YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Александр Зимин: Отек мозга Дадашева – вина тренера-американца. Даже Валуев мало получал по голове Бывший тренер Валуева и Поветкина о том, кто виноват в смерти 28-летнего питерского боксера

Максим Дадашев
Фото: Wrestlingua.com

Ужас. Петербургский боксер Максим Дадашев умер в больнице США. Еще в субботу он выходил на ринг против пуэрториканца Субриэля Матиаса. Потерпел первое поражение. Бой был остановлен в 11-м раунде, а Максим не смог дойти до раздевалки… Тяжелый отек мозга. Двухчасовая операция. Трепанация черепа и ввод в медикаментозную кому. Мы все надеялись, что Максим выкарабкается. Увы, сегодня его сердце остановилось. Максиму было всего 28 лет.

Человека уже не вернешь. Но очень важно сделать правильные выводы из этой трагедии. Прежде всего – для молодых боксеров. Корреспондент «Спорта День за Днем» дозвонился до заслуженного тренера России Александра Зимина, работавшего с Николаем Валуевым и Александром Поветкиным.

– По любителям Максим работал чуть выше среднего уровня. Потом он как-то резко уехал в Америку, – сразу вспомнил Зимин. – Все случилось оттого, что рядом с ним не было нашего тренера. У американцев нет глубоких знаний. Нет институтов физкультуры и методик. Просто где-то чего-то перехватывают друг у друга – и все. Американцы берут на свои площадки высоко подготовленных боксеров. Не меньше чемпиона мира или Европы.

– Бадди Макгирт, тренер Дадашева, просил Максима: «Я остановлю бой. Пожалуйста. Пожалуйста, Максим!». Почему так и не остановил?

– Это такой технический прием. Он видел, что идет дело к плохой ситуации, но, возможно, рассчитывал, что Дадашев нокаутирует соперника в конце боя. И поэтому были такие легкие предупреждения: я же тебе говорил, надо было сняться. Хотя и видел, что у Максима нет вариантов выиграть.

– У вас были бои, которые вы принудительно останавливали?

– Только в любительском боксе. В профи уже не было. Я знал, что надо серьезно готовиться. Говорил своим подопечным: «Если будете пропускать определенный процент ударов по голове, то лучше не заниматься боксом». И у нас мало кто получал. Даже Коля Валуев! Хотя встречался в ринге с известными боксерами. Эвандер Холифилд говорил: «Я хотел нокаутировать Валуева. Но удары прошли все мимо. Не попал».

– Максим Дадашев, к сожалению, пропустил много ударов по ходу боя с пуэрториканцем Субриэлем Матиасом.

– Это говорит о том, что он не был подготовлен.

– Как вы считаете, кто виноват, что дошло до смерти Дадашева?

– Тренер должен был знать его состояние. Если у Максима развивались опухоли, то наверняка были отклонения, заметные на тренировках. Видимо, он просто терпел, а тренер считал: молодой, ничего страшного, переживет. Не ответственное отношение к здоровью боксеров. 

– Возможно.

– Когда я начинал работать тренером, поехал на турнир в Североморск и видел, как парня избивали на ринге и он умер. Мы потом собирали деньги. А один врач признался: «Он уже был предрасположен...» Никогда этого не забуду. На тренировках надо смотреть, кто быстро устает, может, какие-то легкие головокружения. Еще, конечно, очень важен медицинский осмотр.

– У Дадашева диагностировали тяжелый отек мозга. Была проведена трепанация черепа. Но двухчасовая операция не спасла жизнь.

– И с таким отеком его выпустили в ринг! Конечно, это смертельный случай. Наверняка опухоль уже была. За один удар такое не возникает. Постоянные пропущенных удары  – на тренировке, в спарринге, в боях – приводят к таким осложнениям, как опухоль.

– Бокс признан самым опасным видом спорта...

– Было медицинское расследование на эту тему. Все думали, что бокс – самый опасный, а оказалось, что футбол. Мяч летит с большой скоростью, а некоторые футболисты выпрыгивают и бьют головой. Эти удары опаснее, чем в боксе.

– Бокс тоже опасен. Вы сказали про Николая Валуева, который практически не пропускал ударов, но он сам недавно признался, что у него опухоль головного мозга. Не злокачественная, но все равно постоянно обследуется.

– Валуеву сделали неудачную операцию в Германии. Когда образовался рецидив, он сделал еще одну. У нас ему сделали удачно. Дали хорошее лекарство: очень сильное и дорогое, конечно. Валуев пил одну таблетку в месяц, чтобы не было никаких кровоизлияний, отеков и расположения к дальнейшему развитию болезни.

– Эта опухоль – последствие бокса?

– Врожденное хроническое заболевание. Был маленький кусочек и пошло… Это не из бокса. Хотя Коля не был супертехничным, ударов мало пропускал. Вышел боксировать с Холифилдом. От американца летели такие крюки! Прямо перед Колей. Я был весь в поту в углу ринга: «Не дай бог попадет. Как я его с ринга вытащу?».

– По внешнему виду боксера можно понять, что он уже «плывет» и пора останавливать бой?

– Конечно! Как-раз сейчас показывают Дадашева по телевизору. Я вижу, что у него на лице отпечаток огромной усталости и пропущенных ударов. Глаза не горят. Как-будто он немного истощенный. Значит, глубоко не обследовался, а менеджеры, видимо, экономят на медицинских делах.

– Как вы считаете, тренерская карьера Бадди Макгирта теперь будет завершена?

– Я бы на его месте проводил уроки физкультуры для начинающих боксеров. Макгирт сам получит серьезный нокаут. Вина его явная. Он сам это осознает. И сейчас дрожит, как лепесток. Отек мозга –  это не один пропущенный удар. Видимо, у Дадашева было плохо с защитой.

Фото: Ru.tsn.ua

Читайте также

Оцените материал:
-
2
7
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад