• Михаил Лохов: Зенит - это навсегда

    04.01.09 17:30

    В новогодние праздничные дни Михаил Алексеевич Лохов, отмечающий свое шестидесятилетие, продолжал напряженно работать, тренировки шли своим чередом.
    - 347 матчей в советской высшей лиге – это не шутка. За счет чего можно выдержать и нагрузку такую, и конкуренцию за место в основном составе?
    - За счет желания играть. Это главное. Команд тогда в высшей лиге было больше, может, потому и статистика смотрится внушительно.
    - Столь внушительно она смотрится всего у нескольких десятков человек. Тут какие-то иные причины, не скромничай, Алексеич.
    - Вот вы, журналисты, и решайте теперь, за счет чего я так долго продержался. Но, наверное, футбол надо любить.
     - И он платит взаимностью?
    - Если ему не изменять. Самоотдача на тренировках, режим, все это – не пустые слова. Это важно.
    - Карьерой игрока доволен?
    - Конечно, доволен. Мечтал с детства о «Зените». Считаю, в нем состоялся и пользу кое-какую команде принес. А начинал шлифовщиком на заводе. По-разному жизнь могла сложиться. Шлифовщиком не числился, реально работал. Через заводской футбол пришел в высшую лигу. Так что, считаю, футбол помог мне в жизни.
    - «Зенит» твоего периода – в сердце навсегда?
    - И ребята те со мной навсегда. Дружим уже почти 40 лет. Они и сегодня со мной. С ними и юбилей отметил. Такие люди, как Володя Голубев, его тезка Казаченок – дорогие гости. К сожалению, иных уж нет. Я вот до пенсии дожил (смеется).
    - Ты же на пенсию, надеюсь, не собираешься?
    - В нашей стране на пенсию лучше не торопиться (смеется). Да и куда я без своих мальчишек! Силы-то еще есть, зачем же уходить.
    - Силы есть, по-прежнему «железный»?
    - Ну, поиграть-то с ребятами еще могу.
    - Ты ушел из «Зенита» с Павлом Федоровичем Садыриным. С тех пор в футбольной школе. С мастерами не хотелось продолжить?
    - Были порывы. И была возможность. Садырин рекомендовал меня в Херсон старшим тренером, приглашали. Все взвесил и не поехал. В незнакомый город по тем временам без каких-то местных связей… Скажем, у Льва Дмитриевича Бурчалкина были покровители во Владивостоке. Слова меценат в те годы не существовало, но такие люди были, и от них многое зависело. А кто бы помог мне в Херсоне? Да и вообще, не очень я склонен к перемене мест.
    - А в родном городе…
    - А в родном Питере я дома и чувствую себя уверенно. Так и не решился его покинуть. Здесь, как говорится, все мое.  
    - И ученики твои.
    - Три поколения пришли поздравить меня в школу. Дорогого стоит!

     


    Читайте Спорт день за днём в