YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Зоя Полунина: «У нас полноценный вид спорта!» Персона

20-летняя Зоя Полунина защищает не только цвета «Торнадо» и сборной России, но и весь женский хоккей – от нападок скептиков. Сравнения с Цискаридзе и отповедь комментаторам – в интервью «Спорту день за днем».

Задача на Сочи

С.:  В прошлом году вы стали героем Якутии – первой спортсменкой из республики на зимних Олимпийских играх.
На самом деле эту тему сильно раздули. Хотя, конечно, приятно попасть в историю. Стать первой – это классно. В местном музее у меня теперь есть свой уголок – я привезла туда игровой свитер из Ванкувера и медаль участника Олимпийских игр. Приятно, что на родине обо мне не забывают. Хотелось бы, чтобы у Якутии было много успешных спортсменов во всех видах.

С.:  Между тем место в олимпийской сборной вы получили в последний момент.
После сборов мне сказали, что я не попадаю в состав. Я осталась готовиться к Кубку европейских чемпионов и была очень расстроена. Практически опустила руки. Это так обидно, когда ты работаешь, цель уже близка, но все обламывается. Чуть позже травму в товарищеском матче получила Анна Щукина, и меня срочно вызвали. Но я ехала уже не с такими горящими глазами. Одно дело – быть в основе, и совсем другое – подменять выбывшего.

С.:  Такие же «американские горки» у вас были и в самом Ванкувере: сначала не попадали в состав, а потом сыграли в двух победных матчах.
Это было решение тренера, я не имею права его оспаривать. Когда смотришь из-за бортика, думаешь, что можешь сыграть лучше. А когда выходишь на лед, вокруг множество болельщиков, напряженность, мысли, что нельзя ошибаться, ведь это Олимпиада, – можешь и сплоховать. В любом случае, если ты попал на Игры – это уже история. Я сделала для себя выводы, работаю, не стою на месте. Я очень сильно хочу попасть на Олимпийские игры в Сочи и там быть в основном составе.

С.:  Сборной США россиянки проиграли 0:13. Не проскакивали мысли: «Хорошо, что я в этом не участвовала»?
Честно говоря, проскакивали. Но нельзя говорить, что это позор. Я очень переживала за девчонок, хотелось им помочь. В таких матчах очень важно единение, и даже игроки на скамейке запасных все в игре. Очень тяжело бороться, когда соперник на голову сильнее тебя. Мы долго держались, но потом девчонки совсем устали. Я надеялась, что тренер выпустит меня, но, к сожалению, этого не случилось.

С.:  Шестое место в Ванкувере – не­удача?
Да. Сказалось множество проблем. В том числе длительные сборы. На игры все выходили какими-то обессиленными. Конечно, мы стремились показать другой результат, но где-то не везло, где-то не хватало сил на последние минуты, и мы не дожимали соперника.

С.: После Игр много говорилось о назревших переменах в зимних видах спорта, но потом все затихло. Вы в сборной видите какие-то изменения перед Сочи?
Самое главное, что мы сами перед собой поставили задачу. В Сочи мы должны быть как минимум в тройке. Это вполне реально, надо только любить свое дело и подходить к нему профессионально. И Федерация хоккея России принимает реальные меры для популяризации женского хоккея в стране. Увеличивается финансирование в клубах, в сборной появляются молодые талантливые девочки. Тренеры запланировали выезды в США и Канаду, где мы проведем товарищеские матчи с местными командами – это будет очень полезный опыт.

С.:  Основу сборной составляют игроки СКИФ и «Торнадо», которые привыкли в чемпионате России быть сильнее всех на две головы. Каково после этого самим пропускать от американок 13 шайб?
Не могу сказать, что это бьет по самолюбию: мы прекрасно понимаем, что на данный момент они гораздо сильнее нас, быстрее, мобильнее. Надо тренироваться, пытаться играть так же. У нас тоже есть неплохие девочки, с хорошими данными. И надо верить, что скоро сборная России сможет изменить расклад сил.

Нехватка веры

С.:  Руководители КХЛ планируют за пять лет догнать НХЛ. Сколько времени надо нашему женскому хоккею, чтобы хотя бы приблизиться к североамериканскому?
Как раз до Сочи хватит, и там мы это покажем.

С.:  Каково заниматься видом спорта, о котором вспоминают в лучшем случае раз в четыре года?
Те, кто обращает на нас внимание только во время Олимпийских игр, – дилетанты. Тот же, кто плотно занимается этим делом, уделяет ему максимум времени и сил. Но таких людей мало, вот в чем проблема. Не настолько в нашей стране признан женский хоккей, как в Северной Америке. Там на игры собираются полные трибуны, у команд профессиональная подготовка и к ним совершенно иное отношение. Не хочу сказать, что у нас хуже, но нам нужно, чтобы в нас поверили. И чтобы мы сами в себя поверили, потому что психология в женском хоккее имеет, наверное, первостепенное значение.

С.: Ходили разговоры, что вид исключат из олимпийской программы. Тогда про женский хоккей в России вообще все забудут.
Я слышала, что говорил президент МОК Жак Рогге: никакого азарта нет, заранее понятно, кто какое место займет. Всегда в финале – США и Канада. В чемпионате России, кстати, то же самое – за золото борются только два клуба, «Торнадо» и СКИФ. Впрочем, в новом сезоне ситуация обещает значительно улучшиться. Борьба за призовые места развернется нешуточная. География женского хоккея в стране расширяется – появляются новые команды с большими амбициями, многие клубы усилились легионерами.

С.:  Заявление Рогге не испугало?
Нет, только дало дополнительный стимул доказать свою состоятельность.

С.:  В чемпионате России нет ни зрителей, ни спортивной борьбы, если не считать ваших игр со СКИФом. В чем интерес?
Я бы о другом сказала – в турнире всего пять команд, и с каждой ты играешь по шесть раз. Это не очень интересно. Хотя в любом случае хочется выполнить задачу. Нужна только победа – у нас в клубе так. И считаю, любой спортсмен должен так думать. Зрителей мало, но приятно уже, что кто-то все-таки приходит. На международных матчах бывает много болельщиков.

С.:  Участие в таком чемпионате приносит удовольствие?
Конечно, хотелось бы больше интересных матчей с равными по силам командами. Но игрой в хоккей я зарабатываю на жизнь. Получаю деньги за свое любимое дело, и мне это нравится.

С.:  Хоть какой-то рост конкуренции в чемпионате России в последние годы есть?
Сейчас конкурентоспособная коман­да в Челябинске – «Факел». У них увеличилось финансирование, появилась возможность провести полноценную пред­сезонную подготовку, и они заметно уси­лили состав. Команда из Уфы пригласила четверых легионеров и рассчитывает решать серьезные задачи. Ну и, конечно, серьезно готовится к сезону СКИФ, наш извечный соперник. Но и мы не стоим на месте, нам предстоит защищать чемпионский титул.

Резонансные фотографии

С.:  В мужском хоккее почти все мечтают попасть в НХЛ, а вы?
У нас такой лиги нет, поэтому девчонки едут в Америку играть и учиться. Там можно выступать за университеты, но при этом учеба должна быть все-таки на первом месте.

С.:  У вас два года назад действительно была возможность уехать в Америку?
Да, меня приглашали, но… Знаете, сейчас я бы попробовала. Это на самом деле очень интересно: другой менталитет, другое отношение, все другое. Опять же, не хочу говорить, что мы хуже, но попробовать было бы интересно. Хотя сейчас меня и здесь все устраивает, я играю в хорошем клубе.

С.:  Тогда ехать вас отговорил первый тренер Александр Литвинцев?
Его мнение, конечно, повлияло, но были и другие факторы, к тому же я, к сожалению, недостаточно хорошо знаю английский язык. Мне предложили контракт в «Торнадо». Я поняла, что это сильный клуб, в котором я смогу повысить свой уровень и пробиться в сборную. Выбрала этот вариант и ни о чем не жалею. Но если кто-то из девочек попросит совета, я скажу: «Соглашайтесь, это интересно, а когда вернетесь, вас здесь возьмут в любой клуб, потому что у вас уже будет другой хоккей, другие мысли».

С.:  Литвинцев же для вас больше, чем тренер...
Так сложилось, что для меня он и тренер, и папа (когда Полуниной было 14 лет, у нее умерла мама, которая воспитывала дочь одна, и Александр Литвинцев с супругой оформили опекунство над Зоей. – ). Естественно, я его слушаю, он для меня авторитет. Он много сделал, чтобы я сейчас играла, была в сборной.

С.:  И хоккеем вы занялись, потому что в городе был такой энтузиаст, как Литвинцев?
Я вообще не знала, что такое женский хоккей. Играла на фортепьяно, точнее, мучила себя и инструмент. Даже попала у преподавателя в «черный список». Тут я заболела и на двери больницы увидела объявление о наборе девочек в секцию фигурного катания. Решила, пойду хоть куда-нибудь, а там то ли кабинетом ошиблась, то ли еще что. В общем, дали мне в руки клюшку и шайбу. Я сначала даже не на площадке, а просто рядом бросала шайбу в борт. Мне понравилось, потом надела коньки… Много смешных ситуаций было: и с мужиками выходила играть, и тормозила только об борт. Начинала с нуля, конечно, но было интересно. Потом случайно по радио услышала, что есть такая команда – «Энергия». Она не в самом городе Нерюнгри, а в поселке Серебряный Бор – минутах в двадцати езды. И вот я каждый день ездила, отпрашивалась с уроков. Потом уже узнала про профессиональные клубы, про то, что женские команды играют на Олимпиадах.

С.:  В некоторых справках пишут, что вы как раз из Серебряного Бора…
Это ошибка. Я просто там некоторое время прожила. Родилась я в Тульской области, в городе Богородицке.

С.:  Это была ваша идея – сфотографироваться в купальниках и хоккейной амуниции?
Нет, мне просто позвонили и сказали, что будет такая полуобнаженная (улыбается) фотосессия в поддержку женского хоккея. Я согласилась, мне тоже интересно, я люблю принимать активное участие в жизни вне хоккея. Нельзя зацикливаться на чем-то одном. Это вызвало определенный резонанс. У меня на родине в Якутии, например, некоторые все преувеличили, подумали, что я чуть ли не перестала играть, пошла в шоу-бизнес, раздеваюсь с ног до головы (улыбается).

С.:  Других подобных предложений не поступало?
Пока нет (смеется).

Женский бокс не воспринимаю

С.:  К женскому хоккею в России скептическое отношение. Считается, что это совершенно неженский вид спорта, что для девушек это скорее блажь. Обижает такое отношение?
Мне очень не понравилось, тем более со стороны мужчин, – это вообще, считаю, не мужской поступок, – как нас комментировали на Олимпиаде для российского телевидения. Кто-то из комментаторов – не помню, кто именно, – очень нелестно отзывался о девушках. Говорил явно с такой ехидной улыбкой, мол, они там развалились и так далее. Это очень неприятно и некрасиво с их стороны, это просто бескультурье. Я считаю, что если тебе не нравится вид спорта, ты или отказывайся его комментировать, или хотя бы сделай вид, что тебе интересно. Девчонки в самом деле стараются, и тут даже неважен конкретный вид. Самое главное, что они любят спорт.

С.:  За те 15 лет, что в нашей стране существует женский хоккей, особых успехов не видно: внутренний чемпионат в зачаточном состоянии, а на международных соревнованиях как занимали 4–6-е места, так и сейчас их занимаем. Может, этот вид спорта нам не очень-то и нужен?
Это-то и обидно – нет людей, реально болеющих этим делом. Девчонок мало, и настоящей конкуренции не возникает, многие могут чувствовать себя спокойно: приду – и все равно буду в первом-втором звене. Нет такого, как у мужчин, где за место в составе убиваются.

С.:  Правда, что в женских командах новичкам приходится нелегко – их и на тренировках бьют, и в обычной жизни прижимают?
Все зависит не только от самой команды, но и от тренера. Если он позволяет такое поведение, оно будет. Возможно, это более актуально для молодежных команд. Подрастая, девочки понимают, что новички – это их смена, будущее их вида спорта. Мы на сборах помогаем молодым. Конечно, где-то, бывает, и прикрикиваем на эмоциях, но каких-то серьезных притеснений я никогда не замечала.

С.:  Но ведь это женский коллектив, должны быть проблемы.
Скажу честно, жить в женском коллективе очень сложно. Мне – особенно.

С.:  Почему?
Не знаю, я более ранимая, что ли. Мне слова поперек не скажи – могу обидеться. И при этом я, образно говоря, за мир во всем мире: не люблю, когда рядом ругаются, хотя сама, если надо, если меня разозлить, могу и подраться.

С.:  Как в одной из январских игр против СКИФа...
Было дело (смеется). Драки – часть хоккея, иногда это заводит команду, порой просто необходимо подраться. Если эмоции захлестывают, если ты видишь несправедливость… В той игре мы что-то не поделили с Ольгой Сосниной, но как только вышли за борт – дружим, все нормально. Я не вижу в этом ничего плохого. В конце концов, женщины сейчас и боксом занимаются – нормальный вид, люди смотрят.

С.:  Вам нравится женский бокс?
Нет, его не воспринимаю. Избивать друг друга, бить по лицу – не вижу ничего хорошего. Но это моя точка зрения, никому ее не навязываю. Вот женский футбол мне нравится. Была недавно в Словакии в тренировочном лагере, увидела девчонок на поле – думала сначала, что мужики играют, так здорово получалось. Очень интересно.

Параллель с балетом

С.:  Другой аргумент скептиков: не дело девушкам – будущим матерям калечить себя спортом.
А мужчина в балете что делает тогда? Почему никто не проводит параллель? Например, Цискаридзе – я к нему с уважением отношусь, он очень талантливый, очень крутой. Но он же в первую очередь мужчина! Он должен заниматься хоккеем или пусть идет сталеваром работать! Но это реальная жизнь, и человека надо уважать за его выбор. У нас полноценный вид спорта. Да, игра медленнее, чем у мужчин, но по накалу страстей, техническим навыкам и эмоциям она нисколько не уступает. А по поводу материнства могу сказать, что многие наши девочки имеют семьи, рожают прекрасных здоровых малышей, более того, отдают своих дочерей заниматься хоккеем.

С.:  Играя в хоккей, вы не опасаетесь растерять свою женственность?
Здесь все зависит от человека. Я на льду веду себя агрессивно, хоккей требует, скажем так, неженского поведения, но за пределами площадки я совсем другая. Могу даже на тренировку прийти в каблуках, в платье, с макияжем.

С.:  Женской команде лучше иметь тренером мужчину или женщину?
Это неважно, главное, чтобы человек знал женскую психологию, умел подбирать ключик. Кого-то надо погладить, несмотря на ошибки, и у нее вырастут крылья, а кого-то, чтобы взбодрить, и обматерить нужно.

С.:  Вы с главным тренером сборной Николаем Гуреевым находите общий язык?
Да. Вообще к любому человеку можно найти подход. Кому-то все равно, а кому-то помимо работы нужны еще и хорошие личные отношения.

С.:  После Ванкувера вы достаточно жестко прошлись по Гурееву за то, что он не зашел в раздевалку команды после последнего матча против Швейцарии (1:2 Б).
Честно скажу, девчонки ждали, что он зайдет, скажет какие-то слова, поддержит, и чувствовали себя немного виноватыми перед тренером, перед страной, потому, что уступили в матче, в котором были обязаны выигрывать. Но анализируя ту ситуацию сейчас, я понимаю, что он тоже был очень расстроен поражением.


Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №30 (10-16 августа 2011 года)

Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад