YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Заслуженный тренер России Игорь Щурков: В кино нам не дали заработать. Сказали, что нужно разрешение командующего округом Гость на выходные

Игорь Щурков
Фото: ХК СКА

В этом году старейшему стадиону нашей страны — «Петровскому» (до 1992 года носившему имя В. И. Ленина) исполняется 90 лет. Сейчас это главная футбольная арена города, а после глобальной реконструкции 1957–1959 годов это был поистине многофункциональный спортивный объект. Здесь проводились не только футбольные матчи и легкоатлетические соревнования самого высокого уровня. Стадион имени Ленина стал родным для всех ленинградских хоккейных команд, участвовавших в первенстве СССР, — «Кировца», ЛИИЖТа, «Спартака», «Динамо» и, конечно, СКА, который до ввода в строй в 1967 году Дворца спорта «Юбилейный» провел здесь около 150 матчей. Практически во всех этих играх принял участие знаменитый в прошлом форвард СКА Игорь Сергеевич Щурков, который 21 февраля отмечает день рождения.

Сперва заработай на коньки

— Родился я в Ленинграде, но, когда мне не было еще и года, началась Великая Отечественная война, — вспоминает Игорь Сергеевич. — В 1945 году семья вернулась из эвакуации, и мы жили рядом с комбинатом имени Тельмана. Там был стадион, на котором я и делал первые шаги в хоккее. Мы привязывали коньки прямо на валенки и гоняли целыми днями. Никаких тренеров еще, конечно, не было. А вся разминка — это путь от дома до катка, пока идешь с клюшкой, обыгрываешь воображаемых противников. Еще не было никаких команд, а просто дворовые компании, но играли уже в «канадский». Как раз в эти годы (в 1947–1948) многие стали переходить с русского хоккея на канадский, во дворах появлялись первые «коробки». Потом мы переехали на Московский проспект, и я занимался уже на стадионе мясокомбината. Мне было 10–12 лет. Поначалу на своих коньках катались. Нам даже говорили: «Сперва заработай на коньки». Потом уже давали форму.

— Кого вы считаете своими первыми тренерами в хоккее?
— На мясокомбинате был тренером Олег Иванович Соколов. Он и сам очень прилично играл, хоть и не за команды мастеров, злой такой. Мы его даже звали то ли «пес», то ли «собака»… А после него старшим тренером был Александр Александрович Богданов, и с ним работал Николай Федорович Ермачков. Тогда на клуб было тренеров два-три человека, а занимались со всеми командами: тремя мужскими (правда, в третьей собирались совсем уж любители — вместо щитков книжки привязывали), двумя юношескими и двумя детскими.

— В те годы было принято совмещать занятия хоккеем и футболом…
— И мы играли: в хоккей — зимой, в футбол — летом. А еще брат Юра меня привел на Конюшенную площадь, где был зал «Трудовых резервов», и там мы играли в волейбол, а в ДК имени Капранова в баскетбол — за «Красное знамя». Сборов, конечно, никаких не было, но каждый год мы ездили в пионерские лагеря. А когда чуть постарше стал, поехал с футбольной командой на спартакиаду школьников в Тбилиси.

Первой моей командой мастеров стал футбольный «Спартак»

— В какой момент вам пришлось выбирать между футболом и хоккеем?
— Еще до армии Анатолий Семенович Викторов приглашал меня в хоккейную команду Кировского завода. Это была команда мастеров «Кировец», которая играла в чемпионате СССР по классу «А». За нее играли Валентин Быстров, Виктор Морозов, Леонид Басюра, Дима Копченов… Но я поиграл только за молодежную команду Кировского завода, а в 1959-м моей первой командой мастеров стал ленинградский футбольный «Спартак». Была такая команда по классу «Б». Ею руководили Валентин Васильевич Федоров и Николай Васильевич Афанасьев. Там играли Дмитрий Вейцман, Анатолий Забелло, Анатолий Васильев, потом выступавший за «Зенит». Я с ними тренировался в Удельной на «Спартаке», но сыграть в официальных матчах, кажется, не довелось. После этого надо было решать — играть в футбол или в хоккей. Посоветовался с тренерами и выбрал хоккей. Свою роль сыграло и то, что меня скоро должны были забрать в армию.

— Как состоялся ваш дебют за СКА?
— В армии я оказался в Псковском училище, там прошел курс молодого бойца, принял присягу и попал в СКА. Это был сезон-1960/61. А уже в начале января я сыграл свой первый матч за СКА — с «Кировцем» (1:4). Эта игра проходила на стадионе «Динамо», может быть, из-за оттепели. Как сейчас помню, была очень солнечная погода… Хотя почти все матчи мы в те годы играли на стадионе имени Ленина. В своем первом сезоне я провел четыре матча в чемпионате и три в розыгрыше Кубка СССР — все с «Электросталью», которой забросил свои первые шайбы.

— Тренировал тогда СКА Александр Георгиевич Комаров…
— Он, конечно, был большой мастер. Очень хорошо катался, владел клюшкой. Технические навыки были на высоком уровне. Он же был одним из первых советских чемпионов мира по хоккею 1954 года, четырехкратным чемпионом СССР с ЦСКА. У представителей его поколения что-то было своеобразное… От нас, кстати, он ушел в Куйбышев, и там у него начинал играть Рафаил Ишматов.

На стадионе Ленина было слышно, как бутылка скатывается с верхних рядов

— Потом армейцев принял Евгений Бабич…
— Но он у нас был совсем недолго. Меньше года. А осенью его сменил Николай Георгиевич Пучков. Он приехал в Ленинград в 1962 году учиться в Институте имени Лесгафта и решил еще годик поиграть. Они стояли в очередь с Литовко. Пучков пошел на омоложение команды, стариков поотчислял. Те, кто были офицерами — Волков, Преман, — пошли учиться в ВИФК. Там можно было четыре года учиться, сохраняя ставку, на которой был в команде. Им на смену Пучков взял молодых, стал делать ставку на ребят 1940-х годов рождения. Тогда в команде появились Леша Голованов, Василий Адарчев, Толя Соболев, Валя Панюхин, Юра Корякин, Юра Глазов.

— У вас с Пучковым отношения сразу сложились нормально?
— Мне довелось и против него поиграть, еще когда он приезжал в Ленинград в составе ЦСКА, и с ним, когда он уже за нас выступал (и против того же ЦСКА), а потом и под его руководством. Всегда у нас нормально складывались отношения. И ведь это именно Пучков создал тройку Щурков — Кустов — Копченов. Бомбардиром особым я не был, но 10–15 шайб за сезон забивал. Тогда еще мало считали передачи, а я даже больше любил — оттянешь на себя защитника и отдашь партнеру.

— Наверное, не очень уютно было играть на открытом воздухе?
— Это никого не смущало. На стадион имени Ленина народу много приходило. Вся Петроградская сторона, Васильевский остров. Весь северный «вираж» заполнялся — тысяч 10–12. Причем не сидели ведь зрители, а стояли всю игру. А порой даже слышно было, как с верхних рядов… бутылка скатывается по ступеням. «Подогревались» болельщики… Ну а как без этого в мороз?! Играли в вечернее время, чтобы народ после работы смог прийти, а над катком лампочки висели. Тренировались мы на небольшом стадиончике на Ждановской, 2, который существует и сейчас. На нем мы переодевались и ехали на игру. Соперники чаще всего останавливались в гостинице прямо на стадионе. Там у них и предматчевые тренировки проходили. Ну а в перерывах уходили в раздевалки под трибунами. Они были там же, где и сейчас. А дорожку до входа в раздевалки специально заливали льдом, чтобы можно было от площадки доехать. Пока не был построен «Юбилейный», мы по три месяца жили на сборах в Москве, а в Ленинград приезжали только зарплату получить. Из-за отсутствия дома искусственного льда начинали обычно играть где-нибудь в Сибири — в Челябинске, в Омске, в Свердловске. Причем игры спаренные были. Ну а в январе уже начинали в Ленинграде выступать.

Пучков предлагал: «Нам город не помогает — назовем команду ОЛЛВО»

— Нарушителям не холодно было на скамейке штрафников сидеть?
— Там одеяла были. Накрыться можно. Да и не так часто я удалялся, даже когда защитником стал.

— В Ленинграде в те годы довольно часто проходили международные матчи…
— В 1964 году к нам приезжала вторая сборная США. Полный стадион Ленина был. Битком забит. Тысяч 10 на «вираже» этом было, не меньше. Выиграли мы 4:1, а я одну из шайб забросил — один на один с вратарем вышел. А еще с чехами играли, со шведами, финнами. И здесь матчи проходили, и мы за границу ездили. Перед поездкой в Швейцарию Пучков говорит: «Нам город ничем не помогает — назовем команду Ордена Ленина Ленинградский военный округ — ОЛЛВО».

— В 1964 году снимался фильм «Хоккеисты». Вам не довелось принять участие в съемках?
— Как-то Пучков сказал, что нас будут в кино снимать, где главную роль Шалевич играл. Мы уже решили подзаработать, но кто-то сказал, что армейцам нельзя в кино сниматься, нужно было разрешение командующего — у нас ведь и солдаты тогда играли, и отдали все роли игрокам других клубов: то ли «Локомотива», то ли воскресенского «Химика». Но в кино все-таки вошли документальные кадры нашего матча с ЦСКА 8 марта 1964 года, в котором мы проиграли 0:5. Тогда у Тарасова играли Локтев — Альметов — Александров, Фирсов, Рагулин… Мишаков две шайбы нам забросил. В этом фильме, кстати, одну из ролей сыграл старший брат Геннадия Орлова — Александр.

— 1967 год стал последним для «русской классики» на стадионе имени Ленина. Чем он запомнился?
— В том сезоне московские армейцы вели борьбу за золото со «Спартаком», которым последний год руководил Всеволод Бобров. А мы с динамовцами боролись за бронзу. Игры тогда спаренные проводились, и у нас часто получалось, что мы первую выигрываем, а вторую проигрываем. В первой тройке у нас были Глазов — Панюхин — Копченов, а я во второй играл с Кустовым и Григорьевым. Мы и у «Динамо» тогда выиграли на Ленина — 3:2, и у ЦСКА — 4:3. Я армейцам вторую шайбу забросил. Толмачев выкатился из ворот на перехват, а я под себя убираю шайбу — и в верхний угол. Да и остальные шайбы в том матче на счету нашей тройки. А когда «Спартак» с Бобровым приехал, командование нас призывало: «Ребята, надо выиграть у ''Спартака''! Помочь ЦСКА». Первую игру у «Спартака» мы вытащили — 5:4, а вторую проиграли — 0:6. За них тогда играли Зимин — Старшинов — Борис Майоров. Да и вторая тройка очень сильная была: Фоменков — Евгений Майоров — Мартынюк. А еще Якушев, Шадрин… Зингер на воротах. В самом конце чемпионата у них игра была с ЦСКА, и «Спартак» выиграл 7:3, обеспечив себе первое место. А мы от «Динамо» на три очка в итоге отстали. Правда, им тогда две технические победы присудили над «Кузней», хотя они и не поехали играть в Новокузнецк…

Уже в Девяткино ждали транспаранты «Только победа!»

— После того сезона вас пригласили в сборную?
— Нас вызвали с Игорем Григорь­евым, когда проводился первый турнир «Приз ''Известий''» (тогда он назывался Турнир празднования 50-й годовщины Октябрьской революции). Тогда собрали две сборные СССР и разбили их пополам, чтобы примерно равными по силам были. Мы с Игорем были в первой, которую тренировали Владимир и Анатолий Егоровы, с Зингером, Кузькиным, Фирсовым, Старшиновым, Борисом Майоровым, Александровым и другими замечательными хоккеистами. А в одной тройке с нами выходил Михайлов. Наша команда стала первым победителем турнира.

— А вас в Москву не переманивали?
— В Москву не звали. Хотя Тарасов вроде присматривался. А вот в Горький звали, когда там еще Дмитрий Богинов тренировал. Но я всю карьеру провел в Ленинграде.

— Что предопределило бронзовый успех СКА в 1971 году?
— Во-первых, все тройки в том сезоне были равными по составу, во-вторых, Пучков сумел создать хороший, боеспособный коллектив. Он настроил нас на борьбу, а самоотдача была очень высокая. Я уже больше в защите выходил. Во втором звене играли Кудияш — Панюхин — Глазов, и они выходили против первых звеньев соперника, их задача была сдержать, а в первой тройке были Петр Андреев — Сергей Солодухин — Григорьев. Незадолго до конца чемпионата выиграли у «Спартака», с которым и боролись за третье место, и уже стало ясно, что отрываемся на четыре очка и своего не упустим. Ездили мы в город тогда из Кавголово, а на дороге в Девяткино болельщики транспаранты разворачивали: «Только победа!».

Придет Глазов после первой игры, и раз — «маленькую». Утверждал, что это помогает

— Закончив игровую карьеру, вы сразу стали тренером. Другие варианты не рассматривали?
— Я стал тренировать команду 1958–1959 годов рождения, и мы с ней в 1977 году стали чемпионами СССР среди юниоров. Восемь матчей за 12 дней сыграли, а наша команда была самой молодой. Леша Касатонов тогда у нас играл, Коля Маслов, Андрей Андреев. На следующий год эта команда стала бронзовым призером. Тогда было решено организовать на базе этого года команду ВИФК — во второй лиге. Возглавили ее Вячеслав Сосков и Игорь Десюкевич. Потом она была преобразована в СКА-2, а потом переехала в Оленегорск и даже в первую лигу вошла — в сезоне-1983/84.

В 1984-м я вернулся к Валерию Васильевичу Шилову в первую команду СКА, а в 1988 году, после того как СКА во второй раз стал бронзовым призером чемпионата СССР, демобилизовался. Год поработал с Горевым в Череповце, и там мы тоже вывели команду в первую лигу.

А еще, когда закончил играть за СКА, выступал за ветеранов, за «Мясокомбинат». Там и Костя Меньшиков играл, и Юрка Глазов, а за «Большевик» Шепа (Шеповалов Володя), Сашка Гусев (когда учился здесь), Олег Чурашов, за СКА — Пантюхов Юра, Копылов… Когда у них «война» в ЦСКА была, Тарасов их всех отправил «учиться». Юра Баулин, Пучков… Команда очень приличная была.

— А как в СКА в те годы с нарушениями спортивного режима дела обстояли?
— У меня-то с этим не было проблем. А вот, например, Юрка Глазов неординарный игрок был. Мы жили на Инженерной улице в СКА, а в столовую ходили в Дом офицеров на Литейный — кормили там хорошо… Вот Юрка придет после первой игры, «маленькую» — раз… Мы ему: «Юра, завтра же игра» — а он отвечает: «Мне это помогает». И действительно, выходил и забивал. Может, это какой-то допинг для него был. Кто-то на выезде с молодыми девушками «знакомился» в провинции, а кто-то так режим нарушал. Ну а если попадешься, могли и в часть отправить, куда-нибудь на Север…

В ЦСКА оклады были больше, чем в сборной

— А плюсы какие-то были в армей­ской службе?
— После окончания армии я стал старшим сержантом сверхсрочной службы, потом окончил курсы офицеров. В те годы профсоюзные команды могли «подвесить» (устроить) игрока на завод, а армия стала присваивать звания офицеров, чтобы иметь возможность доплачивать за звание, пайковые… Когда пришел в СКА, оклады были 70, 90 и 110. Меня поставили на ставку 90 рублей. 70 я получал, а 20 отдавал старшим. Не то чтобы это дедовщина была, а так заведено. Должна же была быть какая-то разница. Они поиграли уже несколько лет, а ты только пришел. А мне солдатом получать 70 рублей нормально казалось. Когда офицером стал, уже неплохо получал: 220 в месяц. А в ЦСКА еще больше оклады были, даже больше, чем в сборной.

— За победы полагались премии?
— Даже разговоров таких не было. Это попозже стало. Помню, у кого-то мы выиграли, и первый замкомандующего приказал наградить каждого премией по 25 рублей. А мы следующую игру проиграли «Крыльям», и он приказывает: «Отобрать!» А денег-то этих ни у кого уже нет…

— Дружили ли с хоккеистами других клубов чемпионата?
— В те годы мы особо не общались. Они, когда приезжали, жили где-нибудь в городе или на стадионе, а мы — на базе. Только на льду и встречались. В московских командах, конечно, играли выдающиеся мастера. В каждой команде — по звену сборной: от «Локомотива» — Якушев, Снетков и Цыплаков, в «Спартаке» — Евгений и Борис Майоровы со Старшиновым, от ЦСКА — два звена сборной: Альметов, Александров, Волков, Фирсов, Локтев, от «Динамо» — Юрзинов, Стриганов, Чистов. Тогда в сборную не попасть было. Москвичи, когда приезжали и играли даже вполсилы, все равно сильнее многих были.

— Случалось ли вам в 1960–1970-е годы ходить на футбол на стадион имени Ленина?
— На футбол в 60-е мы ходили в основном на стадион имени Кирова, где играли и «Зенит», и «Динамо», а на стадионе имени Ленина, помню, проходила Спартакиада вооруженных сил в 1961 году — его только-только открыли. В матче футбольного турнира там играла команда ГСВГ (Группы советских войск в Германии) с нашим округом.

— А сейчас ходите на «Петровский»?
— Нет. Как-то раз собрался на футбол несколько лет назад. И такая публика рядом попалась… Кричат, а на кого кричат, непонятно, — и на своих, и на чужих, и матом. Такие… «пэтэушники». И тогда решил больше не ходить. А вот на хоккей в Ледовый выбираюсь с удовольствием — неслучайно же там полный дворец, семьями приходят люди, с детьми. Для всех это радость. И тебе приятно посидеть, посмотреть.

— На что, кстати, на ваш взгляд, СКА может рассчитывать в нынешнем сезоне?
— Интересно, конечно, как Быков и Захаркин сумеют подвести команду к играм плей-офф: и в физическом плане, и в плане психологии. Главное, какой дух в коллективе будет. Вот что важно.

|Личное дело

Игорь Сергеевич Щурков

Родился 21 февраля 1941 года.

Хоккеист, футболист. Мастер спорта международного класса.

Воспитанник команды «Ленмясокомбинат». Играл в футбол за ленинградский «Спартак» в 1959–1960 годы. В СКА выступал в 1960–1975 годы.

Рекордсмен СКА по числу проведенных матчей за команду — более 530 (в чемпионатах СССР — 506), и голов — 146 (в чемпионатах СССР — 107). Бронзовый призер чемпионата СССР как игрок (1971) и как тренер СКА (1987). Финалист Кубка СССР (1968, 1971). В 1967 году в составе сборной СССР стал победителем первого турнира на приз «Известий».

После окончания игровой карьеры перешел на тренерскую работу: работал в ВИФКе, СКА-2, СКА. Сейчас старший тренер СДЮШОР СКА. Подполковник запаса.

Оцените материал:
-
0
4
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад