаются работать только на результат, стараются достичь его натаскиванием и форсированной подготовкой. Поэтому классные футболисты у нас появляются редко, сплошные «полуфабрикаты» — что-то умеют, но индивидуального ничего нет. Тренеры российских команд премьер-лиги пытаются достичь высокого результата другим способом — привлечение легионеров, перекрывающих дорогу доморощенным талантам. Для молодых и невостребованных футболистов есть возможность пройти через второй дивизион, но там такое «болото» и столько странных матчей, что парни быстро превращаются в ремесленников, главная цель которых — заработать деньги. Можно несколько лет прозябать в дубле или молодежном составе, но если наставник не видит в них перспективу, то надо уходить и искать для себя новый коллектив.

— А как же Аршавин, Кержаков, Денисов, Быстров?
— Это дети Юрия Андреевича Морозова! Сейчас тренеров, умеющих раскрыть потенциал молодого футболиста, практически нет. А в мои годы подобным даром обладали Якушин, Качалин, Бесков, Лобановский. Практически все тренеры, работавшие в отечественном футболе. Сколько российских тренеров трудятся сейчас в престижных зарубежных клубах или сборных? Ноль! А голландцев, французов, немцев, итальянцев — много. Вот вам и ответ на вопрос, есть ли у нас сейчас хорошие тренеры. Это говорит о низком уровне знаний, отсутствии сильной российской тренерской школы. Такая же история с футболистами. Их тоже в Европе единицы, и то не на главных ролях.

— В каких отношениях вы были с Лобановским, Бесковым, когда соперничали?
— Ведущие тренеры страны тогда исправно собирались на тренерские семинары. Лобановский, Базилевич, Морозов, Бесков приезжали на них, с интересом слушали. Как и все, делились идеями, спорили о системах и методах тренировочного процесса. Я не входил в эту элиту, но чувст­вовал, что и мое мнение уважают. Схожесть взглядов на футбол и раннее знакомство с Лобановским позже переросло в дружбу. С Юрием Морозовым тоже ладил. Видел в нем умного футбольного специалиста, интересного собеседника и человека. Бесков был постарше, держался особняком как человек с большими заслугами и опытом. Когда стал тренировать «Спартак», сразу из динамовца переродился в спартаковца и стал им до мозга костей. Забрал из «Кайрата» Волгина, уверял меня, что это шаг вперед, мечта жизни любого футболиста.
Но мы тоже хотели побеждать и не считали себя хуже. Потеря хороших игроков мешала нам быть наверху, развиваться. Никогда не понимал, почему столичные клубы «грабят» нас, провинциалов, вместо того чтобы в своих футбольных школах растить смену. Того же Сергея Волгина (экс полузащитник «Кайрата», «Спартака». — «Спорт») я нашел в одной из казахских команд второй лиги, много работал с ним, довел до основного состава. В «Спартаке» он быстро затерялся, не смог проявить свои лидерские качества, в итоге вернулся к нам обратно. Подобная судьба ждала многих игроков из нестоличных клубов. Гегемония московских клубов и киевского «Динамо» в советском футболе все-таки существовала.

Игроки «сплавили» с согласия президента

— В Петербург вы перебрались в 1993 году, возглавляли клуб «Смена-Сатурн». Вспоминаете тот период? Президента Леонида Шкебельского, например?
— Шкебельского давно не видел, не знаю о нем ничего. Сначала работал консультантом, по окончании сезона-1994 назначили главным тренером. При утверждении моей кандидатуры Леонид предпочел воздержаться, хотя остальные руководители были за. Будь я в других условиях, развернулся бы и ушел, все-таки знал себе цену. Тогда же в Питере только осваивался, проявил некую толерантность. Ситуация была неоднозначная, уверенности в завтрашнем дне совершенно не было, деньги заканчивались. Кое-как провели сборы, подготовительный период получился скомканным. Первый матч сезона проиграли в Ставрополе, пропустив мяч на последних минутах, — 0:2. Затем в Элисте московская бригада судей дала ясно понять, что всякое сопротивление с нашей стороны бесполезно — итог встречи предрешен. Так и случилось, при ничейном результате арбитр придумал пенальти. Вновь поражение.

— Не хотелось все бросить и хлопнуть дверью?
— Я постарался приободрить ребят в раздевалке накануне домашних игр, попросил строго соблюдать режим. Однако мои слова не дошли до подопечных, большинство из них грубо нарушили режим накануне домашнего матча с «Лучом» из Владивостока, который возглавлял любимец питерских болельщиков Лев Бурчалкин. Другой петербуржец — Андрей Кондрашов — решил исход этой игры. Следующая домашняя игра — с арзамасским «Торпедо». Ведем 2:0, до конца матча десять минут. И тут я, человек опытный в футболе, понял: команда «сливает» игру! Голкипер Александров дважды странно «оказался не у дел» — 2:2. Пошел к Шкебельскому, хотел в лицо ему высказать, а тот мне руку протягивает: мол, будь здоров, все хорошо. После этого со «Сменой-Сатурном» я больше не работал. Сплавили меня игроки с согласия президента клуба. Профессиональный, требовательный тренер им был не нужен!

— В советские времена игры сдавались часто?
— Ох. Договорных матчей было столько, что не дай бог… Сам никогда не участвовал в закулисных играх, однако всегда четко оценивал, что к чему. Приезжаем как-то в Киев, тренер киевских дублеров подходит ко мне и говорит: мол, может, сдадите игру? Я отказал. Как результат — наша уверенная победа, на одном дыхании. Сейчас эта проблема не только не изжита, она стала изощреннее и циничней. На кону большие деньги, в них завязаны не только клубы и футболисты, но и букмекеры. Борьбу с этим злом надо ужесточить и использовать зарубежный опыт Италии и Германии, где каленым железом выжигают подобные явления, невзирая на заслуги клуба и футболистов.

— Как оцениваете деятельность академии ФК «Зенит», где вам довелось поработать в должности старшего методиста?
— Сколько лет работают многочисленные тренеры, а результата как не было, так и нет! Футбольная школа «Смена», которая сейчас является академией, за последние десять лет не дала ни одного футболиста в основной состав «Зенита»! Там до сих пор работают приспособленцы, от них мало толка. Это, конечно, мое субъективное мнение. Может быть, сейчас, когда академией руководит голландский специалист Хенк ван Стее, положение изменится. Предыдущий директор не сумел сохранить то, что было создано до него многими поколениями тренеров, а только разрушал, что имелось. Исчезли спецклассы, затухли филиалы, осталось только одно — стремление чего-нибудь выиграть любой ценой, удержаться у власти.

— Работа Лучано Спаллетти в «Зените» вам нравится?
— А я не знаю, как он работает! На тренировках не бывал, о нюансах его тренерского процесса нигде не сообщается. Приглашения на встречу с обучающимися тренерами он и его предшественники игнорируют. Голландцы, доминирующие ныне в российском футболе, даже заявляют вслух, что не желают общаться с преподавателями кафедр футбола. Остается один путь — возрождать отечественную тренерскую школу, созданную Якушиным, Качалиным, Бесковым, Лобановским и другими нашими специалистами. Но лично к Спаллетти отношусь с большим уважением. В прошлом сезоне он выиграл все, что можно, да и сейчас команда идет в лидерах, показывает в большинстве матчей содержательную игру.

— Почему такого опытного человека, как вы, не привлекают к работе в Федерации футбола России, Петербурга?
— А вы у них спросите! Видимо, не нужен. Мой зять Николай Объедков работает в питерской федерации. Поймите, ко мне почти все футбольные люди в Петербурге относятся как к неандертальцу. Но я не обижаюсь, от своих принципов до гробовой доски не отступлюсь (улыбается). Вот недавно была у нас в университете презентация книги Юрия Лукосяка «150 лет российскому футболу». За праздничным столом встретился с теми, против кого много лет играл. Встречаюсь и с патриархом питерского футбола Германом Зониным. Каждая встреча — воспоминания о наших славных тренерских годах. Здоровье позволяет заниматься и тренерским искусством. А знаний и опыта хватит на несколько жизней вперед. В начале «нулевых» я трудился в Минске, в «Динамо». Привел команду к чемпионству, потом стал помощником Юрия Шуканова. Правда, дела у него не заладились, и меня вновь просили встать у руля. Но я не согласился, это было бы некорректно по отношению к моему ученику, поэтому попрощался и уехал. Но открыт для любого, кто хочет воспользоваться моим богатым опытом и знаниями. Жизнь в футболе продолжается!

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад